Сесиль Плеже: о русских приметах, съёмках тревел-шоу и росте внутреннего туризма

23 января гостьей шоу Week&Star стала ведущая шоу «Сесиль в стране чудес» на телеканале «Моя Планета» Сесиль Плеже! Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст, мы есть в Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox, «Яндекс.Музыке».

Александр Генерозов: На Европе Плюс отважная француженка, которая знает о нашей стране возможно даже и больше, чем мы сами, она ведёт телевизионное тревел-шоу «Сесиль в стране чудес», а ещё она актриса и даже самая настоящая диджей, рад представить всем, Сесиль Плеже! Bonjour, Cécile, и привет всем, кто с нами сейчас!

Сесиль Плеже: Bonjour tout le monde, bonjour, Alexandre!

Александр Генерозов: Ах, как же сладко и красиво звучит! Очень многие завидуют профессиональным путешественникам: не надо копить на поездку, не нужно искать достопримечательности – тебе редактор составит всё и так далее. Это работа мечты? Или всё же за кадром: «Опять на север?» А тебе: «Сесиль, здесь почти везде север!»

Сесиль Плеже: Я сама себе на самом деле завидую (смеётся). Точка! Ну бывают моменты, когда физически устаёшь, большие переезды. И после этого переезда мы всё равно снимаем, и всё равно нужно найти ресурс внутренний, быть готовой резонировать, реагировать.

Александр Генерозов: Создать определённый образ?

Сесиль Плеже: Ну скорее нет, на самом деле то, что вы видите на экране, всё, что там взрывает, бегает и ахает – это я, стопроцентно, я такая. Но, тем не менее, всё равно понятие «я устал» убирается немножко. Но это единственный, наверное, минус. Как говорится, «в гробу отоспимся» (смеётся)!

Александр Генерозов: «Сложные переезды» – это включая перелёты? Или именно колёса?

Сесиль Плеже: Нет-нет, это именно колёса. Я помню, когда мы ехали в золотую артель на Колыме, десять часов мы ехали! Сначала ехали по дороге, потом дороги закончились, мы переезжали реку, мы так тряслись, что в определённый момент мне подумалось, что кусочек моего мозга должен вытечь (смеётся) Но в целом да, работа мечты, что уж тут скрывать!

Александр Генерозов: «Сесиль в стране чудес» – я посмотрел самые разные выпуски и увидел некоторую трансформацию. Три-четыре года назад вы больше использовали образ эксцентричной француженки, а сейчас вы стали более серьёзной, можно так сказать. Или это Магадан и Челябинск так на вас действуют?

Сесиль Плеже: Нет, я очень сильно изменилась за это время. Пандемия на меня очень сильно повлияла, буду честной. Я не на шутку подумала, что нас запрут навсегда. Я была из тех, кто вошли в такой психоз. И мне было грустно, я испытала очень много эмоций, и когда вдруг мы возобновились, у меня вдруг открылось какое-то второе дыхание, «я хочу всё видеть, мне интересны люди, я хочу всё знать!» И есть такой момент, я «самокопатель» такой. Я засела, и мне захотелось вырасти. Я вообще очень люблю расти – как человек и как ведущая, я думала и анализировала, как я себя вела, как вела передачу. И мне захотелось чуть глубже копнуть. И вот эта глубина появилась от моего желания, жажды жизни, жажды понять оппонента, всё, что происходит. И я стала это брать: «Дайте мне, дайте понять, хочу всё знать и понять…»

Александр Генерозов: Дайте мне лекарство от жадности и побольше, побольше?

Сесиль Плеже: Да, именно так! Поэтому здорово, что вы это заметили, потому что я правда чувствую, что я изменилась.

Александр Генерозов: Само название – это же универсальный штамп, «Страна чудес» – это и Франция, и Россия…

Сесиль Плеже: Это про мир, это про весь мир, ну как сказано: «Красота – в глазах смотрящего!», так же и чудеса в глазах смотрящего. «Страна чудес» – это чудеса, которые я замечаю, я вижу.

Александр Генерозов: Ну вот французский язык даже – не чудо ли? Как в том меме «a ripe blackberry murmures to the wall», то есть «спелая ежевика карабкается по стене». А по-французски это будет звучать, как чередование «мюр-мюр-мюр». Это, кстати, правда?

Сесиль Плеже: Да, это так, я, кстати, могу тоже фразу на французском сказать: «Si mon tonton tond ton tonton, ton tonton sera tondu», что значит «если мой дядя побреет твоего дядю, твой дядя будет бритый».

Александр Генерозов: Боже мой!

Сесиль Плеже: Запомните (смеётся)!

Александр Генерозов: Не только черноморские курорты, но и Челябинск, и Магадан, отважная исследовательница наших часовых поясов француженка Сесиль Плеже на Европе Плюс! Как вы готовитесь? Сколько человек едет? Или это вы всё одна на смартфон?

Сесиль Плеже: О, нет, я такая трусиха, что я одна никуда не поеду. Нет, нас на самом деле – наш автор, два оператора, звук, продюсер и я.

Александр Генерозов: Ну а сам момент выбора локации – это же тоже важно и сложно, да? Это должно быть до известной степени эксклюзивно, хотя, как тут – ну вот Крым, все же туда ездили… И тем не менее, планёрки, вы сидите: «Поедем туда!», «Нет, вот туда!»

Сесиль Плеже: Ну меня в эти планёрки не включают! Мне просто заявляют: «Сесиль, ты летишь туда, туда и туда». Но я знаю, что это, на самом деле, кропотливая работа, в которой действительно мне нет места, потому что я просто буду говорить: «Я хочу туда! Я хочу на Сахалин! Я хочу на Курилы!», то есть буду только мешать, поощряя какие-то безумные локации. И я так понимаю, что они не хотят, чтобы я требовала всё время что-нибудь, поэтому они без меня это всё делают, и это такой творческий, кропотливый путь между целой командой, которая должна генерировать и локацию, и тематику, и всё. Ну то есть, это действительно такое очень любопытное рождение каждого эпизода, потому что он с каждой стороны учитывает специфику.

Александр Генерозов: Ну, тем не менее, по первым двум выпускам после пандемийного перерыва у вас – вот как знаете, был тренд в советской живописи «Суровое искусство», так и у вас такой «суровый» тренд, Магадан, Челябинск… Будете продолжать?

Сесиль Плеже: Я бы очень хотела! Дальше выйдут – я уже была там – Астрахань и Пермь. А следующий сезон, ой, в следующем сезоне меня ждут Мурманск, Чукотка, Якутия, Кострома и ещё, но не буду говорить пока, в общем, помотает меня знатно!

Александр Генерозов: Не думал, что на фоне ваших путешествий следующего сезона Кострома покажется югом, но это так!

Сесиль Плеже: Да, вот так! Я в предвкушении, уже в конце февраля запускаем съёмки четвёртого сезона, уже всё, наотдыхалась и хочу поехать!

Александр Генерозов: Её готовили к карьере фигуристки, она выбрала актёрскую профессию, а сейчас она ведёт тревел-шоу на ТВ и диджеит по барам – всё логично и последовательно, Сесиль Плеже на Европе Плюс! Ну правда, слушайте, это какой-то прикол, вы подающая надежды фигуристка, и вот вы в итоге всё кэнселите, отменяете однажды, и всё? «Мама, папа, до свидания, я хочу стать актрисой», так и было?

Сесиль Плеже: Так и было! Я занималась большим спортом и закончился возраст юниоров, и дальше нужно было какое-то принципиальное решение, продолжать или нет, а я, сколько себя помню, хотела быть актрисой. Но стеснялась себе признаться: «Ну это какая-то не профессия!» Вот, и наступает момент, когда надо принять решение, и я говорю: «Вот хочу, и всё!» И родители: «Пожалуйста» – и всё.

Александр Генерозов: То есть без скандалов?

Сесиль Плеже: Без скандалов, без «Сесиль, что ты о себе возомнила?», я просто пошла – и всё.

Александр Генерозов: А я-то загадал, что «Лёд – это холодно!», и вот вам карма – Магадан!

Сесиль Плеже: Да, мне немножко больше дали льда, хотя Магадан был летом, мне интересен Магадан зимой!

Александр Генерозов: Да, кстати. Я тоже на это обратил внимание, оценивать север надо не летом, а в масштабе полярной ночи и снега.

Сесиль Плеже: Да, ну вот Мурманск меня ждёт с полярной ночью как раз.

Александр Генерозов: Ну а актёрство вы всё-таки себе оставили? Это ваш такой «побег», или для вас скорее ТВ-карьера alter ego?

Сесиль Плеже: Абсолютно, да. Я продолжаю сниматься в разных проектах. Это всё – часть меня, всё что я делаю. Я себя чувствую как человек-оркестр, всё равно вся моя сущность – мне нравится воздействовать на людей! Person-person. Я не эксгибиционистка, но помню, как в пандемию я делала каждый день ролики и выкладывала в Facebook ежедневно, как я делала какие-то спортивные ролики, мне нужно всё время что-то на публику делать.

Александр Генерозов: Экстраверсия 99 уровня такая?

Сесиль Плеже: Да, при этом я такая интроверт-экстраверт. То есть я такая стеснительная, но вот мне работать на людей дико нравится. И когда я ставлю музыку – я на них воздействую, и когда веду передачу – воздействую!

Александр Генерозов: Больше фактов о нашей гостье в серии быстрых вопросов, ответы в любом формате! Кухня детокса: русская или французская?

Сесиль Плеже: Русская! Все эти соленья, квашеная капуста – всё это супердетокс! Все эти ягоды, морсы, масла. Льняное, такое, другое – тут очень много суперпродуктов.

Александр Генерозов: Смертельный риск, без метафор и гипербол: где ближе всего подходили?

Сесиль Плеже: Ха! Когда мне предложили на дельтаплане кататься, но я сказала «нет» заведомо, но это могло быть!

Александр Генерозов: А почему «нет»? Это же классно…

Сесиль Плеже: (театральным шёпотом) Я боюсь высоты. Я дико боюсь высоты. А так, медведь – можно бы подумать, но они все суперклассные были, медведи.

Александр Генерозов: Упитанные на дальневосточной рыбке?

Сесиль Плеже: Да, так что вот такого чтобы страшно прямо – не было.

Александр Генерозов: Счётчик посещённых континентов, кроме Антарктиды заполнен?

Сесиль Плеже: Неет, абсолютно нет, я ещё очень много где не была, очень много!

Александр Генерозов: Люблю всех спрашивать про «родившихся в один день с…», но у вас особый случай! Третье сентября, и вся Россия его празднует с «Шуфиком»! Вы воспринимаете как подарок судьбы наличие этого мема, этого прикола?

Сесиль Плеже: Абсолютно! Мне очень это нравится, так что спасибо, «Шуфик»!

Александр Генерозов: А для англоязычных, кстати говоря, третье сентября – это совсем другая история, Papa Was a Rollin' Stone – «It was the third of September…». Хоть и несколько более трагичная, быть может, по контексту.

Сесиль Плеже: Ага, отличный день, что и говорить!

Александр Генерозов: Русская тоска и рефлексия понятна французам?

Сесиль Плеже: Да! (смеётся)

Александр Генерозов: Надо было видеть, как Сесиль «погрустнела» в этот момент!

Сесиль Плеже: Да! Очень много общего между Россией и Францией на самом деле, и это такой момент, je ne sais quoi, я не знаю что, но оно есть! Мне кажется, что сердечко русского и французского человека стучат в одинаковом темпе…

Александр Генерозов: Знаете, наша станция поставила рекорд самого северного вещания, из Шпицбергена, так что мы не понаслышке знаем, что такое север. И когда ребята из Бригады У вернулись оттуда, у всех было такое: «Как там сложно, но какие люди там работают и живут!» Искренность и всё такое. А вы смогли установить такую зависимость, такой градиент, что чем севернее – тем интереснее, ну пусть южане не обидятся на нас сейчас, у них есть климат прекрасный всё-таки.

Сесиль Плеже: Я так скажу, что люди все – ах, какие люди, с которыми я встретилась, мне правда повезло, везде были такие. И когда я была на Ямале, там просто люди настолько другие, и мой «ах» был в сторону «как же вы живёте», то есть скитаться так по Ямалу, без электричества, без ничего, но доброжелательность какая-то и теплота, но вот «ах какие люди», и так в каждом месте, каждый раз!

Александр Генерозов: Что могу сказать – вы очень политкорректно выбрались из моего вопроса и ловушки расставленной!

Сесиль Плеже: Я такая (смеётся)! Вы знаете, мне очень нравится фраза: «If you don't have anything to say nice, just say nothing». Если не можешь ничего доброго сказать – промолчи.

Александр Генерозов: Да! А вот вы были на Алтае, многие говорят, что совершенно фантастическое место, но мне встречался ряд знакомых, которые говорили: «Слушай, вот честно, мы так и не поняли, что это такое», не ощутили магии. Вы почувствовали её, как?

Сесиль Плеже: Он абсолютно магический, правда, я не была в Горном Алтае, я хочу туда, но даже когда я была в «обычном», то меня, как говорится, «вштырило»!

Александр Генерозов: Заглянем в инстаграм Сесиль, что там интересного. А там… Пару дней назад, ч/б фотка в тени цветочка farniente hivernale – зимнее безделье? Это норм для зимы вообще? Вся активность именно летом происходит?

Сесиль Плеже: Чаще всего. На самом деле просто техника сходит с ума от холода большого, поэтому январь – месяц затишья, и февраль тоже, набрать сил, и только когда идет… «растепель»? «растопель»? – Оттепель! Тогда только активизируемся.

Александр Генерозов: Классно, у вас такие пробои ещё забавные бывают! Я думал, что…

Сесиль Плеже: Ой, вы не знаете, у меня столько историй с этим, я долго думала, что «камень в твой огород» – это что-то очень хорошее. Я представляла японский садик, и вот, красивый камушек добавляется, и когда человек мне хорошую новость говорил, я: «Ой, это камень в твой огород!», да! (смеётся)

Александр Генерозов: 11 января, вы с морской свинкой. А по-французски она сochon d'Inde «индийская свинья». Что ей лучше подходит, на ваш взгляд?

Сесиль Плеже: Ни то ни другое, я бы сказала просто «fluffy грызун» (смеётся), мохнатый грызун!

Александр Генерозов: А ещё и собака есть? Скучает по вам в путешествиях?

Сесиль Плеже: Есть, Грета! Она, ну мне кажется, что она скучает, потому что я знаю, она меня любит и без меня не может, но ей пофигу! (смеётся) Но всё равно скучает, потому что она очень прыгает на меня, когда я возвращаюсь!

Александр Генерозов: Ну и 7 января, наконец, долистали до первого французского фото, Рокамадур, если я правильно читаю? Горы, как я вижу?

Сесиль Плеже: Слушайте, да, это безумие, конечно! Это гора. Сверху замок, потом идёт прямо резкий обрыв, и на обрыве – представляете себе, построили церковь! Я не знаю, как они это сделали, но это буквально висящая церковь, она висит на обрыве! И она красива, ну просто «Ах-х-х!», и ты заходишь, и справа от тебя капает водичка, ну потому что это «живая» гора, а дальше смотришь – там орган, церковь, и всё это не падает, всё это очень красиво, вот умели же раньше! Ну это очень красиво, это одно из тех мест, в которых дух захватывает, «увидеть Рокамадур и умереть», как говорится.

Александр Генерозов: А давайте добавим острого, перца на вентилятор, скажем так. Вот французы и наши соотечественники, мы разные, что самое крутое и над чем надо поработать? Ну вот россияне, что самое классное?

Сесиль Плеже: Гостеприимство! Вот что самое классное! Русские прямо сразу стол, это, кстати, очень русское, приходишь в гости – и тебе сразу стол накрывают, во Франции тебе стол не накрывают, когда приходишь в гости. Если ты пришел на обед – тебе дадут обед, просто в гости – ну и в гости значит. Просто когда француз тебя приглашает в гости, он объясняет что в программе. «Пить чай» – значит будет чай, «пообедать» – значит обед, но просто так он тебе не даст еды. А русский – поляну накроет!

Александр Генерозов: Ну где-то усмехаются жители Грузии и Кавказа, где гостеприимство даже по российским меркам высоко! Принято, поставьте цель – над чем поработать.

Сесиль Плеже: Окей, ну вот что для меня непонятно – это когда напиваются и буянят, позволяют себе. Да? Вот буквально так, ну а люди вокруг: «Ну что вы, ну он же пьяный!»

Александр Генерозов: Как бы извиняя, да?

Сесиль Плеже: Ну да, а для меня это «нельзя», есть кодекс поведения в обществе, и ты можешь пить сколько тебе влезет, но ты не должен приносить людям дискомфорт! Если ты это делаешь, прекрати это делать, вот над чем надо поработать!

Александр Генерозов: Ну как с Грузией и Кавказом в гостеприимстве, отмечу, что где-то рядом усмехаются англичане (смеётся)!

Сесиль Плеже: Ага!

Александр Генерозов: Ну и давайте французам скажите комплимент и пожелание.

Сесиль Плеже: Комплимент – французы очень ценят своё прошлое, вот это наследие, la patrimoine. В еде, в искусстве, в архитектуре, ну во всем! Вот эта бережность и сохранение – это, мне кажется, с пеленок прививается, потому что, мне кажется, в России многие стараются забыть прошлое, проще снести и построить новое, нежели…

Александр Генерозов: Согласен, бьёте «не в бровь, а в глаз»! Так получилось, что это и комплимент французам и замечание нам, очень справедливое!

Сесиль Плеже: Да, а из обратного – вы знаете, французы очень любят жаловаться! Это очень свойственно французам, ну и это не самое лучшее качество!

Александр Генерозов: Скажите, вот прошло пару лет, и вот как с вашей точки зрения ситуация с внутренним туризмом, как с вашей точки зрения, благодаря этой пандемии, ну или вопреки ей, я уж не знаю, поменялась? Вы же наверняка попадаете в те же места, а там: «О, построили это!» или…

Сесиль Плеже: Ну в места туристические я не слишком часто попадаю, потому что у меня как раз таки самые нестандартные и нетуристические локации. Ну бывает там санаторий какой-нибудь и прочее, но скорее герой и нестандартные места. И всё же туризм скаканул, я знаю, что много гастроферм, глэмпингов, каких-то мест – ну вот Териберка сейчас взлетела…

Александр Генерозов: Териберка – просто модное место сейчас!

Сесиль Плеже: Да! Или там знакомые открыли на Алтае «Молодость» – это такое место, очень хочу туда попасть, это выглядит просто шикарно, ну то есть некий сдвиг есть. Ура-ура!

Александр Генерозов: Ну а желание, предприимчивость – есть всё это, чтобы «окучить», простите уж за грубое слово, весь этот поток?

Сесиль Плеже: Да, есть! И у самих знакомых есть желание узнать вот это, если раньше было желание уехать – то сейчас всё это стало сложно, как вы понимаете, и я даже в какой-то степени рада…

Александр Генерозов: Ну это тоже очень по-русски: «Не было бы счастья, да несчастье помогло».

Сесиль Плеже: Да, да! На самом деле русский народ – самый позитивный народ, наступишь кое-куда – к лучшему, увидишь паука – к лучшему, птичка «капнет» – к лучшему! Самые какие-то не очень приятные события – всегда, каждый раз русский человек скажет: «Ты что, радуйся! Потерял деньги? К деньгам!» – Прекрасно просто, очень позитивный народ!

Александр Генерозов: Сесиль, спасибо огромное за интересный и в том числе позитивный разговор, вы и вправду умеете заряжать и делаете это классно! Приходите к нам ещё, новых проектов и удачи в пути!

Сесиль Плеже: Спасибо большое!

Александр Генерозов: Друзья, Сесиль Плеже, отважная француженка на просторах России провела сегодня с нами воскресный вечер. Александр Генерозов, Week&Star, встретимся в воскресенье, пока!

Сесиль Плеже: À bientôt!

Фото: instagram.com/misscecile

AD