Александр Могилёв: про лучшие фильмы о танцах и о своём новом спектакле

20 марта гостем шоу Week&Star стал танцовщик, хореограф и театральный режиссёр Александр Могилёв! Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст, мы есть в Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox, «Яндекс.Музыке».

Александр Генерозов: На Европе Плюс танцор, участник и хореограф телевизионных шоу «Танцы на ТНТ» и «Большой балет», победитель шоу «Танцуй», театральный режиссёр и балетмейстер, организатор фестиваля «Проба», рад представить всем – Александр Могилёв! Здравствуйте, Саша, и привет всем, кто с нами сейчас!

Александр Могилёв: Всем добрый день, доброе утро, вечер у кого какой сейчас временной пояс!

Александр Генерозов: В моем любимом фильме «Билли Элиот» у главного героя спросили перед зачислением в Лондонскую королевскую школу балета: «Билли, что ты чувствуешь, когда начинаешь танцевать?» И я вот тоже спрошу вас: что вы чувствуете в этот момент, когда танцуете?

Александр Могилёв: Мне кажется, это неописуемое ощущение вообще, и я чувствую, что я становлюсь чем-то больше, чем просто тело, больше, чем просто человек. Такое чувство, что ты просто распадаешься на атомы и становишься всем и сразу.

Александр Генерозов: Ну, то есть это сродни мистическому чувству в каком-то смысле, духовному опыту?

Александр Могилёв: На самом деле, да, это такая практика, которую невозможно описать словами. Это что-то за пределами вообще ощущения. Это другая эмоция, другой вкус, не знаю, цвет, свет. Я не знаю, как это описать.

Александр Генерозов: Ну и раз вспомнили про фильмы, я подумал тут, каков ваш топчик фильмов про танцы?

Александр Могилёв: На самом деле, как ни странно, я не очень люблю фильмы про танцы. И такие классические фильмы, как Step Up («Шаг вперёд»), или что-то еще, я бы, наверное, не рекомендовал, потому что я не очень люблю в эту сторону фильмы. Но есть прекрасные фильмы, как «Пина: Танец страсти», очень прекрасно снятый, красивый. Он во всех смыслах красивый. Он визуально красивый, и внутренне красивый. Есть из таких последних, не совсем про танцы, но там очень много танцев – это «Суспирия». Это такой мистический фильм, в какой-то мере даже это триллер, наверное, или фильм ужасов, что-то такое. Это то, что приходит в голову прямо сейчас.

Александр Генерозов: Вы в понедельник 21 марта представляете спектакль «Это всего лишь вещи», и это лишь часть фестиваля «Проба №5». Давайте от общего к частному. Фестиваль названием намекает на непрофессиональных танцоров?

Александр Могилёв: Очень правильно вы все сказали, но именно тут как раз дело в том, что это для профессиональных танцовщиков и хореографов. Но у нас во время фестиваля проходит множество событий, в том числе и мастер-классы для нетанцующих, так называемых нетанцующих людей, которые думают, что они не умеют танцевать, или которые забыли, что они танцуют, хотя танцуют все. Да, действительно, завтра уже на фестивале покажется два спектакля за один вечер. Первый спектакль в первом отделении будет спектакль Ольги Лабовкиной «Не буди спящую собаку», а вторым отделением премьера моего спектакля «Это всего лишь вещи».

Александр Генерозов: Вы в нем танцор и хореограф? Или режиссер, то есть некто больший? И что вообще такое танцевальный спектакль?

Александр Могилёв: Как я рад, что вы задали этот вопрос, потому что у нас, в принципе, у людей, нет понимания танцевального спектакля!

Александр Генерозов: Абсолютно.

Александр Могилёв: Мы не знаем, что, оказывается, современный танец может жить большими формами, крупными формами. То есть это не просто один номер, который можно посмотреть, а это целая композиция из номеров, собранная в спектакль. То есть, есть определенный смысл – на протяжении часа ты можешь смотреть спектакль без слов. И это действительно для простого, наверное, зрителя, который не ориентируется в современной культуре, либо в танце вообще, наверное, это странно. Потому что все привыкли ходить на балет, и все привыкли ходить в театр. И все понимают, что их ждет. А в данном случае это современный танец. И, да, действительно, это спектакль, непрерывный, без слов в течение одного часа. И, да, я являюсь и хореографом, и режиссером этого спектакля.

Александр Генерозов: Ну а в чем, простите, тогда разница терминологическая между словами «балет» и «танцевальный спектакль»?

Александр Могилёв: Балет, он ближе, конечно, к музейному искусству. А современный танец, он настолько свободен, мы смотрим на кошку, которая двигается. Она двигается абсолютно красиво. Но думает ли она о том, что она двигается красиво? Училась ли она этому восемь лет сначала в школе, а потом еще три года в академии? Вряд ли. Но она пришла к этому движению, и это уже красиво. Современный танец, он, скорее, основывается на каких-то принципах и на поисках движения, что, кстати, тоже у нас в фестивале отображено. То есть мы все время пробуем, мы все время ищем что-то новое, экспериментируем.

Александр Генерозов: Вы свой стиль позиционируете как «современные танцы». Но вот любопытно глянуть на такой момент. У ирландцев – феш, и он вполне актуально выглядит. В Бразилии, Аргентине – латино, ну очень условная грань между современным танцем и народным. Но если я кину мостик в России от народных к современным танцам – я не могу даже представить. Фолк отдельно, современный отдельно. Действительно, есть ли этот разрыв между традиционным и современным русским танцем сейчас?

Александр Могилёв: Одна из моих любимых тем, потому что я как раз нахожусь в поиске того самого русского современного танца. Для меня важно, что из русской культуры рождается русская современная культура. И то, чем я занимаюсь вообще в танце, как раз поиск того самого почерка русского современного танца. Именно поэтому фестиваль, опять же, состоит только из русских хореографов и русских культурных танцовщиков, тех, кто пропагандирует и продвигает русский современный танец. И существует, конечно, эта связка, и у меня даже есть на эту тему спектакль. Называется «Частушки. ТМ», где участвует фолк-группа «Клевер», которая поёт исконно русские песни. Это была целая работа такая, экспедиционная, где мы выбирали разные, очень такие древние и очень интересные напевы, которые слушаешь и понимаешь, что они пробирают тебя откуда-то изнутри. Даже сейчас, говоря об этом, у меня немножко кожа покрывается мурашками, потому что когда ты это слышишь, ты понимаешь, что это гораздо больше, чем ты есть, и оно откуда-то из корней берет начало.

Александр Генерозов: Ну смотрите, вот у меня всегда наша традиционная музыка вызывает ощущение тягучей, неспешной, ну как Волга наша, да? Стало быть, и танец традиционный – он не столь энергичный как у кельтов, ну коль мы о них вспомнили?

Александр Могилёв: Я сейчас подумал про географию нашей страны, и если мы возьмем Север, то, конечно, это гораздо спокойнее. Но в то же время, есть очень страшные вещи и очень мощные вещи, такие, как «Плач невесты», я думаю, все об этом слышали, когда невеста, молодая девушка, прощается со своей юной жизнью и переходит в статус женщины. Она прощается со своими подружками, и со своей молодостью. Это очень динамичный, крикливый такой напев, я говорю про музыку. А танец у нас абсолютно разный. Если мы говорим про бурятов, если мы говорим про Кавказ, если мы говорим про Архангельскую область – это абсолютно полярные вещи. И танец полярный. А как же русские плясовые? А как же кадрили? Это тоже достаточно энергично. И бывают и хороводы, бывают и переплясы, весь спектр, мне кажется, эмоций и энергии, представлен в русских танцах.

Александр Генерозов: Участие в шоу «Танцы» сделало вас по-настоящему популярным. И очень приятно видеть, что проект продолжает работать, что вы в нём. Насколько «Новые танцы» отличаются от привычных нам, легендарных уже семи сезонов?

Александр Могилёв: Вообще, конечно, «Танцы на ТНТ» и «Новые танцы» – это целая эпоха. И это огромный толчок для всей танцевальной культуры для нашей страны. И, действительно, они повлияли на многих людей. Но чем отличаются «Новые танцы» от «Танцев на ТНТ»? Скорее, уровнем, и можно смело говорить, что мы взрастили новое поколение танцующих людей. И они относятся к этому по-другому. Сформировалось большое количество команд, большое количество солистов или дуэтов, которые уже прекрасно справляются сами с постановками, которые несут какое-то свое видение, какой-то свой стиль. И это прекрасно, что мы можем сейчас в «Новых танцах» показать все это большому зрителю. И они, наверное, своей зрелищностью отличаются, то, что сейчас поменялся формат, нет зрительского голосования, нет какого-то, что обязательно танцевать все стили. Ты приходишь со своим стилем и показываешь то, что ты умеешь, на высшем уровне.

Александр Генерозов: А что даёт танцорам участие в таких шоу? В большей степени опыт, или всё-таки в первую очередь медийность?

Александр Могилёв: Дело в том, что у нас для танцовщиков вообще или для танцоров, у нас нет той самой сцены, где можно было бы так громко о себе заявить. У нас просто физически нет. Наверное, моя мечта – создать театр современного танца, но у нас нет возможностей показать себя на всю страну в таком пространстве. И сцена «Танцев на ТНТ» или «Новых танцев» – это единственная сцена, где можно танцевать то, что ты хочешь. И это важно. А любому художнику, любому танцовщику, хореографу важно высказываться, и все идеи должны быть воплощены. И вот то самое место, куда приходит тот самый художник и говорит о себе, заявляет о себе.

Александр Генерозов: В «Новых танцах» появилась детская программа?

Александр Могилёв: В том числе, да, в том числе и дети. Это вообще отдельная история, потому что дети сейчас танцуют так, что мы даже представить себе не могли, что на техническом уровне это вообще возможно. Потому что они прыгают какие-то трюки, они вращают невероятное количество пируэтов. Они свободно себя ведут на интервью. Они абсолютно открыты!

Александр Генерозов: Больше информации о нашем госте узнаем в серии быстрых вопросов, ответы в любом формате! Человек занимается лишь одним видом танцев, к примеру, шаффл, такой узкий подход вам понятен?

Александр Могилёв: Вообще я приветствую любой вид танца, любой стиль. Если человек танцует, у меня к нему прямо всегда расположение. И не то, что я не расположен к тем, кто не танцует. Мне понятно, что у него есть выхлоп, у него есть тот самый выход эмоций. Это важно. И, окей, можно танцевать любой стиль. Я для себя просто не совсем разделяю. Для меня стиль – это всего лишь координация. То есть ты учишь тот или иной стиль. Ты просто учишь какой-то порядок движений. Потому что танец, по большому счету, состоит из каких-то принципов движений. И, наверное, это самое главное, когда ты понимаешь принцип движения, то все остальное уже не так важно. Да, ты можешь танцевать сегодня координацию эту, и это будет хип-хоп. Завтра координацию эту, это будет рок-н-ролл. То есть по большому счету я сильно и не делю на направления и на стили.

Александр Генерозов: Упасть во время номера. Это как у фигуристов – плохо, но иногда неизбежно?

Александр Могилёв: Да, все падают. Это нормально. И артисты Большого театра падают, я много раз это видел, и сам падал. Но сказать, что это косяк? Да, наверное, это косяк, если это не было задумано. Но всегда существуют опять же техники, когда ты можешь выйти...

Александр Генерозов: Обыграть.

Александр Могилёв: Да, и это обыграть, и выйти из этой ситуации, и снова оказаться на ногах, если тебе это необходимо, так, чтобы это никто не понял. Потому что есть определенные способы мягкого ухода в пол и быстрого поднимания наверх.

Александр Генерозов: Пол дэнс – танец, фитнес или всё же ближе к стрип-шоу на ваш взгляд?

Александр Могилёв: Мне кажется, всегда зависит все от цели. Если ты выходишь в каком-то театральном действе и на шесте, и это несет какой-то другой смысл, то это может быть вообще какой-то акт искусства. Все зависит от цели.

Александр Генерозов: У вас воровали элементы?

Александр Могилёв: Даже не знаю, я за этим не слежу. Мне не жалко. Да, абсолютно мне не жалко, я еще придумаю. Но мне кажется, тут всегда на совести тех самых ворующих. То есть если нужно ради опыта, ну, окей, пожалуйста. Если вы хотите куда-то с этим выйти, ну, это на вашей совести. Вряд ли это поможет как-то.

Александр Генерозов: Вам комфортнее в паре или одному?

Александр Могилёв: Да на самом деле и так, и так. Я очень люблю контактные танцы различные. Я люблю партнеринг, люблю контактную импровизацию, люблю дуэтные танцы. Это все, что касается партнеров. И я люблю танцевать в массе в том числе и люблю танцевать соло. Я просто люблю танцевать.

Александр Генерозов: У вас есть школа танца, «ЭТО Dance». Расскажите нам про вашу школу. В чем её особенность?

Александр Могилёв: Да, она так и называется «ЭТО. Школа танца Александра Могилёва», или «ЭТО. Dance school». Особенность в том, что я приглашаю туда людей, которые думают, что они не умеют танцевать. И на этом как раз таки все и основывается. Потому что многие взрослые люди думают, что танцы это не для них, что уже поздно, что куда я в свои 25, куда я в свои 35, куда я в свои 45 пойду танцевать, ведь я даже ни мостика, ни шпагата не умею. А для танца это самое последнее дело. Есть определенные вещи, по которым можно объяснить человеку, что он всегда танцевал, что он всегда был в танце. И это важно, потому что танец – это разговор телом с окружающей средой. Мы, так или иначе, находимся в пространстве всегда. И мы всегда двигаемся. И почему это движение не может быть танцем? Если мы двигаемся еще и под музыку, у нас подключаются эмоции, и мы эти эмоции можем разгонять, мы этими эмоциями можем пользоваться и можем их направлять в созидательную энергию, что очень важно. Зачастую люди приходят к нам на танец как на терапию, потому что тех эмоций, наверное, невозможно получить больше нигде. И я просто знаю путь, как получить вот это ощущение здесь и сейчас, когда ты танцуешь. Это подобно медитации в движении.

Александр Генерозов: Ну а сколько занятий в среднем требуется, чтобы человек вдруг сам понял, что да, всё получается, он танцует?

Александр Могилёв: Чтобы он поверил в себя, нужно хотя бы одно занятие. Нужно прийти и хотя бы попробовать. И отпустить все какие-то шаблоны и свои мысли по поводу, каким должен быть танец. Потому что танец не обязан выглядеть. То есть то представление о танце, которое у нас заложено внутри, что нужно, не знаю, тянуть носочек, нужно вытягивать колени, нужно делать такие движения, это все абсолютно неправда. Танец не обязан вообще никому ничего. Танец он сам по себе. Человек, когда танцует, он уже прекрасен, и просто нужно найти тот самый подход, тот самый стиль, свой собственный, свои собственные аутентичные движения.

Александр Генерозов: Ну а что всё-таки мешает человеку танцевать – блоки и комплексы?

Александр Могилёв: Абсолютно верно, да. И люди просто в какой-то момент почему-то наращивают на себе кучу комплексов и думают, что танцевать, если дети, они могут танцевать. Но я не вижу разницы между детьми и взрослыми людьми. То есть дети получают удовольствие, когда танцуют. И когда мы танцуем, мы получаем удовольствие. Счастье, это когда ты танцуешь. И когда ты танцуешь, ты счастлив. Почему бы не быть счастливым всегда?

Александр Генерозов: А вот любопытно провести параллель «хореограф и танцор» и «тренер и спортсмен». Тут важно доверие, или иногда важно быть жёстким, как в балетных школах бывает, ну или у фигуристов, гимнастов. Как строится вот это?

Александр Могилёв: Знаете, мне кажется, я сейчас немножко буду жестким, в том плане, что начну обвинять систему образования нашу, потому что нас учили, возможно, не по тем принципам. В какой-то момент я пришел к тому, что, оказывается, по другим принципам можно воспитывать людей. И вот сейчас дети, которые занимаются у меня в школе, мы их стараемся воспитывать больше на свободе. Они много импровизируют, они много танцуют. Мы стараемся... Мы их вообще не ругаем. То есть мы, скорее, подталкиваем их к творчеству, и это важно. И вот то образование, которое я получал, иногда жесткое образование, иногда мягкоето есть с разных сторон. И я понял, что есть определенные принципы. Если объяснить человеку, почему так работает и для чего ему это нужно, то результаты будут гораздо выше. И необязательно быть жестким, хотя, соглашусь, иногда я бываю жестким.

Александр Генерозов: Ну и всё же, в таких вещах как классический балет без этого ну никак? Потому что человека нужно поместить в определенные лекала? Потому что иначе это просто не будет классическим балетом, если все будут строго индивидуальны? Не находите?

Александр Могилёв: Конечно. Но по поводу того, что нужно человека под определенные стандарты поместить, это, наверное, есть факт. Потому что очень много зависит в классическом танце от формы. Но и от нутра. Опять же, тут нельзя ни в коем случае это нутро нарушить и сломать человека, потому что тогда не получится того самого артиста. И, конечно, в классическом танце выживает сильнейший. Опять же, когда я учился классическому танцу и много танцевал именно в этом направлении, тут очень нужно тонко к этому относиться. Но в то же время я понимаю, что, возможно, есть способы, как обучать людей более мягко и находить какие-то творческие подходы к образованию. Я не знаю, может быть, в этом будущее любой балетной школы.

Александр Генерозов: Ну то есть вы хотите сказать, что возможно классическое балетное образование отчасти и отталкивает людей? Тех, кто не смог войти в эту классическую систему образования – их просто отталкивает от танцев в сторону, и они закрепощаются окончательно, потому что они не смогли соответствовать вот этим шаблонам, лекалам, стандартам – как угодно назовите…

Александр Могилёв: И тут появляюсь я и говорю: «Приходите к нам в современный танец. Здесь можно все абсолютно» (смеётся).

Александр Генерозов: Что в планах? Весна только начинается, и вся жизнь с ней, что готовите?

Александр Могилёв: Планов очень много. О каких-то серьезных и конкретных я не хочу распространяться, дабы не сбить настрой. Но из таких, из ближайших, конечно, завтрашний спектакль, всех приглашаю.

Александр Генерозов: Как вы относитесь к стрит-дэнсу, вас можно где-нибудь «поймать» на площадке и увидеть в деле с какими-нибудь брейк-дансерами?

Александр Могилёв: Конечно, на самом деле, я очень люблю это дело, и в прошлом, я даже могу похвастаться, – в 2004 году я был лучшим би-боем, танцовщиком брейк-данса в Мурманской области. Был такой легендарный фестиваль на Северо-Западе, «Двигатель» назывался. И я всерьез занимался брейк-дансом. И до сих пор что-то могу и иногда практикуюсь. Это очень интересно. И даже на фестиваленаш фестиваль, конечно, про современный танец, хотя я не сильно его разделяю, в плане, это современный танец, это не современный танец, очень много уличной культуры у нас тоже представлено. И совсем недавно у нас были баттлы всех стилей. В том числе приходили и брейкеры, приходили и инструментальщики, приходили электро-танцовщики, контемпорари, все абсолютно разные. И я, нет-нет, да иногда и что-нибудь могу скрутить. С удовольствием, и радуюсь, как развивается уличная культура и уличный танец в том числе.

Александр Генерозов: Формат баттла – он же довольно-таки комфортный, так как весьма неформальный и рождает такую соревновательную атмосферу?

Александр Могилёв: Абсолютно верно, и опять же, сам фестиваль у нас, он достаточно демократичный, в том плане, что у нас как танцуют люди из театров, и я очень люблю их, и всегда приглашаю из известных театров, Театр современного танца «Балет Москва», иногда их танцовщики у нас танцуют. Театр Ольги Пон из Челябинска. Из Екатеринбурга из «Провинциальных танцев», из «Нового балета», из московского. Такие люди в принципе к нам приезжают и выступают и в том числе и баттлятся. А также приходят ребята, которые занимаются где-то на улицах или где-то в каких-то гаражах, и танцуют на одной же сцене иногда или на одном танцполе вместе с этими ребятами. Потому что, мне кажется, что танец должен объединять людей, и ни в коем случае не делить, типа: «Мы в театре, мы чуть выше этого», «А вот мы занимаемся только экспериментальным танцем, нам не до вас, вы там своим балетом занимайтесь». Мне кажется, возможно, именно в фестивале «Проба» все это стыкуется, совпадает, перемешивается и объединяется.

Александр Генерозов: Александр, спасибо за интересный разговор, всегда рады видеть на Европе Плюс, успешных проектов и постановок!

Александр Могилёв: Спасибо огромное, было очень приятно с вами поболтать!

Александр Генерозов: Друзья, хореограф телевизионных шоу «Танцы на ТНТ» и «Большой балет», победитель шоу «Танцуй», театральный режиссёр и балетмейстер, организатор фестиваля «Проба», Александр Могилёв провел с нами свой воскресный вечер на Европе Плюс. Александр Генерозов, Week&Star, встретимся ровно через семь дней, пока!

Александр Могилёв: Всем пока, до встречи в офлайне!

AD