Мария Ахметзянова рассказала об откровенных сценах в кино

Гостьей шоу Week&Star стала актриса Мария Ахметзянова! Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст, мы есть в Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox, «Яндекс.Музыке».

Александр Генерозов: На Европе Плюс первый летний уикенд мы открываем разговорами о кино и сериалах с замечательной актрисой, которая проявила свой актерский талант в таких проектах, как культовая «Молодежка», психологический «Триггер», комедийный «Год культуры», шпионско-исторический «Зорге» и многие другие проекты, рад представить всем – Мария Ахметзянова! Привет, Маша, и привет всем-всем, кто с нами сейчас!

Мария Ахметзянова: Привет! Меня, кажется, ещё никто так не представлял!

Александр Генерозов: Вот они, вот они первые лучи славы прилетают, да?

Мария Ахметзянова: Ура! Я дождалась (смеётся)!

Александр Генерозов: Пятый день лета проживаем, нет предательского такого, знаешь, ощущения, что вот оно началось, а я даже и не заметила?

Мария Ахметзянова: Есть немного. Да, конечно. Мне кажется, мы начали жить только с 1 июня более-менее. Поэтому и обстановочка летняя, прекрасная. Я сразу 1 июня надела платье наконец-то и решила, что буду ходить каждый день в платье, но сегодня почему-то что-то пошло не так. Я к вам в брюках пришла, извините. Но я не нытик вообще ни разу. Наоборот, спортивный, сильный характер.

Александр Генерозов: Мы встретились перед началом съемочной смены, и хочу, конечно, попытать. Нам очень интересно. Почему-то всегда актеры очень трепетно охраняют тайну и говорят: «Я снимаюсь в одном проекте, название которого, к сожалению...»

Мария Ахметзянова: Нельзя говорить. Потому что мы подписываем бумажки, понимаете?

Александр Генерозов: Интересно же подглядеть.

Мария Ахметзянова: Ну вот новые съёмки будем снимать под Магнитогорском. Это, наверное, по жанру ближе к драме. Может быть, даже мелодрама там есть. Такой вот проект. Роль сильной женщины, самостоятельной… которая хочет быть нужной, которая хочет любви, внимания. И она этого заслуживает. Так немножечко могу рассказать. Остальное все будет спойлер.

Александр Генерозов: Я обожаю эти обтекаемые формулировки. Всегда с актерами специально провокационно, может хоть раз скажут: «Рабочее название фильма скажем так «Кавардак»…

Мария Ахметзянова: Нельзя говорить. Могу говорить про те, что вышли. Совсем недавно у нас вышел второй сезон «Чикатило», стал самым просматриваемым рейтинговым сериалом 2022 года. Сейчас на первом месте, даже «Триггер», по-моему, он обогнал. Я играю журналиста. Так как это начало 90-х, время нового глотка свободы и так далее. И на этом вайбе существует и эта журналистка. Она в начале очень профессиональная, правдорубка, хочет добиться правды, сомневается в виновности – единственный человек, который сомневается в виновности Чикатило. Ей действительно интересно в этом разобраться. Она видит в нем беззащитного дядечку, дедушку, человека, которому тоже необходима какая-то поддержка. В ней есть эта человечность. Но спустя год она возвращается абсолютно другим человеком. Не буду говорить каким, потому что кто-то еще не смотрел, и им будет не интересно потом. А так они посмотрят, я надеюсь.

Александр Генерозов: По поводу такой перемены ролей, перемены лиц, мне вспомнилась сцена из «Игры престолов», где Арья меняет себе лица. Это, наверное, близкий образ для актера, вот эта быстрая замена лиц. Взял сумочку и… В принципе, они с тобой остаются, и ты их в какой-то момент можешь запросто включить, или это забывается?

Мария Ахметзянова: Нет, нельзя с собой ничего оставлять. Зачем? У тебя есть своя жизнь, ты человек, личность. Ни в коем случае не нужно держать с собой какие-то другие личности.

Александр Генерозов: Софьей Николаевной сейчас сложно из «Года культуры» заговорить со мной?

Мария Ахметзянова (голосом Софьи Николаевны): Мы с вами сегодня присутствуем на Европе Плюс, и я бы хотела вам рассказать про себя. Я Белозерова Софья Николаевна, заведующая кафедры, точнее, я уже ректор, если мы говорим о втором сезоне «Года культуры». Что вам рассказать?

Александр Генерозов: Потрясающе, ребята. Посмотрите и сравните. Действительно другой человек. И она говорит, что в сумочке не носит ничего. Вот, метафорически.

Мария Ахметзянова: В сумочке я ношу только помаду.

Александр Генерозов: Один из крутейших проектов, в которых ты участвовала, – «Молодежка». И мне, конечно, жалко, что о ней можно говорить только в прошлом. Ты играла художницу Киру Панову. Интересно, сейчас, ретроспективно, когда это все немножко позади, эта фигура получилась цельной, жизнеспособной? Ты можешь сказать, что это практически живой человек, которого можно встретить?

Мария Ахметзянова: Да, абсолютно. Именно про эту роль, мне кажется, и можно так сказать. Я помню, когда выходил первый сезон «Молодежки» – я только с четвертого (четвертый, пятый, шестой) – я еще только начинала учиться на актерском, и я думаю: «Блин, классно, я же так обожаю хоккей». Меня бабушка приучила хоккей смотреть. И мы с ней постоянно болели, смотрели. Меня приглашали на второй сезон, но там была роль не главная, не очень большая. Я не пошла. Я просто чувствовала, что я там буду играть, но у меня будет другая роль. У меня была такая уверенность. Я думаю: «Нет, я не буду на этот соглашаться, потому что я не хочу роль на две серии. Я хочу цельную, большую роль, которую я могу донести, возможно, подарить какое-то удовольствие зрителям». В третий меня тоже приглашали, тоже давали какую-то небольшую роль, и я думаю: «Нет». И вот на четвертый меня пригласили, сказали, что это будет примерно такая роль, но «мы не знаем, какая она. Давай ты сама сделаешь ее». Мне сказали: «Она художник, она чуткая, она будет в паре с таким-то героем». Я ее сама и создавала потихонечку, помаленечку. Превращала ее в живого человека, такого как мы все. Я думаю, что это самый народный проект. Каждый день пишут, люди не могут успокоиться, ждут и очень хотят, чтобы мы полный метр уже наконец-то сняли. Продюсеры, дорогие! Федор Сергеевич, Дима Табарчук, давайте сделаем!

Александр Генерозов: От большого, гигантского давай к сверхмалому. «Кинопоиск» говорит, что, возможно, один из самых свежих релизов – это «Лучший кадр», короткометражка. Я огромный фанат короткого метра, я посещаю всякие Oscar Shorts. Мне кажется, что он традиционно недооценен, потому что это какая-то территория дипломных работ выпускников ВГИКа и прочих пробных. Как тебе вообще? Тебе понравилось сниматься в коротком метре? В ультракоротком?

Мария Ахметзянова: У меня поначалу, как и у многих актеров, было достаточно коротких метров, которые, может быть, были именно для того, чтобы получить опыт. Они, возможно, оставались на стадии выпускных работ. Если говорить про «Лучший кадр», мы там снимались с Артуром Смольяниновым. Мы играем там вдвоем. Это история про военного фотографа, который получил Пулитцеровскую премию мира в области фотографии. Это как «Оскар». Это очень хорошая работа. Это очень актуальная работа. Ее нужно увидеть, и мы там на самом деле все сыграли. Ей достаточно уделить 25 минут времени, и получите крутое удовольствие.

Александр Генерозов: Давай еще об одном проекте поговорим. Как раз о «Годе культуры». Комедийная история. Не самый частый твой жанр. Насколько я понимаю, с комедией ты так… Комфортно работать в смешном жанре, сатирическом таком?

Мария Ахметзянова: Первый сезон – это, наверное, была моя первая комедия, такая большая. И было очень страшно. Но когда ты доверяешь, когда у тебя…

Александр Генерозов: Страшно, что это будет не смешно в итоге?

Мария Ахметзянова: Нет, было страшно вообще в этот жанр входить, потому что это и гротеск был, и сатира яркая. Это яркая комедия. Ты боишься или переборщить, или наоборот. Доверие помогает успокоиться – доверие к партнерам, к режиссеру, самое главное, потому что он главный человек на площадке. Когда есть доверие, работать легко и классно, весело, смешно. Куча разных ситуаций на площадке: я там сидела в помойке, допустим. Практически с Федором Сергеевичем мы там сидели на помойке. Его герой сказал, что выкину все учебники, все книги на помойку. Но моя героиня побежала, остановила КАМАЗ собственноручно, легла под него, остановила, залезла, стала копаться – он ее обманул.

Александр Генерозов: Твоим партнером по фильму был Федор – нет, подпущу придыхания – Федор Сергеевич Бондарчук, как любят киношники. Для тебя комфортно это декларативное уважение, когда вот: «Федор Сергеевич»? Я даже не в частности по поводу Бондарчука. Мне просто это интересно, потому что и у театралов, и у киношников это очень хорошо развито. В сфере медиа все, даже если на вы, мы по именам.

Мария Ахметзянова: Я, наверное, к этому привыкла, но Федора Сергеевича я не могу по-другому называть.

Александр Генерозов: Не получается?

Мария Ахметзянова: Не получается, потому что с самого начала, когда мы познакомились на площадке и работали вместе, он настолько проявляет уважение ко всем на площадке, к любому цеху. Неважно, ты просто помощник, уборщик, либо ты режиссер, оператор – из какой ты группы не важно. Он ко всем всегда на вы. И, наверное, от этого пошло. До сих пор – он мне: «Маша, Маша», – а я не могу: «Федор Сергеевич, Федор Сергеевич». Он для меня вот такой: Федор Сергеевич.

Александр Генерозов: Время для быстрых вопросов, ответы в любом формате. Marvel, DС или Star Wars? Выбирай, в какой киновселенной и каким персонажем хотела бы стать Маша Ахметзянова.

Мария Ахметзянова: Интересно. Marvel, наверное. Джокер.

Александр Генерозов: Класс. «Ради этой роли я испорчу отношения и рискну всем», – сказала на Европе Плюс Мария Ахметзянова.

Мария Ахметзянова: Ради роли самой себя. Ради этой роли я готова стоять за себя, защищать себя.

Александр Генерозов: Любимый балет для ученицы балетной школы на все времена?

Мария Ахметзянова: «Лебединое озеро», конечно.

Александр Генерозов: Ты учишь текст за минуту, и так же за минуту забываешь его? Или ночи напролет, а потом он остается с тобой ненужными воспоминаниями?

Мария Ахметзянова: Очень быстро учу, и, если через полгода приду, и мне скажут: «Играем ту же самую сцену» – я спокойно ее сыграю.

Александр Генерозов: Осколки тарелок собираешь на съемках и хранишь где-то у себя дома в кулечке?

Мария Ахметзянова: Да, собираю. Когда попадаю на первый съемочный день, то обязательно. И бывает, мне передают.

Александр Генерозов: Мария, Маша, Маруся, Маня, Маха, Мэри – я собрал все варианты имени – что-то из этого особенно бесит?

Мария Ахметзянова: Меня, как ни странно, в детстве всегда бесило, когда меня называли Мария. Я говорила: «Какая я Мария, я Маша!». А сейчас мне нравится. Но мне больше всего нравится Маруся. Меня так мама в детстве называла. И после этого меня, практически, никто так не называл.

Александр Генерозов: Значит, только домашние.

Мария Ахметзянова: Называл! Петя Федоров во втором сезоне «Года культуры», наш прекраснейший артист.

Александр Генерозов: Ты выпускница Тверского филфака. Мне кажется, не совсем логичный путь в актрисы – балетная школа, филфак.

Мария Ахметзянова: Стрельба еще у меня и легкая атлетика.

Александр Генерозов: Это были такие вехи: «Пока я не стала актрисой, надо вот это попробовать, вот это, вот это»? Ты всегда знала, что будешь актрисой?

Мария Ахметзянова: Нет.

Александр Генерозов: Или это было…

Мария Ахметзянова: Мне с детства говорили: «Ты актриса, посмотри на себя». С детства, в школе мы проигрывали какие-то сценки с моей подругой, и у нас всегда были комичные персонажи, мы их сами придумывали. Наверное, лица зрителей, директора, всех остальных – они смеялись до слез. У нас были паузы из-за того, что зал ржал. И это, наверное, было получение какого-то удовольствия от того, что ты видишь, что людям классно, им смешно, ты даришь им какие-то эмоции. А так, не знаю, это мой путь такой, просто нужно было это все пройти, попробовать, понять, что твое, не твое, и куда дальше двигаться. Я сейчас в своей любимой профессии, она мне очень нравится.

Александр Генерозов: У тебя нет классического Щепкинского, Щукинского или ВГИКовского, у тебя на уровне курсов актерского мастерства?

Мария Ахметзянова: Я бы не сказала, что это курсы. Я училась у Германа Петровича Сидакова. Он ученик великого Петра Фоменко. Вместе с Женовачем они самые знаменитые, талантливые ученики. Они вместе преподавали в ГИТИСе, но так получилось, что Герман Петрович ушел, создал свою школу. Я не успела попасть к нему в ГИТИС. Зато попала к нему в школу.

Александр Генерозов: То есть ты представляла, где ты хочешь учиться?

Мария Ахметзянова: Да. Первое образование у меня «Редактура». Понятно, что я потратила там свои пять лет, хотя на первом курсе уже понимала: «Господи, как скучно». Но мама говорит: «Нет, принеси диплом, потом делай, что хочешь» – вот это вот все. Поэтому пришлось вот так сделать. Потом я попала, и я очень рада, что я попала к Герману Петровичу, потому что это мощнейшая трансформация личности.

Александр Генерозов: А филфак оказался ожидаемо, как мы его и представляем, скучным?

Мария Ахметзянова: Он был скучным. Но он мне пригодился в роли Белозеровой, поэтому я не жалею.

Александр Генерозов: Что в этом во всем? Удачу, наверное, пропустил?

Мария Ахметзянова: Везение.

Александр Генерозов: Оказаться в нужном месте в нужное время?

Мария Ахметзянова: Да. Потому что насколько бы ты талантливым не был, везение – это очень важно.

Александр Генерозов: Давай я тебя похвалю. Ты в фантастической форме. Видно, что ты работаешь с телом, с фигурой. Не частный случай. Актеры, актрисы востребованы в хорошем внешнем виде. Но в жизни-то люди не идеальны. Почему актерам так важно иметь практически идеальную внешность? Почему нельзя быть таким типовым как все?

Мария Ахметзянова: А зачем быть как все? Нужно быть как ты.

Александр Генерозов: Потому что вы играете таких как все.

Мария Ахметзянова: Это здоровая любовь к себе, к своему телу. Понятно, что мы все не вечны. Поэтому нужно помогать своему телу и спортом. Спорт я люблю с детства, им занимаюсь, и не представляю свою жизнь без него.

Александр Генерозов: Эротические сцены – как далеко в этой игре прозвучит твое стоп-слово? Или ты вообще не подпускаешь особо к себе камеру вне одежды?

Мария Ахметзянова: Во-первых, какое-либо оголение в кино должно быть оправдано. Это не может быть: «Нам нужно просто так здесь».

Александр Генерозов: Это понятно.

Мария Ахметзянова: Понятно, что мы не берем постельные сцены и т.д. Все должно быть оправдано и все должно быть обязательно художественно. Это не должно быть так, что ты разделся, стоишь голый, тебя снимают просто потому, что им нужно снять этот кадр. Если это в движении, снимается какими-то элементами, то это всегда красиво, художественно.

Александр Генерозов: А мертвой или в гробу? Я что проговариваю? Я проговариваю те ужасы, которые обычный человек может себе представить, что актера заставляют раздеваться, заставляют себя мертвых играть.

Мария Ахметзянова: Нормально.

Александр Генерозов: Это не страшно?

Мария Ахметзянова: Нет.

Александр Генерозов: Ты прямо в деревянный ящик залезешь?

Мария Ахметзянова: У меня во втором сезоне «Года культуры» – это, конечно, для тех, кто не смотрел, будет спойлер, но я скажу. У меня там была плита. Мне приносят в квартиру плиту, на которой изображение моей фотографии.

Александр Генерозов: И все-таки, это было немножко дискомфортно?

Мария Ахметзянова: Хоть там имя Белозерова Софья Николаевна, но фотка-то моя.

Александр Генерозов: Ты тверянка.

Мария Ахметзянова: Тверичанка либо тверитянка.

Александр Генерозов: Тверичанка. Расскажешь нам что-нибудь хорошее про твой город? Потому что у очень многих он остается справа от объездной дороги, когда в Питер едут, и слева от объездной дороги, когда в Москву.

Мария Ахметзянова: Очень жаль, когда так думают про него. Тверь должна была стать столицей, если вы не знаете – да, был такой момент, но не получилось. В Твери очень красивые набережные. Там их немного, но они очень красивые. Город прекрасный. Я люблю возвращаться, особенно в хорошую погоду. И за городом я часто летом там бываю.

Александр Генерозов: Ты в Твери, но у тебя прикольно, у тебя татарская фамилия. И я думаю, знаешь, с какой точки зрения? Как можно вместе с кухней, где есть такие вещи как треугольник, эчпочмак и прочие чак-чаки, оставаться в такой прекрасной форме? Или ты как-то обходишь эти все опасности татарской культуры?

Мария Ахметзянова: Татарские мои корни прекрасные. Когда меня спрашивают: «В кого ты такая красивая?» – просто корни, мне, видимо, повезло. Спасибо за это. А так, все мои родственники-татары живут на Селигере. Они все голубоглазые. И мы все питаемся так, как мы хотим, занимаемся спортом и прекрасно выглядим, улыбаемся.

Александр Генерозов: И завершающий вопрос. Впереди сезон отпусков и я всех спрашиваю: «Какие планы, куда поехать, полететь?» А сейчас это не так просто стало. Или ты уже где-нибудь отдыхала? Поделись.

Мария Ахметзянова: Я была на Шри-Ланке зимой. Там было прекрасно. В джунглях все супер, дикая природа рядом с тобой.

Александр Генерозов: А лето будет рабочим, стало быть?

Мария Ахметзянова: Лето да, я проведу в Магнитогорске. Увидимся с кем-нибудь, может быть. А так, обязательно хочется куда-нибудь слетать. Хочется в Париж, в Италию очень хочется.

Александр Генерозов: Когда-нибудь, когда-нибудь, но будет! Маша, спасибо огромное за время, которое ты нашла для нас, удачи, поменьше дублей и побольше гонораров на съёмках, на которые ты так спешишь сегодня!

Мария Ахметзянова: Оооо, хорошие пожелания!

Александр Генерозов: Друзья, прекрасная актриса Мария Ахметзянова провела свой воскресный вечер с нами на радио №1 в России, жду всех ровно через неделю с новым выпуском Week&Star! Александр Генерозов, Week&Star, пока!

Мария Ахметзянова: Спасибо! Пока!

Загружается ...