Всеволод Кузнецов: о любимом озвученном герое и странном переводе названий голливудских фильмов

30 января гостем шоу Week&Star стал актёр и режиссёр дубляжа Всеволод Кузнецов! Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст, мы есть в Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox, «Яндекс.Музыке».

Александр Генерозов: На Европе Плюс человек, которого вы абсолютно все слышали, но немногие видели, его голосом говорят самые разные персонажи – от Геральта и Нео до зловещих Дракулы и Волан-де-Морта. Он озвучивает игры, записывает аудиокниги, рад представить всем – Всеволод Кузнецов! Здравствуйте, Всеволод, и привет всем!

Всеволод Кузнецов: Добрый день всем, здравствуйте, Александр!

Александр Генерозов: Как вы сами предпочитаете смотреть фильмы? Оригинал, в дубляже или войсовер? И что из этого самое органичное. Все же?

Всеволод Кузнецов: Да как ко мне кино попадает, так я его и смотрю. Я не охочусь за каким-то специальным, скажем так, «закадром», или войсовером, или субтитрами. Ну как получается, так и смотрю, в принципе. Я благодарный зритель.

Александр Генерозов: А в качестве работы дубляж – самое комфортное?

Всеволод Кузнецов: Ну смотрите, если мы говорим о кинотеатре, то в кинотеатре, безусловно, чтобы получить ощущение от того как кино задумывалось, то, наверное, дубляж. Потому что «закадр» мешает услышать какие-то реплики второго плана, что-то ещё. Субтитры тоже за всем не успевают. Потому что там огромная партитура звуков сделана. И дубляж, по крайней мере, как мне кажется – он позволяет минимизировать потери. Поэтому в кино – дубляж. А дома в сериалах – порой ты натыкаешься на закадровый очень плохой… но стараешься это перетерпеть каким-то образом.

Александр Генерозов: Да, но есть и такой побочный эффект, когда спустя десять лет после просмотра «Апокалипсис сегодня» обнаруживаешь, что Мартин Шин говорит голосом, похожим на Зеленского, на самом деле, а не мужественным баритоном, которым его награждают.

Всеволод Кузнецов: Ну, что сделаешь тут…

Александр Генерозов: У меня сразу масса вопросов от геймеров: «Вы озвучивали Джоэла. А играли ли вы в видеоигру The Last of Us – первую и вторую части? И как относитесь к этой серии? Понравилась ли вам история?» Куча вопросов сразу в одном.

Всеволод Кузнецов: Я не игрок, я не играю. То есть, я смотрел какие-то моментики из игры, я видел. Мне понравилась история первой игры The Last of Us, вторая менее понравилась, прежде всего потому что моего героя там убивают, про другое промолчу, но геймеры уже знают. А сама история мне понравилась, особенно первая часть мне понравилась, и там было что играть, это такой драматический материал, интересный, несмотря на то, что там такое постапокалиптическое общество, какие-то вирусы бродят, влияют на людей. В общем, мне понравилось. А поиграть – видимо я уже не буду в игры рубиться.

Александр Генерозов: Ну это такая штука, стоит подсесть разок…

Всеволод Кузнецов: Ну вот этого я и боюсь, на самом деле, потому что я человек увлекающийся. Я лучше буду увлекаться озвучанием.

Александр Генерозов: Дима в восторге от Геральта, и спрашивает, как вживались в образ?

Всеволод Кузнецов: Вначале я прочитал первую книгу рассказов Сапковского, перед тем как начинать. Потому были достаточно большие пробы перед тем как «Ведьмак 2» начинать, потому что после первого «Ведьмака» там, в общем-то, получилось, что Владимир Зайцев уже не мог озвучивать, замечательный актёр. И были пробы, и потом мы душа в душу работали с замечательным режиссером Эвелиной Новиковой, которая мне и помогала вживаться в образ.

Александр Генерозов: Ещё от геймеров: «Какой меч предпочитаете по жизни: серебряный для чудищ или стальной для людей?» Такой, скорее философский вопрос.

Всеволод Кузнецов: Ну… (смеётся) я не знаю, я стараюсь не вживаться в персонажей настолько, чтобы ходить с мечами, я предпочитаю творить добро, несмотря ни на что.

Александр Генерозов: Насколько трудоёмкая работа – озвучка персонажей игры? Это сопоставимо с фильмом или сериалом?

Всеволод Кузнецов: Нет, это на самом деле более трудоёмкая работа. Озвучка одной игры со всеми вот этими ответвлениями, какими-то персонажами и сценами – она занимает достаточно долгое время, ну скажем так, запись какого-то из «Ведьмаков» была около года.

Александр Генерозов: Ничего себе!

Всеволод Кузнецов: Да, не подряд, конечно, не каждый день, есть некие паузы, когда тестируется тот или иной кусок игры геймерами, приходит обратная связь, это очень большой мир, чтобы его наполнить, и чтобы люди между собой и персонажи разговаривали – достаточно долгое время занимает, кино намного быстрее делается.

Александр Генерозов: Вот уж не подумал бы!

Всеволод Кузнецов: Ну а прохождение игры тоже занимает время – у некоторых чтобы пройти уровень от недели до месяца уходит.

Александр Генерозов: А с чего начинается персонаж в кино? Скетчи, пробники, психологический портрет? Или просто вдохновение, представили, что условный Брэд Питт говорит вот так вот?

Всеволод Кузнецов: Нет, ну во-первых, он никогда не условный, он всегда очень конкретный и разный, ищет для себя какие-то новые ключи, и голос, и внешность, и манера говорить отличаются. И ты идёшь за актёром, который уже создал образ. В принципе, тебе нужно просто правильно расшифровать все его коды и транслировать их на русском языке. Вот и всё, в большинстве случаев ты просто ничего не выдумываешь, и идёшь за тем, кто эту роль уже создал. И ты пытаешься уже наполнить тот скелет своими нервами, своей кровью, своим «мясом», своими эмоциями. Чтобы это было по-настоящему, не просто повторить бездумно, а вот с наполнением.

Александр Генерозов: Но ведь интересно, английский язык – он даже интонационно другой?

Всеволод Кузнецов: Да и не только английский, а китайские фильмы, итальянское кино мы когда делаем. Поэтому да, нужно идти не за мелодикой речи, слепо копировать интонации. Нужно понять, что человек за этим играет! А как ты уже сделаешь это – в любом случае, ни в коем случае не нужно повторять интонации, копировать их, а нужно попытаться приблизиться к оригиналу с точки зрения сердца, эмоций. Порой некоторые вещи ну нельзя играть как у них, потому что они очень часто любят перед каждой фразой говорить имя, в нашем менталитете это не так. Потом они очень часто обращаются «Эй!»у нас нет такого. «Эй!» это большей частью, если «на районе» только, – «Иди сюда!» Поэтому я стараюсь, и как актер, и как режиссер, избегать вот этого «Эй!», чем-то заменять. У нас в языке не принято это. И ещё есть огромное количество каких-то таких фишек, которые не нужно слепо повторять и копировать язык, а стараться делать так, чтобы возникало ощущение, как будто кино так и снималось на русском языке.

Александр Генерозов: А знаете, есть такой прикол, что в русском языке чувствуется, конечно, разница между актером озвучаниявспомнить даже знаменитое видео, которое ребята в машине записалии тем, как мы говорим в обычной жизни, вот эта подача на выдох…

Всеволод Кузнецов: Нет, ну послушайте, то, что ребята записали тамкстати, не очень талантливо, на мой взгляд, и это просто каким-то образом распространилось там – что они делали? Они пародировали штампы дубляжа.

Александр Генерозов: То есть самих себя, до известной степени?

Всеволод Кузнецов: Ну они… сейчас вообще уже никто не помнит, кто они, эти люди. Они просто случайно поднялись, так же случайно ушли. Смысл в том, что естественно работа обрастает какими-то штампами, их нужно вовремя отлавливать и превращать во что-то живое, вот и всё! Хотя ещё есть у некоторых уверенность, что чем больше штампов, тем лучше актер. Другое дело, что они там поймали какие-то характерные штампы, когда люди, где бы то ни было, в кадре или в эфире – они очень любуются собой: «Посмотрите, какой у меня голос!», (изображая): «Я вот говорю, да»и от этого прутся! Вот этого надо стараться, как мне кажется, в дубляже избегать. Я всегда слышу, как человек, который озвучивает рекламу, ну и в дубляже я вижу, как он занимается не работой по существу и тем, что происходит с персонажем, а любуется собой. Такое существует и в нашем кино, и в зарубежном присутствует, к сожалению.

Александр Генерозов: О вашей другой работе. Вы озвучиваете аудиокниги, и вот я знаю даже, что уже вышли у АСТ первые пять книг «Ведьмака». Это так?

Всеволод Кузнецов: Да, это правда, всё так, они вышли там уже не раз, но с разными исполнителями. Но в какой-то момент они пошли на встречу фанатам игры, и решили сделать «Ведьмака» ещё и голосом того, кто озвучивал его в игре.

Александр Генерозов: То есть Геральт вас догнал?

Всеволод Кузнецов: Отчасти да, я недолго сопротивлялся, тема близкая, поэтому я с удовольствием.

Александр Генерозов: Насколько я знаю, этот рынок растет. Будет ли паритет с бумажной книгой?

Всеволод Кузнецов: Не знаю, это мне сложно сказать, потому что я сам книгоман и предпочитаю бумажные книги, а аудиокниги я предпочитаю всё-таки озвучивать, читать. Но от тех, с кем я общаюсь, я вижу, что есть тенденция, и огромное количество людей их начинают слушать не только в машине, но и бегая по утрам или ещё где-то. Причём, они называют это не «я слушаю», а «я читаю», таким вот образом. Ну при помощи того актёра, который её озвучивал.

Александр Генерозов: Приходится для каждого героя делать его именно голос, или в аудиокниге это не так обязательно?

Всеволод Кузнецов: А это зависит, опять же, от самой книги. Вот как ты её почувствовал, какую ты музыку в ней услышал… В «Ведьмаке»да, большей частью там так. Опять же, я не могу женщин женским голосом озвучивать, и соответственно я стараюсь передать голосом какие-то нюансы женской психики. И поэтому сделать женщин разными по манере разговора, «утаскивая» из всех знакомых вокруг. И для мужчин голоса – они там все такие, яркие достаточно, вкусные. Вообще формат сказочный, поэтому там я играю.

Александр Генерозов: Ускорим темп быстрыми вопросами, ответы в любом размере. Советский дубляж – вершина мастерства или ну такое…?

Всеволод Кузнецов: Какие-то фильмы, безусловно, вершина, а какие-то «ну такое», тоже были нюансы.

Александр Генерозов: «Эх, неправильно всё-таки озвучивал». Ловите такие мысли?

Всеволод Кузнецов: Ну безусловно. Плюнешь в вечность – потом расплачиваешься.

Александр Генерозов: Продукты-враги голоса?

Всеволод Кузнецов: Ну, опять же, любой звукорежиссер не скажет спасибо, если ты выпьешь много кофе и наешься шоколаду, слюноотделение у тебя будет обильное, и поэтому он замучается всё это вырезать. Сейчас есть «слюновырезалки» для дубляжа, но это будет режиссер сидеть и материться. Печенье может в горле комом встать, и ещё индивидуально у каждого человека, как мы называем «кефир», когда начинается вдруг бурчание в животе. Причем ты поел – «кефир» начинается, и не поел – в животе бурчание, тоже «кефир». Как это происходитне знаю, мы на сленге ещё называем, что «пришёл Геннадий и остался в студии».

Александр Генерозов: Спрашивают: «Чьим голосом отвечаете «сотрудникам безопасности банков»?

Всеволод Кузнецов: Чьим? Ну не знаю, в зависимости от ситуации своим, а иногда пускаюсь в странные импровизации, такое тоже может быть. Провоцирую человека на какую-то неожиданную реакцию. Чтобы он заговорил по-человечески, а не как они обычно в банках разговаривают.

Александр Генерозов: Ваш любимый микрофон?

Всеволод Кузнецов: Ой, я их по именам знаю плохо, ну то есть знаю что-то, я в большей степени «чайник» всё же, но я бы не сказал, в общем, дело не только в микрофоне, дело в людях, которые сидят, и вот как раз актеру озвучания очень важно иметь контакт со звукорежиссером хороший.

Александр Генерозов: Вопрос: «Как вы относитесь к Чонишвили и его голосу в аудиокнигах?»

Всеволод Кузнецов: Ну тут даже скорее не про аудикниги, но есть забавная ситуация с Сергеем, было такое кино «Пушкин», где Сергей Безруков играл Пушкина, а озвучивать Николая I позвали Чонишвили. И вот так получилось, что идёт кино, он танцует с Натальей Гончаровой, разговаривает и что-то рассказывает. И после этого пауза рекламная продолжается рассказом про стиральный порошок голосом того же Сергея Чонишвили. И рекламный блок тоже заканчивается рекламой ещё каких-то машин. И после этого дальше Николай I тем же голосом продолжает говорить что-то Наталье Гончаровой. Вот это такие ситуации, от которых храни нас господь, актеров озвучания.

Александр Генерозов: Ну, с другой стороны можно и порадоваться за Сергея, востребован и очень, как видим. Скажите, как режиссер озвучания и автор текстов. Откуда берутся вот эти странные переводы названий: «Нефть», которая в оригинале There Will Be Blood, «Мальчишник в Вегасе», который The Hangover, то есть «Похмелье». Почему так происходит?

Всеволод Кузнецов: Ну на это ответ очень простой, на самом деле, его нужно задавать у нас людям, которые отвечают за прокат этих фильмов в нашей стране. То есть, прокатчики, та или иная фирма придумывают названия. Был фильм Men of Honor, который у нас в стране шёл как «Военный ныряльщик». Это опять же, прокатная компания придумывает, как ей кажется более такое продаваемое название.

Александр Генерозов: Ну и как с «Мальчишником», потом думают, как назвать следующую часть!

Всеволод Кузнецов: Ну да.

Александр Генерозов: А как быть с непереводимыми словосочетаниями и шутками, которые сложно понять?

Всеволод Кузнецов: Ну как, несколько людей начинают креативить – переводчик и автор синхронного русского текста. Вот я в своих фильмах, которые обычно и режиссирую и озвучиваю, так делаю. И ты пытаешься сохранить шутку, а порой какой-то удачный эквивалент находится. Ну что делать…

Александр Генерозов: Укладка текста, коли вы её вспомнили, насколько это муторная работа?

Всеволод Кузнецов: Это самая, самая муторная процедура, которая только есть. Но при этом, если это сделано хорошо, то, на мой взгляд, 50 процентов успеха. И после этого, если ещё и правильный каст и хорошая укладка, и режиссер может сидеть и ничего не делать, потому что хорошие артисты всё сами сделают. И если текст правильно уложен, и ритмически, и внутренний язык тела даже передан в словах, то это уже сработает, ты можешь практически не участвовать.

Александр Генерозов: То есть это именно в результате хорошей укладки мы иногда смотрим фильм и несколько минут не можем понять, наш он или дублирован так хорошо?

Всеволод Кузнецов: В самых удачных случаях – да. И если получается, то ты думаешь, что не зря это всё. Потому что это очень муторная работа, она отнимает ужасно много времени, но при этом неблагодарная.

Александр Генерозов: И автоматизация не помогает, нейросети?

Всеволод Кузнецов: Абсолютно! Ну какие-то штампы вырабатываешь для себя, вот я в своё время на фильме Mamma Mia придумал такой, когда вместо «Oh my godведь по-русски мы «О, мой бог!»это неорганично. А героиня ещё и говорила её так раздельно в три слова «Oh – mygod!» И я тогда подумал, что самый органичный эквивалент для этого: «А – бал – деть!» Это совпадает абсолютно и по губам, и по эмоциям. Потому что «О – мой – бог!»мы так не разговариваем.

Александр Генерозов: Вот тут некто безымянный пишет: «Год на озвучку игры? Я могу сделать бота на 1000 слов за неделю». Нейросеть скорее, так уж говоря, а не бота…

Всеволод Кузнецов: Слушайте, да дело же не в голосе, опять же. Слышно умеет ли человек мыслить, думает ли его голос или не думает, слышно ли мыслящего актера? Если нейросети научатся мыслить, то они составят конкуренцию не только артистам озвучания, но и всем людям. Тут нужно в принципе всем задуматься. Если искусственный интеллект будет думать – то нам всем хана. Вот и всё.

Александр Генерозов: Ну а вы с этой точки зрения скорее алармист, как, кстати, и Илон Маск, который тоже, хоть и разрабатывает искусственный интеллект в своей Tesla, но он же говорит, что этот разум нас захватит.

Всеволод Кузнецов: Я читал много хорошей научной фантастики в детстве и в юности, таких как Азимов и других. И они предупреждали. Мы все видели «Терминатора», войну машин, поэтому отчасти нужно задумываться нам, людям, о каких-то вещах. Поэтому я нет, не боюсь, что искусственные голоса нас заменят, нет. Театру тоже предвещали скорую смерть, начиная с времен Древней Греции, и он тем не менее жив. Всё что живое – оно сохранится.

Александр Генерозов: Ярослав: «Где порекомендуете учиться начинающим в сфере озвучивания?»

Всеволод Кузнецов: Мне кажется, нет как таковой сферы озвучания, это всё-таки область, в которой надо быть в первую очередь актёром. Поэтому если вы хотите читать аудиокниги, если вы хотите заниматься радиоспектаклями, то в первую очередь получите актерскую профессию, найдите в себе те кнопочки, на которые в себе надо нажимать так, чтобы слушатель получал удовольствие, получал катарсис какой-то, так чтобы вы могли воздействовать на публику. Всё это составные части актерской профессии. Прежде всего, нужно стремиться в актеры.

Александр Генерозов: В озвучке игр и мультипликациине только актеры дубляжа, но и звёзды и блогеры. Насколько это хорошая история на ваш взгляд.

Всеволод Кузнецов: Не знаю, почему-то хирурги блогеров не используют во время своих операций, а я бы вот позвал оперироваться у блогеров тех, кто приглашает в озвучание этих блогеров, вот пусть они у них ещё и прооперируются. Или зубы полечат. Бывают, наверное, всё-таки и удачные какие-то вещи. Но на мой взгляд, всё-таки есть понятие профессии. И каждой профессией заниматься должен тот, кто в ней силён. Если блогинг – профессия, занимайся блогами, опять-таки.

Александр Генерозов: Мультипликация и игры – похожая в чем-то задача? Нет как такового актера, образа, вы его придумываете сами в том числе.

Всеволод Кузнецов: Ну отчасти приходится какие-то, да. Потому что мой один из самых известных персонажей, кот в сапогах из «Шрека»там всё-таки у Бандераса одной из завлекалочек был испанский акцент. А мы испанский акцент сделать не могли, поэтому мы там придумывали с режиссером Ярославой Георгиевной Турылёвой какие-то особенности речи, чтобы это были отсылки и к нашим каким-то детским мультфильмам, знакомым котам из детства, и поэтому, мне кажется, получился такой объёмный персонаж, который запомнился не только благодаря голосу, ну и своим глазам милым, но и голосу в том числе.

Александр Генерозов: Вопрос из категории «правда-вымысел», я слышал, что когда мультфильм не дублируется иностранный, а здесь снимается, что иногда сначала проговаривают диалоги, и потом под них рисуют графику, потому что так проще.

Всеволод Кузнецов: Так ведь так и создавалась мультипликация вся старая, сначала актеры между собой разыгрывали сценки, а потом с них и рисовали, и даже какую-то мимику художники старались. Сейчас вот уже motion capture существует, а тогда – так. И поэтому отчасти и первый Винни-Пух был похож на Евгения Павловича Леонова, и Фрекен Бок сделали похожей на Раневскую, она даже обиделась и прочее. Это благодаря тому, что перед этим актёры разбирали текст и его проигрывали вместе с актером.

Александр Генерозов: Не могу не спросить – случалось ли вам как-то видеть реакцию звёзд Голливуда на их русские голоса?

Всеволод Кузнецов: Нет, не слышал. Единственный раз я могу сказать, что был такой фильм как «Онегин», и Рэйф Файнс там был одним из продюсеров и исполнителем главной роли. Он очень горел этим, они сняли кино «Онегин», и они показывали премьеру в Питере на английском языке, а через пять дней должна была быть премьера в Москве. И мы за эти пять дней сделали дубляж «Онегина» на русский язык. И он когда посмотрел, я просто озвучивал как раз его, я не видел его реакцию, но он сказал: «Да. В Москве мы будем показывать дублированную версию». Потому что это хорошо, и Онегин должен звучать на русском языке. Мы шапочно там пообщались после премьеры, но он действительно сам принял решение, что сделали, тем более, что монологи Татьяны и Онегина у них в прозе, а мы сделали в стихах. И он сказал: «Нет, конечно, это должно быть вот так».

Александр Генерозов: Бегом по вопросам в формате суперблиц. «Нео постарел голосом?»думаю про «Воскрешение» имеют в виду?

Всеволод Кузнецов: Ну естественно, конечно же. 20 лет прошло!

Александр Генерозов: Ваш любимый персонаж из озвученных?

Всеволод Кузнецов: Ну, наверное, «Однажды… в Голливуде», Брэд Питт.

Александр Генерозов: И в эту же тему, кстати: «Вы работаете над озвучкой романа “Однажды… в Голливуде”, как вам Тарантино как писатель?

Всеволод Кузнецов: Прекрасно, мне очень понравилось!

Александр Генерозов: А есть роман?

Всеволод Кузнецов: Да, он недавно вышел, кстати, меня позвали его читать, для всех любителей кино его рекомендую!

Александр Генерозов: «Сомневались ли вы когда-нибудь насчёт выбора вашей профессии?»

Всеволод Кузнецов: Нет, ни разу! Она меня выбрала.

Александр Генерозов: Всеволод, спасибо огромное за интересный разговор, узнали много нового, было очень познавательно! Александр Генерозов, Week&Star, пока!

Всеволод Кузнецов: Всего доброго!

AD