Анастасия Нифонтова: о своих рекордах и разнице между мотоциклом и багги

20 февраля гостьей шоу Week&Star стала мотогонщица Анастасия Нифонтова! Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст, мы есть в Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox, «Яндекс.Музыке».

Александр Генерозов: На Европе Плюс с нами сегодня одна из самых титулованных мотогонщиц, она финишировала в этапе легендарного «Дакара» без механика, мастер спорта международного класса по мотоспорту, и даже такая снежная зима, как в этом году, для неё не помеха, а челлендж. Рад представить всем – Анастасия Нифонтова! Здравствуйте, Настя, и привет всем-всем!

Анастасия Нифонтова: Здравствуйте, здравствуйте!

Александр Генерозов: Люди ждут весну, она наступит через восемь дней. А что значит весна для вас – переобувка с зимы на лето или короткий отдых, ни снег, ни земля?

Анастасия Нифонтова: Весна – я бы не сказала, что это межсезонье. Это, как правило, самое бурное начало сезона – много мероприятий, много гонок, каких-то выставок и так далее. Весна – это когда всё просыпается после зимней спячки. Если говорить конкретно про мой вид спорта, про ралли-рейды – у нас такого межсезонья практически и не бывает. Казалось бы, когда зимой в новый год все отдыхают, у всех праздник, оливье, то у нас обычно это ралли «Дакар», которое длится две недели. Буквально небольшой перерыв, и вот уже недавно, в прошлые выходные, я вернулась из-под Питера, там у нас был первый этап чемпионата России, кубка мира по бахам, где я участвовала уже на багги, не на мотоцикле. И так далее по списку. В начале марта будет легендарная «Байкальская миля», где я участвую и как участник, и как член жюри.

Александр Генерозов: Я посмотрел – вы к своему мотоспорту любимому добавили четырехколесные багги. Что это – своего рода измена двухколесным зверям? Я знаю, как мотоциклисты ревностно относятся к этому…

Анастасия Нифонтова: Нет-нет, это ни в коем случае не измена, это просто такая спортивная трансформация, потому что мотоцикл – это моя любовь с раннего детства, я мотоцикл всегда любила, люблю и буду любить. У меня мотоцикл есть в гараже, один мой боевой мотоцикл, раллийный, сейчас живет в Арабских Эмиратах, потому что ему там самое место, это его стихия – пустыня. Но в какой-то момент я поняла, что поучаствовала уже во всех знаковых гонках, достигла каких-то определенных высот, и в принципе, объективно, выше головы прыгнуть уже сложно. Хочется всегда ставить новые задачи, новые цели, куда-то стремиться, чему-то учиться. И в какой-то момент я решила: хорошо было бы себя попробовать на четырех колесах.

Александр Генерозов: Это абсолютно другие ощущения, если сравнивать багги с мотоспортом? Их даже иногда ведь объединяют в какие-то общие категории, если не ошибаюсь?

Анастасия Нифонтова: Если сравнивать багги с мотоциклом – это максимально, так скажем, по духу похожие транспортные средства, если брать более тяжелые автомобили, грузовики и так далее. Багги – у них большой ход подвески, багги создан для того, чтобы скакать по кочкам, они максимально легкие. Управлять багги тоже легче, чем большим, тяжелым автомобилем. Если у тебя еще и багги без лобового стекла, как они изначально и были спроектированы, – это практически мотоцикл, потому что точно так же ветер в лицо, пыль, грязь, песок, всё летит на тебя. Но и нюансы, различия тоже есть, потому что, когда я села на четыре колеса, пришлось немножко переучиваться, потому что четыре колеса поворачивают немножко по-другому, чем два колеса. Но самый большой плюс – гораздо безопаснее, потому что ты сидишь в каркасе безопасности, ты пристегнут ремнями к специальному гоночному креслу. Даже если что-то случается – в худшем случае, это какие-то синяки, мелкие царапины. На мотоцикле, конечно, любое падение – это уже ощутимо.

Александр Генерозов: Но вы не упомянули ещё об одном, важнейшем, на мой взгляд, различии – может быть это и не так драматично, но в мотоцикле вы сами себе штурман и сами себе пилот. А тут, всё-таки, рядом с вами штурман, легко ли вы привыкли делегировать часть своих полномочий человеку рядом? Это ведь особое искусство – быть в связке.

Анастасия Нифонтова: Безусловно, конечно, пришлось и к этому привыкать, понимать, что тебе приходится делить такое небольшое пространство еще с кем-то. В общем и целом, главное – найти себе товарища по команде, члена экипажа, который с тобой на одной волне, и будет даже лучше, потому что всегда есть, с кем поделиться какими-то сомнениями, еще чем-то.

Александр Генерозов: Сегодня стартует «Байкальская миля. Места силы». Это, если я правильно понимаю, мероприятие, когда все садятся на самые разные транспортные средства, рвут на них на Байкал, а там должны установить рекорды скорости. А что это значит собственно – «места силы»?

Анастасия Нифонтова: Люди, которые хотят поучаствовать в заездах на скорость, должны преодолеть маршрут. В этом году организаторы решили сделать и «Байкальскую милю» заездом на скорость. То есть те, кто хочет показать рекорд скорости, поедут в то место, где будут заезды, а для желающих пересечь, можно сказать, всю нашу страну, будет дополнительная история с гранд-туром «Места силы». И будут определенные задания выданы командам, ребята должны будут проехать и про определенные места рассказать, доснять какие-то репортажи. Судейская коллегия в этом году тоже потрясающая, сильная. И Фёдор Конюхов туда входит в том числе. И все мы будем судить эти истории, но у каждого будет свое, отдельное судейство. Например, я буду судить задания, которые будут связаны с заездами на скорость.

Александр Генерозов: А что из себя представляет само место, где катаются на Байкале? То есть это привычные всем по картинкам толщи кристально чистого льда, который специально очищают от снега, специально, чтобы жутче и страшнее? Или как-то готовятся, укатывают снег?

Анастасия Нифонтова: Трек – это прямой отрезок. Хоть и называется «Байкальская миля», это не классическая миля в понимании мили. Это именно расстояние – глубина Байкала. И получается, что мотоцикл, автомобиль, любые транспортные средства, должны за этот промежуток разогнаться и показать в определенной точке максимальную скорость. Для этого нужно сделать максимально ровную поверхность льда, потому что это очень серьезно влияет на безопасность. Поэтому организаторы очень серьезно к этому подходят. Они идеально вычищают эту прямую. Помимо этой прямой, где будут показывать рекорды скорости, также будет трек для драг-рейсинга, это больше устроено для зрителей устроено. Драг-рейсинг – это короткая прямая, и там будут наперегонки два транспортных средства соревноваться. В позапрошлом году было даже шуточное соревнование – вертолет соревновался со всеми желающими.

Александр Генерозов: А на чем вы катались по Байкалу, когда были ещё не в жюри?

Анастасия Нифонтова: Когда я в первый раз принимала участие в «Байкальской миле», мы договорились со студентами из московского политеха. Они представили свой электрический мотоцикл, который они в свое время собирали для своих студенческих соревнований. На вторую «Байкальскую милю» ребята сделали мотоцикл, который называется «Миг», по-моему. Классика жанра – практически в виде сигары, электрический мот, зашипованный, всё. В этом году мы со студентами из московского политеха поедем, будет третья генерация мотоцикла. В этот раз еще легче. Они обещают, что до 300 «раскочегаримся» (смеётся). Посмотрим!

Александр Генерозов: Единственная в России, входящая в тройку сильнейших в пяти видах мотогонок, Анастасия Нифонтова на Европе Плюс! Зима, январь, это «Дакар», главное событие в мире авто- и мото- и любых других экстремальщиков, и он вернулся в Евразию, в Саудовскую Аравию. А что это, собственно, за «путешествия», расскажите нам?

Анастасия Нифонтова: Начиналось, как понятно из названия «Париж – Дакар», это была гонка, которую организовал Тьерри Сабин, французский гонщик. Он давным-давно участвовал в каком-то путешествии, заблудился в пустыне, и придумал, что было бы классно собрать единомышленников и устроить гонку. Таким образом и появился в 1979 году «Париж – Дакар». В 2008-м, если не ошибаюсь, очень напряженно стало в Африке – террористы, бандиты, еще что-то. Есть разные версии. В общем, исходя из целей безопасности, «Дакар» решили перевезти в Южную Америку. Париж как-то растворился в пространстве, остался бренд «Дакар», и гонка под названием «Дакар» переехала в Южную Америку. Когда «Дакар» исколесил всю Южную Америку – и Парагвай, и Аргентину, и Перу, Чили – везде, найти новые, интересные маршруты не представлялось возможным. И тут Саудовская Аравия решила, что им надо развивать туризм – и позвала «Дакар» к себе. Я считаю, в этом смысле «Дакар» не прогадал.

Александр Генерозов: Да я думаю, что и со спонсорами там всё тоже неплохо! Вот наша спортсменка Маша Опарина пришла 31-й, и сказала, что 7000 км ехала со сломанной рукой. Я специально проверил, не лишний ли там нолик, семь тысяч километров! Вам понятно такое самопожертвование? Или азарт всё перешибает?

Анастасия Нифонтова: Я скажу так. Я же изначально из мотогонщиков – у мотогонщиков всё гораздо хуже. Ни в коем случае не умаляю Машин героизм, она большая умничка, она молодец, что смогла финишировать гонку. Но она говорила в своих интервью, что она советовалась с врачом, и врач ей сказал, что у нее не сложный перелом, что, если ничего не мешает, не болит – можно ехать в гипсе, что она и сделала. Она большой молодец и боец. Я сама в свое время финишировала ралли Africa Eco Race – это гонка, которая проходит по маршруту старого, классического «Дакара» в Африке. Она тоже проходит две недели. По сути, я последние два дня доезжала со сломанным позвоночником на мотоцикле. Не сказать, что для нас, людей, которые этим занимаются, мегаудивительная история, но все равно впечатляет.

Александр Генерозов: Пора узнать ещё больше фактов о нашей гостье, и сделаем мы это в серии быстрых вопросов, ответы в любом формате! Что противнее: снег, песок или грязь?

Анастасия Нифонтова: Я очень не люблю грязь, глину, грязищу. Я очень люблю песок. Снег – в меньшей степени, потому что я холод не люблю.

Александр Генерозов: Электромотоциклы и электробагги – наше будущее?

Анастасия Нифонтова: Да, безусловно. Более того, организаторы «Дакара» объявили, что с 20-какого-то года уже бензиновых двигателей вообще не будет.

Александр Генерозов: «Новичкам везёт» – это работает в мотоспорте?

Анастасия Нифонтова: Очень редко. В ралли-рейдах важен опыт. Иногда нужно заставлять себя сбрасывать газ и не ехать на полную гашетку, потому что за такое количество времени, километров, организм устает, притупляется внимание. Если ты будешь пытаться по максимуму все время из себя выжимать – у тебя, во-первых, не хватит никаких сил, даже несмотря на то, что ты готовишься, падает концентрация, и очень высока вероятность ошибиться. А ошибка на больших скоростях приводит к сходу с гонки.

Александр Генерозов: Вы ездили в этапе ралли без механика. Разобрать и собрать движок самой – запросто?

Анастасия Нифонтова: Когда я готовилась к «Дакару» в зачете Original by Motul, я занималась достаточно много со своим механиком, он меня тренировал. Конечно, перебирать двигатель я не училась, но какой-то основной ремонт, замена цепи, звезд, колодок, колес, резины, фильтров, общее обслуживание, замена основных деталей, которые могут поломаться – всё это я могу, делала и делаю. Но, все-таки, предпочитаю, чтобы в мирной жизни этим занимался специальный профессиональный человек, а я больше гонщик.

Александр Генерозов: Рекорд скорости Анастасии Нифонтовой?

Анастасия Нифонтова: Рекорд у меня был сделан на шоссейном кольцевом мотоцикле, на треке. Это было что-то порядка 270 км/ч, что-то типа того. После 180 км/ч уже особо не ощущаешь, что что-то меняется, кроме того, что, когда ты смотришь, опускаешь глаза на панель приборов и поднимаешь – это просто доли секунды, опустить глаза и поднять глаза… И когда ты поднимаешь глаза – понимаешь, что картинка изменилась на 200%. В этот момент становится немного страшно. Моргнуть страшно – можешь что-то проморгать.

Александр Генерозов: Вы играете в игры, которые традиционно считались мужскими – мотоциклы, внедорожники, багги. Вы себя в целом относите к феминистическому движению или это разные стороны жизни?

Анастасия Нифонтова: Для начала, я даже толком не знаю, что такое феминизм, и никогда не вдавалась в подробности. Но иногда читаю в «интернетах» высказывания некоторых людей, которые ассоциируют себя с феминистами – меня это немного пугает. Потому что это какие-то, мне кажется, уже крайности. На мой взгляд, везде должен быть баланс. Не зря авто- и мотоспорт, ту же тяжелую атлетику всегда причисляли к более мужским видам спорта, потому что большие физические нагрузки, тяжело… Все-таки, это железо, оно не для женских нежных рук. Но это не говорит о том, что женщинам нельзя этим заниматься. Занимайтесь, чем хотите, лишь бы вы занимались этим с любовью. Вне гонок я очень люблю, когда мальчики открывают мне дверь… В общем, меня ни в коем случае не оскорбляет, когда мне дарят цветы, за меня несут тяжелые сумки из магазина, хотя сама я могу эти сумки и этого человека перекинуть через плечо и донести. Дело не в том, что кто-то усомнился в моих способностях, а в том, что проявляют внимание – и это всегда приятно.

Александр Генерозов: Насколько этот спорт стал… не то чтобы гибче, всем известна история, когда вы обнаружили, что туалетные кабинки просто не предусмотрены? Это и смешно, но это и показывает, что многие проблемы требуют решения. Лучше с этим стало, ну хотя бы на уровне туалетных кабинок?

Анастасия Нифонтова: Да, конечно. Во-первых, лучше становится, потому что всё больше девушек начинают участвовать в этих гонках, приходить в авто- и мотоспорт, в том числе в ралли-рейды. Они видят, что другие девчонки тоже участвуют. Они начинают пробовать, их затягивает, это нравится, это здорово. Таким образом популяризируется спорт. Что касается какой-то инфраструктуры, которой для девочек иногда не хватает… Сейчас организаторы тоже стали об этом заботиться. Если раньше на гонке была одна девочка – понятно, что никто особо не заморачивался. Чего там ради нее городить отдельные душ, туалет и всё вместе. А сейчас девчонки уже открытым текстом говорят: «А о нас кто-нибудь подумал?» Поэтому всё хорошо.

Александр Генерозов: Европа Плюс, шоу Week&Star, с нами мотоспортменка Анастасия Нифонтова, заходим в её гостеприимный инстаграмчик, а там…Неделю назад вы в полете на багги, «стантрайдинг». Stunt – каскадер, что это за термин?

Анастасия Нифонтова: Стантрайдинг – это такая разновидность мотодисциплины. Это похоже на фигурное катание на мотоцикле. Многие, наверное, видели, когда мотоциклист на переднем колесе, на заднем колесе, какие-то круги наворачивает, стоит, сидит, кувырки делает. Всё это на ровной площадке асфальтовой происходит. Это и называется стантрайдинг.

Александр Генерозов: 31 января вы в купальнике и валенках. Фантастический пресс – это следствие спортзала или мотоспорт так качает?

Анастасия Нифонтова: Я не скажу, что у меня задача следить за фигурой, у меня больше задача – следить за моим организмом, чтобы он не осыпался во время гонок на выносливость, коими являются ралли-рейды. Поэтому в спортзал хожу регулярно. Особенно, когда выступала на мотоцикле – на мотоцикле физически гораздо больше требования к пилоту. Но и сейчас, на автомобиле, приходится заниматься, следить за собой. А пресс – это как приятный бонус к регулярным занятиям.

Александр Генерозов: А легко принимаете себя частично раздетой? Без смущения?

Анастасия Нифонтова: Я с детства занимаюсь спортом. В детстве занималась еще и фигурным катанием, горными лыжами. Когда занимаешься спортом, иногда надо переодеться, и переодевалки нет… Думаю, что спортсмены со мной согласятся: смущения особо нет, потому что с детства к этому всему привыкли. Но надо знать время и место, чтобы не появляться в купальнике в «Большом театре» (смеётся).

Александр Генерозов: 11 октября вы в рваных джинсах, красной кепке. Вы вообще впрягаетесь «за стиль»? Или это для съемки?

Анастасия Нифонтова: Я все-таки девочка, и я стараюсь следить за нарядами, может даже за модой. Когда еду на гонку – обязательно маникюр, какие-то женские процедуры, чтобы быть красивой, симпатичной. Потому что девушка должна быть девушкой даже в пыли, в грязи, в пустыне.

Александр Генерозов: Слушайте, ну «мото» – это всё-таки повышенная опасность, что бы то ни было, по крайней мере на обычной дороге. Вы, во-первых, согласны с этим, что мотик просто опаснее автомобиля?

Анастасия Нифонтова: Безусловно, я не буду даже отпираться. Мотоцикл гораздо опаснее автомобиля. У него все две точки опоры: одно неловкое движение – теряешь равновесие, и ты падаешь. Ты не защищен большой железной коробкой, каркасом безопасности, поэтому мотоцикл – это всегда гораздо более травмоопасно.

Александр Генерозов: Ну а как тогда, ну мне вот кажется, что мотоциклисты заключают своеобразный негласный договор, что вот хорошо – семья, близкие, но в любой момент со мной может случиться несчастье. Нет ли какого-то груза, что «а как дальше, а что потом»? Простите за столь, может быть, неудобный вопрос…

Анастасия Нифонтова: Да нет, вопрос, кстати, самый что ни на есть обыкновенный. Я просто считаю, что мотоциклисты, по большей части, – эгоисты. Конечно, есть люди, которые бросили заниматься мотоспортом или ездить на мотоцикле, потому что жена сказала: «Либо я, либо этот мотоцикл». И мужу ничего не остается – он жену любит гораздо больше, он понимает, что она переживает и так далее. У кого-то в семье по-другому, а у меня получилось так, что, видимо, я – самый большой эгоист, а все вокруг настолько меня любят, что, хоть и переживают, но закрывают глаза. Мама меня все время провожала на гонки: «Ну ты там потихонечку…» (смеётся). В любом случае, ты должен понимать, что твои близкие, родные, твоя команда – все за тебя страшно переживают. И в какие-то моменты ты просто должен включать голову. Я говорю сейчас про гонки, а когда ты ездишь по городу… Лично я по городу на мотоцикле не передвигаюсь. У меня есть городской мотоцикл, но он давно стоит в гараже, как «для коллекции». Я боюсь ездить по городу. Но, даже когда такое бывает, очень редко, я езжу аккуратно, потихоньку. Если кто-то со стороны посмотрит – подумает, что я недавно на права сдала и всего боюсь.

Александр Генерозов: Вы когда-то готовились к кинокарьере. Не хотите ли вспомнить, и снять фильм…

Анастасия Нифонтова: Блокбастер! (смеётся)

Александр Генерозов: Ну или документальный фильм про приключения мотогонщиков или раллийные дела?

Анастасия Нифонтова: Я бы хотела. Но у меня есть столько всего, что мне хочется, что как бы уместить это в 24 часа и тот кусочек, который мы называем жизнью, потому что слишком много всего интересного!

Александр Генерозов: Все потихоньку готовятся к лету. Как проводят отпуск экстремалы, люди, у которых хватает адреналина?

Анастасия Нифонтова: Я думаю, что я не исключение. Для активных людей смена деятельности – это лучший отдых. Я могу лежать на месте, на пляже, максимум два дня. Мне кажется, это уже край. Под конец второго дня у меня начинают дергаться лапки, мне хочется бежать, что-то делать, искать какие-то активности. Поэтому отдых просто на пляже – нет, не мой вариант. Мы либо едем с семьей в горы, кататься на лыжах. У меня двое детей – оба катаются на лыжах, муж тоже прекрасно катается. Либо мы едем куда-то за город, у нас там какие-то водные приключения, водные мотоциклы, лыжи. Муж очень любит рыбалку. Одним словом, на месте не сидим, поэтому, если хочется отдохнуть – из пустыни надо уехать в горы, из гор – куда-нибудь еще, в лес!

Александр Генерозов: Настя, спасибо огромное за интереснейший разговор, оттянитесь за нас всех на Байкале, это точно место силы, и заглядывайте к нам ещё! Друзья, Анастасия Нифонтова, легендарная мотогонщица, провела с нами свой воскресный вечер на Европе Плюс. Александр Генерозов, Week&Star, встретимся через неделю, пока!

Анастасия Нифонтова: Всем пока!

AD