Максим Лагашкин: о новых ролях, продюсировании фильмов и тиктокерах в кино

13 февраля гостем шоу Week&Star стал актёр Максим Лагашкин! Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст, мы есть в Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox, «Яндекс.Музыке».

Александр Генерозов: На Европе Плюс один из самых востребованных актёров кино и сериалов, он снимается в самых топовых проектах, рад представить всемМаксим Лагашкин! Здравствуйте, Максим, и привет всем-всем!

Максим Лагашкин: Добрый день всем!

Александр Генерозов: К вашему досье часто добавляют слова «народный», «узнаваемый», «жизненный». Как вы думаете, от этого вы можете однажды просто-напросто устать?

Максим Лагашкин: Если говорить про амплуа, то от него я не устаю, потому что у меня совершенно разные роли. У нас сколько есть профессий в кино? Полицейский, учитель, врач, чиновник… Список этих позиций профессий очень небольшой. А я всегда иду от человека, и поэтому для меня профессия – это второстепенно. Самое главноепосмотреть, какой он человек. Поэтому я, хотя и достаточно много играю полицейских, но они у меня все разные.

Александр Генерозов: Мне нравится, что в ролях второго плана есть такая возможность – использовать больше штрихов из жизни, за счет чуть меньшего времени присутствия в кадре, можно рисовать такими…

Максим Лагашкин: Напихать туда всё, да (смеётся)?

Александр Генерозов: Ну до известной степени да, но я вот о чем. Раньше актёры эпизода – они составляли целую «картотеку», то есть ходили специально даже по рынкам там, магазинам, следили и запоминали. Как это организовано у вас? Собираете какие-то жесты, микромимику?

Максим Лагашкин: Ну это происходит непроизвольно, у нас нет просто столько времени, чтобы ходить по рынкам. Я, когда заскакиваю на рыночек, сразу машинально и выхватываю такое, это происходит непроизвольно, это на автомате. Да и не только на рынке, где-то в каких-то местах, с каким-то человеком познакомился или по телевизору даже увидел. Это такая автоматическая работа.

Александр Генерозов: Ну а потом-то, как это «подтягивается», то есть это всё в памяти хранится где-то же?

Максим Лагашкин: Это всё хранится в памяти, в каком-то облаке (смеётся), а когда ты читаешь сценарий, тоже опять-таки на автомате это всё вылезает, и начинаешь предлагать.

Александр Генерозов: Но вам разрешается вносить какие-то поправки, если вы чувствуете, что вот не так, не работает что-то, не делается?

Максим Лагашкин: Ну когда не работает, это всё обсуждается, и говорится, что тебе некомфортно, и такого не может быть, но что хотелось бы вот так. Это всё с режиссёром, с креативными продюсерами, с авторами обсуждается, все нормальные люди, и все хотят, чтобы работало. Но в последнее время очень много сценариев четко выверенных, и ты читаешь, и тебе не хочется ничего менять, хочется сказать так, как написал автор. И оно наоборот помогает тебе, потому что настолько живо написано, что ты просто растворяешься.

Александр Генерозов: Посмотрел в вашем актуальном, и вот свеженькая и горячая ещё после премьеры комедия «Яйцо Фаберже», где в главной роли Колян Наумов – ну вот сложно его мне по-другому называть, а у Юрия Стоянова роль обозначена как «Фаберже». А кто вы в этом фильме?

Максим Лагашкин: Я играю адвоката, ну такой на самом деле прощелыга, скажем так, адвокат не совсем из реальной жизни, но такие встречаются. Такой собирательный образ адвокатов, которые работают на себя, то есть он грубо говоря пользуется людьми, ну, в общем, помогая им – он просто ищет свою выгоду. Естественно, он борется в том числе и за свое обогащение.

Александр Генерозов: Не мог не заметить потрясающий грим – друзья, посмотрите просто по фоткам, или сходите на этот фильм, потому что у Максима там прекрасная лысина в обрамлениях длинных волос…

Максим Лагашкин: Озеро в лесу!

Александр Генерозов: …и мне кажется, это один из самых нетривиальных ваших гримов, да?

Максим Лагашкин: Ну да, это собственно Илья Фарфель предложил, это его идея, ну так думая меня отпугнуть, наверное, а меня наоборот такими вещами можно только заманить, и я просто сразу согласился, мы сразу начали развивать образ в эту сторону, сделали пробы грима, все совпало, и так и оставили. Я на самом деле очень благодарен ему за это, ну потому что играть такого персонажа со своим внешним видом – это можно, наверное, но гораздо интереснее будет менять себя таким образом.

Александр Генерозов: Ну а Николай Наумов там ощутимо изменился как внешне, так и внутренне, мне кажется. У него роль несколько иная и непривычная для его амплуа пацана-правдоруба.

Максим Лагашкин: А мне вообще всегда не очень нравится, когда артиста загоняют в какие-то рамки, амплуа, и вот то, что он играет всю жизнь одну и ту же роль. Я всегда бегу от этого. И я рад, что Коля ищет разноплановые роли.

Александр Генерозов: Так я с радостью и заметил это, вот он и бороду отпустил – я, скажу честно, на постере его не сразу и узнал.

Вы занимались продюсированием кино, и даже своя кинокомпания, «Синемафор» с Александром Робаком у вас. А потом пауза, и вот вроде как в «Общаге» опять вы один из продюсеров. Вы возвращаете себе статус производственника?

Максим Лагашкин: Я, кстати говоря, очень люблю производство и само слово «производство», имею в виду, конечно, кинопроизводство. Был такой этап в жизни, и мы действительно с Сашей очень много снимали, а сейчас в силу занятости и Сашиной, и моей, у нас дороги в продюсировании разошлись, но мы продолжаем дружить, общаться, встречаться и вместе отмечать какие-то праздники. Ну когда совпадёт что-то, когда искра какая-то пройдётмы обязательно что-нибудь сделаем вместе! Я это не оставил, я не махнул на эту деятельность рукой, кое-что есть, просто об этом ещё очень рано говорить, очень-очень рано, когда что-то произойдёт, я с удовольствием об этом расскажу.

Александр Генерозов: А насколько сложно сохранять дружеские отношения и в то же время работать вместе? Часто люди говорят, что бизнес с друзьями – это худшая история…

Максим Лагашкин: Да на самом деле у нас это как-то легко происходит, видимо, мы воспитаны своими отцами замечательными, и как-то у нас тут совпало. Никто никогда никому не хотел подложить какой-то «свиньи». Рецепта этому нет, советы я тоже не готов давать. Надо жить, как это чувствуешь.

Александр Генерозов: Несколько лет назад был ещё жив штамп с такой, несколько отрицательной коннотацией, – «продюсерское кино», которое противопоставлялось режиссёрскому. Но он как-то уже потихоньку ушел на задний план. То есть, нет теперь такого недопонимания на площадке?

Максим Лагашкин: Сейчас появилось такое понятие, даже профессия – «шоураннер». Это когда автор написал, он же спродюсировал, как креативный продюсер, вполне возможно, что и потянул бюджет этой истории и ко всему сам же и снял. То есть полностью, от и до, он создал продукт, упаковал и продал. Вот сейчас всё движется в эту сторону, и это замечательно. Потому что те же «Жуки», в которых Макс Пешков и Сергей Нотариусдва автора, которые на первом сезоне были креативными продюсерами и авторами, они же всё и написали. И они же были всегда на площадке. И на втором сезоне так же. Но сейчас возникла новая история. И вот Макс Пешков уже режиссёр. Ну просто сердце у меня радуется. И Сергей, и Алим, это ещё один автор, присоединившийся к нимони креативные продюсеры. И вот такая версия производства и создания кино мне очень нравится!

Александр Генерозов: Время для быстрых вопросов, ответы всегда принимаю в любом размере. Максимум съемок за сутки – сколько? Три проекта?

Максим Лагашкин: Ну бывало такое, что я в вагончике переезжал, спал, этот же вагончик становился на другую площадку, и мне уже стучали костюмеры из другого проекта, костюмчик принесли уже. Вот такая история, это бывает, но если невозможно развести графики, то никуда не денешься. А так, параллельно 3-4 проекта может быть.

Александр Генерозов: Вы приехали на площадку, а вот сколько нужно времени чтобы войти в образ, вот сейчас скомандуют «мотор», сколько вам нужно времени?

Максим Лагашкин: Ну как, берёшь один сценарий, и ты знаешь, какой там у тебя будет образ, берёшь другой и так далее…

Александр Генерозов: Пресет такой? Хорошее слово, предустановка.

Максим Лагашкин: Пресет? Предустановка? Но предустановка произошла намного раньше (смеётся)!

Александр Генерозов: Осколки тарелок собираете со старта? Или это невозможно при вашем количестве проектов?

Максим Лагашкин: Вот я прямо сегодня вспоминал эту историю, что в чем суть была этой тарелки? Её бьют в первый съемочный день, а когда уже кино собрано в единый проект, её снова собирают по куску и склеивают заново. Сейчас у нас только бьют.

Александр Генерозов: В один день с вами, 12 октября, родились такие замечательные люди как актёры Хью Джекман, Виктория Исакова, ну и давайте разбавим актёрскую мафию политиком и экономистом Алексеем Кудриным…

Максим Лагашкин: А я, между прочим, родился 13 октября! Ну то есть везде стоит 12-е, потому что у меня в паспорте и в свидетельстве о рождении стоит 12 октября, а на самом деле я родился 13-го. Пользуюсь случаем и исправляю эту ошибку, но я её не могу исправить документально, потому что, насколько я узнавал, нужно прямо с самого роддома поднимать документы. В общем, целая история. Ну просто суеверные советские акушеры испугались числа «13», записали 12-го, вот и всё. Ну ничего, нормально, всё рядом там (смеётся)!

Александр Генерозов: У вас самая настоящая киносемья: супруга – актриса, и вы актер. А как насчет старшего сына, я просто смотрю, что Савва в таком возрасте, что вполне можно и начинать съемки, красивый парень!

Максим Лагашкин: Ну Савва в этом году закончил университет драматического искусства в Лондоне, актёрский факультетвот вам и ответ. (смеётся)

Александр Генерозов: А младший как? Интересуется?

Максим Лагашкин: А младшенькому походу и не надо будет учиться (смеётся) – он уже готовый артист!

Александр Генерозов: Слушайте, ну ведь актёрские семьидовольно хрупкая субстанция. Как вы избегаете любимого вида спорта в таких семьяхперетягивания каната?

Максим Лагашкин: Да никак мы не перетягиваем канат, слава богу, со своей занятостью мы только скучаем друг по другу, и когда встречаемся, у нас нет времени на перетягивание каната друг у друга. Ну конечно же, мы можем в моменте как-то раздать друг другу «люлей», но все это быстро проходит, и все весёлые и довольные.

Александр Генерозов: А как вам вообще работается с теми, кого вообще сейчас называют «зумеры», поколение Z? Их любят упрекать в непоследовательности, слабой заинтересованности…

Максим Лагашкин: А это кто вообще?

Александр Генерозов: Ну это те, которые говорят «рождённые со смартфонами в руках», и они ведь уже сейчас выходят на съемочные площадки потихоньку?

Максим Лагашкин: Ну всё-таки профессия даёт о себе знать, онипрофессиональные актёры, это вы, наверное, говорите про тиктокеровэто да. Я просто сейчас встречался с ними, кстати, замечательные ребята. Я снимался со звёздами TikTok и думал, что они какие-то другие, а они совершенно простые ребята из простых семей, которые в жизни видали многое, и они очень практичные, очень собранные. Но вот творческая составляющаяда, у них в TikTok такая, что, когда им заблагорассудится, тогда и снимают. То есть, над ними нет какого-то насилия, что вот вынь да положь сегодня 38 тиктоков. Как родилось, так и сняли. А в кино такого не может быть, кино – это производство, и там чёткие задачи. Приехал в восемь утра, и в восемь вечера смена у тебя заканчивается, а иногда она идёт и по пятнадцать часов. В общем, я не пересекался с такими, которые как-то не понимали этого. Наоборот, многие из них очень хотят в кино, и многие уже, кстати, снимаются. Очень трудолюбивые и ответственные люди, по крайней мере те, которых я встречал.

Александр Генерозов: Открываем ваш инстаграмчик, и неделю назад, получается, фотосессия для журнала в чёрно-белой гаммеотличные фото! А есть ли, на ваш взгляд, принципиальная разница между фотогеничностью и киногеничностью?

Максим Лагашкин: Ну есть, конечно. Ну это такие моменты, мне кажется тут, что у меня больше к кино, чем к фото, способность, я редко получаюсь на фото хорошо.

Александр Генерозов: Листаем дальше инстаграм нашего гостя Максима Лагашкина, и вот что я вижу – вы в образе отца Фомы с Аглаей Тарасовой в фильме «Непослушник». Вам никто не говорил после этого: «Макс, это твое»?

Максим Лагашкин: Отпустить грехи (смеётся)? Нет, пока никто не говорил. Фильм только вышел в прокат, но вроде бы очень хорошо идёт, по крайней мере, судя по отзывам, и зрители мне пишут. Все с очень хорошими отзывами.

Александр Генерозов: Ну и очень привлекла меня фотография от 13 января, где вы всех поздравляете с праздниками, рядом с морем, и геотег стоит «Федеральная территория Сириус». Я подумал, что конечно после долгих праздников у нас полстраны где-то на федеральной территории Сириус находятся. И все же, что это такое?

Максим Лагашкин: Ну, во-первых, это Адлер. Адлерская набережная и все вот эти объекты, которые там построены,это теперь называется «Сириус», а через дорогу – это Адлер. Но вообщеэто все Сочи. А «Сириус», как выяснилось, вообще принадлежит Москве. То есть, там Москва, и мне сказали, что даже полицейские у них из Москвы и какие-то ещё органы московские.

Александр Генерозов: Вот ещё лет семь-восемь назад я спрашивал у наших гостей, что нам нужно сделать с нашим кино, чтобы его починить. И все так активно, знаете ли, рассказывали, что вот здесь плохо, вот тут плохо, вот это надо исправить. Но с тех пор и вправду многое поменялось, Netflix закупает наши сериалы, Стивен Кинг похвалил нашу «Эпидемию» и так далее. Как вы оцениваете, можно ли, наконец, сказать, что в нашем кино все более-менее хорошо?

Максим Лагашкин: Ну даже не более-менее, просто замечательно у нас, возникла дикая конкуренция среди всех профессий в производстве кино. И все больше хороших и отличных киногрупп собирается, профессионалов. Я, кстати, сделал умозаключение несколько лет назад, чем хорошая киногруппа отличается от плохой. В хорошей – ты с первого дня всех запоминаешь по именам. Очень много хороших киногрупп собирается, и по-человечески хороших, и профессиональноодно удовольствие работать! Потому что, на самом деле, успех фильма зависит в конечном итоге в большей даже степени не от режиссёра или артистов, а именно от группы. Это атмосфера, когда люди любят то, что они делают – это заряжает всех вокруг. Это очень важно, вот представьте группа в 100 человек, всех таких бриллиантовых и золотых, а с ними работать надо!

Александр Генерозов: А смогло ли образование как-то адаптироваться к этому возросшему спросу? Я имею в виду, конечно же, в первую очередь классические наши вузы, такие как ВГИК, ГИТИС и другие.

Максим Лагашкин: Ну есть же продюсерские факультеты, не знаю, учат ли вторых режиссёров, а ведь это самая важная фигура в киногруппе, от него все зависит, он самый главный человек на площадке, который планирует всё. Ну, точнее, есть планировщики на площадках, а есть вторые режиссёры, которые ведут весь съемочный день, чтобы он работал как часы. И вот от него именно все зависит, и все ошибки в съемочном дне, которые допустятвсё это полетит в его сторону! Вот эта позиция в кинопроизводстве, второй режиссёр, она просто-таки на вес золота! Ну а гримеры, звук, операторыэтому всему уже учат в вузах.

Александр Генерозов: Вот к вопросу об актёрском мастерстве, у меня есть ещё один вопрос, мне говорили, что актёры российские и американские существенно отличаются в том плане, что американские полностью сами отрабатывают мизансцену, ему дается сценарий и всё. А у нас надо, чтобы были режиссёрские указания, как именно сыграть, как это сделать…

Максим Лагашкин: Ну не знаю, мизансцена – это описание, как расписывается сцена по действиям внутри кадра. Если я сейчас начну сам выстраивать мизансцену, то получается, что режиссёра я отодвигаю рукой? И всех остальных своих партнёров я тоже должен отодвинуть рукой? Но тогда ведь это я становлюсь режиссёром! Артист – это вообще его территория, он создает роль на основе сценария, если он хочет вправо или влево отойти, то нужно согласовывать с режиссёром и автором. Кино – это дело коллективное, и по-партнёрски тебе идут навстречу не ради твоего желания, а ради того, что это будет круто работать в самом фильме! А если они поймут, что это чепуха, то они скажут впрямую, ну или деликатно как-то объяснят тебе, что давай не будем отходить от сценария и так далее.

Александр Генерозов: Хорошо, ну и давайте напоследок пробежимся по вашим премьерам, где вас ожидать?

Максим Лагашкин: Хорошо, по премьерам, уже сейчас вышел «Непослушник» режиссёра Владимира Котта с замечательным актёрским ансамблем: Аглая Тарасова, Юрий Кузнецов, Виктор Хориняк, Таисия Вилкова и ваш покорный слуга. С 10 февраля в кино «Яйцо Фаберже» режиссёра Ильи Фарфеля, и его же «Отчаянные дольщики», не знаю когда, я вот с Ильей познакомился на проекте «Яйцо Фаберже», и как-то у нас так срослось, и он предложил мне ещё роль в другом проекте под названием «Отчаянные дольщики». Это тоже должно очень понравиться, неожиданная история такая.

Александр Генерозов: Максим, спасибо огромно за интересный разговор, новых классных ролей и проектов, будем ждать в гости с ними!

Максим Лагашкин: Спасибо вам огромное!

Александр Генерозов: Друзья, Максим Лагашкин, актер, которого знаем мы все, и которого не раз увидим в этом году на экранах, провел с нами воскресный вечер на Европе Плюс! Александр Генерозов, Week&Star, встретимся через неделю, пока!

Максим Лагашкин: До свидания!

AD