Анна Егоян: о поэзии в хип-хопе и выступлениях с симфоническим оркестром

27 марта гостьей шоу Week&Star стала поэтесса, чтец и актриса Анна Егоян! Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст, мы есть в Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox, «Яндекс.Музыке».

Александр Генерозов: На Европе Плюс девушка, которая собирает полные залы на своих концертах, имеет миллионный охват в соцсетях, но она не музыкант и не блогер, она пишет и читает стихи, и делает это отлично – Анна Егоян! Здравствуйте, Аня, и привет всем, кто с нами сейчас!

Анна Егоян: Здравствуйте, здравствуйте!

Александр Генерозов: Для начала оглянемся на календарь. Сегодня, 27 марта, пусть и не самый яркий, но для причастных очень важный праздник – Международный день театра. Поздравляю всех театралов, ну а у вас, Аня, спрошу: не планируете ли однажды от тёплых ламповых концертов перейти к более масштабному и уже театральному действию?

Анна Егоян: Конечно, конечно! Мы давно об этом думаем, давно строим планы в этом направлении. Я думаю, совсем скоро мы реализуем эту идею.

Александр Генерозов: Ну и второе событие – мы накануне «оскаровской» ночи. В разных номинациях и «Дюна», и «Лакричная пицца», и горько сатиричная «Не смотрите наверх». Давайте добавим субъективности и подкинем фильм, который зацепил в последний год вас лично?

Анна Егоян: Мне очень понравился фильм «Дюна», безумно понравился. Сначала он вызвал у меня спорные эмоции, но потом, когда я посмотрела уже дальше, мне очень понравилось.

Александр Генерозов: Когда я готовился, меня, честно скажу, удивил накал чувств в комментариях к вашим роликам. И это могло бы стать отдельным жанром. Вот лишь некоторые: «Как вы это делаете Анна?», «Спасибо вам большое, наша принцесса!», «В сотый раз слушаю и не могу остановиться», «О, этот стих был в нашем городе на вашем концерте. Как же обожаю вас слушать!», «Единственная женщина, которая понимает. Пустил скупую слезу». Вы сами не устали удивляться этой любви, не вошла она в привычку?

Анна Егоян: Вообще, я никогда не устаю удивляться каждый раз, в каждом городе я сталкиваюсь с особенными новыми эмоциями, которые каждый раз меня вдохновляют на то, чтобы развиваться и делать что-то дальше. Продолжать читать стихи, радовать своих слушателей какими-то новыми программами, новыми стихами.

Александр Генерозов: Побудем хотя бы пару минут таргетологами – кто в основном эти люди? Молодые мужчины и женщины, ваши ровесники? Вы представляете их, когда пишете стихи?

Анна Егоян: Слушают абсолютно разные люди разных возрастов. Слушают и дети, и взрослые, и мужчины, и женщины. Если раньше меня слушали больше женщины, чем мужчины, то теперь мужчин становится каждый раз все больше. Конечно, большая часть – это прекрасные дамы.

Александр Генерозов: Всегда самые строгие критики – это наши близкие, вы не исключение?

Анна Егоян: Да, у меня есть два самых моих дорогих критика. Это мой директор – мой друг, я называю его старшим братом, который может меня направить, сказать, как правильно, как неправильно, где были какие осечки, и моя мама. Это два самых верных критика, которые очень часто сходятся во мнении.

Александр Генерозов: Любовная лирика. Пожалуй, самое простое из поэзии и, пожалуй, самое сложное из поэзии. Часто ли приходится отбраковывать свои строки?

Анна Егоян: Да, очень часто. У меня целый клад незавершенных произведений, проходит год или два, я захожу в «Заметки» и вижу, что что-то начинала писать, и думаю: «Почему не завершила?» Что-то завершаю, а что-то просто стираю и забываю об этом.

Александр Генерозов: Ну и какой КПД в этом, всё же, сколько стихов надо написать, чтобы получилось одно?

Анна Егоян: Я параллельно начинаю писать три или четыре произведения. Три из них, или я вам скажу точно, два из них я все-таки решаюсь опубликовать и дописать.

Александр Генерозов: На написание стихов её вдохновила Вера Полозкова, ну а сейчас, судя по реакции зрителей и подписчиков, она сама вдохновляет не хуже, Анна Егоян на Европе Плюс! У музыкантов – синглы и альбомы, ну а у поэтов – сборники. Ваш, «Высшая точка чувств», был издан ещё в прошлом году. И вот вы берете в руки свою книгу, её можно поставить рядом с томиком Ахматовой, Блока, это был символически важный момент для вас, долго он грел вас?

Анна Егоян: Он до сих пор греет меня. Я просыпаюсь и не верю тому, что это произошло в моей жизни. Начинала я читать произведения других авторов, свои писала всегда в стол, и не решалась никому показать. Когда я поняла, что раз за разом я выкладываю одно, второе, и людям нравится, я поняла, что у меня собралось приличное количество произведений, и пора бы уже выпустить своего… Я называю книгу ребенком, в которого ты вкладываешь всю любовь, воспитываешь его. Ты понимаешь, что он готов к взлету, и выпускаешь его на волю. До сих пор у меня нет осознания того, что я выпустила на волю своего птенца, своего беззащитного ребенка.

Александр Генерозов: Ну вы выложились по полной, или это только было начало?

Анна Егоян: Я выложилась по полной, и это было только начало. Вот так я скажу (смеётся).

Александр Генерозов: То есть, если сейчас кто-то предложит вам следующую книгу, запросто?

Анна Егоян: Да, есть уже несколько произведений, которые не входили в сборник. Я их отложила для следующего сборника. Но мы в процессе.

Александр Генерозов: Ну а с экономической точки зрения это всё-таки выгодно, выпускать книги сейчас? Или убыток?

Анна Егоян: Я скажу, если постараться, можно все сотворить. Мы старались, работали над этим, и с издательством «АСТ» мы воплотили мою мечту в реальность.

Александр Генерозов: В центре ваших стихотворений – любовь, то есть отдание всего себя другому человеку. И это не слишком вяжется с тем, чему сейчас учат психологи и коучи. «Научись любить себя», «Пойми себя». «Я» и эго как центр солнечной системы. Мы не разучились любить в смысле «отдавать»?

Анна Егоян: На самом деле я отчасти транслирую также здоровую любовь к себе. Не самовлюбленность чрезмерную, не эгоизм, нет. Я говорю в поэзии о том, что да, любить человека, отдаваться ему – это хорошо, но если ты не будешь любить себя (это мы все знаем), то тебя не полюбят окружающие. Поэтому, в первую очередь, я транслирую любовь к себе. Мама с детства мне говорила: «Полюби себя, и ты поймешь, к чему это приведет».

Александр Генерозов: То есть вы в тренде, да?

Анна Егоян: Я в тренде, я в потоке (смеётся).

Александр Генерозов: «Лучшие стихи пишутся в момент отчаяния и грусти» – это слова нашей гостьи Анны Егоян, ну а какие стихи получаются, если пишешь их с улыбкой, узнаем у неё сами! Ну а правда, в какой-то минимально юмористический стиль вы пробовали уйти, ну хотя бы в рамках эксперимента?

Анна Егоян: Ой, а, кстати говоря, юмористические произведения я еще не писала, не пробовала. Я знаю, что Юля Соломонова пишет такие произведения, и мне нравится, как она пишет, но свои я не пробовала писать. Я раньше писала о грустном, у меня депрессия была в произведениях. Но сейчас я немножко на светлую волну перешла, больше хочется транслировать добра.

Александр Генерозов: Я знаю, что вы только что приехали после концертного тура. Где были и как прошло?

Анна Егоян: У нас был очень плотный тур. Сначала тур на семь дней, затем еще на семь дней. Мы были в Иркутске, в Красноярске, в Новосибирске, в Кемерово, в Барнауле, в Томске. Можно продолжать список бесконечно.

Александр Генерозов: Всю Сибирь прочесали, что называется.

Анна Егоян: Сибирь нас встретила очень тепло, и даже погода нам улыбнулась. Позавчера у нас было мероприятие в Воронеже, которое переносилось с октября, и люди ждали. Было очень много, 400 человек, и было приятно знать, что люди тебя ждут.

Александр Генерозов: Что из себя представляет выступление? Музыка? Декорации?

Анна Егоян: У нас есть несколько вариантов проведения вечера. Есть произведения, которые я читаю просто с минусовкой, я выхожу, нахожусь одна. Есть мероприятия и программы, где есть оркестр. Это недавний наш новый опыт.

Александр Генерозов: Оркестр классический?

Анна Егоян: Классический. У нас был симфонический оркестр. Скоро в Москве, 22 и 23 апреля, будет еще два мероприятия, потому что было очень много слов благодарности, и было много просьб провести еще два мероприятия, и мы проведем. Также есть просто я и рояль.

Александр Генерозов: И как, это не давит, когда 50 человек ждут, когда вы прочитаете стих?

Анна Егоян: Слушайте, я так беспокоилась, так переживала, как это будет. Одно дело, когда есть минусовка, ты читаешь, ты уже знаешь темп. А есть оркестр, под который ты должен подстроиться, ты должен понять, что произведение длится пять минут, и тебе нельзя его прочитать на шесть минут. Но мы уже очень хорошо отрепетировали, и мы готовы.

Александр Генерозов: Вопросы покороче, а ответы в любом формате, погнали? Аня вот спрашивает: «Часто ли ищете сложную рифму? Какие словари есть для этого?» Словари? А что, есть такие?

Анна Егоян: Да, я очень часто ищу подходящую мне рифму. Есть определенные правила стихосложения, от них нужно отталкиваться. Это сложно, но возможно.

Александр Генерозов: Самое длинное стихотворение, ну или, может быть, поэма?

Анна Егоян: Самое длинное произведение – на одну страницу. Но я не считаю его самым длинным. Поэмы еще нет, но я думаю, все еще впереди.

Александр Генерозов: Вместо пера и листа бумаги – заметки?

Анна Егоян: Чаще всего да, потому что телефон под рукой всегда, а бумага с ручкой не всегда.

Александр Генерозов: Человеку свойственно не любить свой голос. Вы не исключение?

Анна Егоян: Раньше не понимала, отказывалась категорически слушать. Но сейчас же полюбила.

Александр Генерозов: Англоязычная и немецкая поэзия – не самые вкусные языки для стихов? Или это внешнее впечатление?

Анна Егоян: У каждого языка есть особая своя гармония. Они на слух читаются, возможно, не так, как все, но я считаю, что везде есть своя особая атмосфера, своя особая гармония. Я читала произведения на испанском языке, и это был очень интересный опыт для меня.

Александр Генерозов: Тексты для песен писали кому-нибудь?

Анна Егоян: Нет, еще никогда не пробовала.

Александр Генерозов: Как так? Столько музыкантов!

Анна Егоян: Это очень тяжело. Ко мне обращались с этой просьбой, но писать стихи на музыку мне пока трудновато. Я пытаюсь себя найти в этом, я пробую, но пока…

Александр Генерозов: В один день с вами, 21 декабря, родились Эммануэль Макрон, Сэмюэл Л. Джексон и даже Фрэнк Заппа. Интересная компания, не правда ли? Находите что-то общее между собой?

Анна Егоян: Возможно, есть какие-то схожие черты (смеётся).

Александр Генерозов: А верите в магию дат?

Анна Егоян: Я раньше к этому относилась скептически. Я не хочу говорить, что я полностью погружена в цифрологию, в нумерологию, но что-то для себя я могу почерпнуть, и понять, что да, здесь была истина.

Александр Генерозов: Читал мнение, что русская поэзия излишне зациклена на рифме – это мне навеяло, похоже, предыдущим вопросом девушки про рифму – и, что, к примеру, английские поэты вообще не слишком мучаются этим. Есть такое, что мы слишком зациклены на ней, рифме?

Анна Егоян: Я не могу однозначно ответить на этот вопрос, не могу говорить за всех. Каждый пишет по-своему, кто-то находит рифму, кто-то… Но сейчас я вижу очень много белых стихов, которые нельзя назвать стихами, которые писались специально для рифмы. Но да, я встречала и такие произведения, где люди больше акцент делают только на рифме. Ты читаешь и понимаешь, что смысла практически нет, но есть рифма красивая. Я могу от себя сказать, что для меня очень важна ритмика. Но если нет смысла, то я даже не решаюсь. Почему я дольше пишу некоторые стихи – мне очень важна и ритмика, и смысл. Я не могу писать и отталкиваться только от ритмичности.

Александр Генерозов: Вы дипломированный филолог, по крайней мере, вы учились на филфаке. Наверное, это не самая престижная специализация на сегодня. Кто они – филологи сейчас? Интроверты-книжники?

Анна Егоян: Я хочу сказать, что у меня на факультете было очень много разноплановых студентов, однокурсников. Они абсолютно разные. Стереотип, что филологи с очками и укутанные в какие-то шали, читают какие-то книги – нет, это далеко не так. Они очень активные, очень жизнерадостные и жизнелюбивые. Я ушла в поэзию, на сцену, потому что с детства выступала на сцене. Я танцевала, и это было близко мне. Многие ушли в преподавание, преподают детям. Кто-то ушел в журналистику. Очень много разных разветвлений и можно найти себя.

Александр Генерозов: Ну есть такой нескончаемый плач филологов об утере русского языка, и, конечно же, как ученые, филологи хотели бы что-нибудь закрепить и законсервировать, но с другой стороны, язык живой, и он развивается. Вы не склонны к рефлексии по этому поводу?

Анна Егоян: Нет, я вам скажу, что я отношусь к этому абсолютно спокойно.

Александр Генерозов: У многих отбивают интерес к стихам уроки литературы – зубрежка наизусть. Нужно?

Анна Егоян: Это болезненная тема для меня, потому что я читаю стихи, и на меня подписано много школьников, которые сейчас читают стихи, учат их. Я очень рада была слышать от одного из учеников, моих подписчиков, что, оказывается, у них на уроке литературы показывали мои видеостихи. Это было так здорово! Подписчик снял видео, отправил мне, пишет: «Вот, мы на большом экране смотрим и слушаем вас, как нужно правильно читать стихи». И я такая: «Вау, как здорово!» Да, я меняла две школы. В первой школе у меня не было возможности открыть свой некий талант – чтение стихов. А во второй школе мне очень повезло с классным руководителем. Я очень люблю Светлану Александровну Мокрушину. Если она меня слышит, я хочу огромный привет ей передать. Это просто учитель от бога. Она прививала мне на протяжении двух лет любовь к литературе. Я посмотрела на поэзию, на литературу с совершенно другой стороны. Я решила принять участие в конкурсе чтецов в 11-м классе. Это был последний год обучения. Я приняла участие, победила, и я очень рада этому.

Александр Генерозов: Вы не только пишете стихи, немалую часть известности вам принесло чтение других авторов. Как относятся к этому сами авторы? Вы согласовываете такие вещи с ними или правообладателями?

Анна Егоян: Да, чужие стихи читать ответственнее, потому что ты должен передать ощущения, которые написаны автором, и должен передать их так, чтобы это было верно. Тем не менее, я передаю их так, как чувствую я. Я прочитала, я попробовала прожить ту историю, которую описывает автор, и ее транслирую. Но это достаточно тяжело.

Александр Генерозов: И как они к этому относятся, в случае, если они, конечно, живы?

Анна Егоян: Ну я прочитала очень много произведений Иры Астаховой, Веры Полозковой. Когда я прочитала первое из произведений Иры, мы с ней связались, она поблагодарила меня. Очень приятные отзывы. Владимир Ток, Георгий Аланский – их произведения я также читаю, и они рады, им нравится.

Александр Генерозов: Но, тем не менее, здесь, как и в музыке, нужно согласовывать всё с правообладателем?

Анна Егоян: Если речь идет о том, чтобы читать и транслировать это в социальных сетях, на это нет никакого «дать соглашения», на это все спокойно, относятся ко всему очень адекватно. Единственное, я всегда отмечаю автора, потому что это очень важно.

Александр Генерозов: Писатели говорят о тяжелом труде, сколько крови теряют поэты?

Анна Егоян: Очень много произведений построено на том, чтобы сесть, поймать вот эту волну. Если мы говорим, как это приходит, как ты к этому двигаешься, то раньше я считала, что мы ждем, пока вдохновение постучится в наши двери, мы должны подождать. Говорят, что: «Ой, надо подождать». Но сейчас я пришла к тому, что, когда ты чувствуешь, что ты хочешь открыться этому, ты открываешь вдохновению дверь, оно стучится к тебе в дверь, и ты говоришь: «О, приходи на чашечку чая». Но я хочу сказать, когда я ухожу в написание произведений, я ухожу полностью. Меня невозможно оторвать, так же, как и от чтения книг. В летнее время, когда все гуляли на улице, я пошла, купила книги, и все лето просидела в чтении.

Александр Генерозов: Вдохновение или подбор кусочков мозаики?

Анна Егоян: Я читаю в этот момент очень много произведений других авторов, это поэты Серебряного века. Чаще всего я отталкиваюсь от их произведений. Они у меня стоят в стопочке, открытые в каких-то окошечках. Я сижу и пытаюсь подобрать какие-то интересные обороты. Все равно есть от чего отталкиваться.

Александр Генерозов: Она училась в Ярославле, живет в Москве, но сердцем всегда с родной Арменией, чтец, поэтесса и блогер Анна Егоян на Европе Плюс! Армения стала одной из любимых стран для посещения, ну и этим летом, я думаю, она ещё сильнее укрепит свои позиции на туристическом рынке. Дайте свой неформальный такой топчик мест?

Анна Егоян: Обязательно нужно посетить «Каскад». Это место замечательное, красивое, в центре Еревана. Я посетила крепость Амберд, и не осталась равнодушной к этому месту. До сих пор вспоминаю его с теплом. И, конечно, Гарни, Гегард.

Александр Генерозов: А что это такое?

Анна Егоян: Это место за городом, безумно красивое место, где много веков назад были построены сооружения, которые имеют историческую ценность. Об этом месте очень много хочется рассказать, много показать, но лучше это увидеть своими глазами.

Александр Генерозов: А вот Александр спрашивает, кстати: «Знаю, что вы любите армянское блюдо долма, а умеете ли вы его готовить?»

Анна Егоян: Ох ты! О, да, я умею готовить. Готовила один раз в своей жизни по рецепту моей бабушки. Готова сказать, что в следующий раз я его обязательно приготовлю и обязательно выложу это в сториз, чтобы все знали рецепт от моей бабушки.

Александр Генерозов: Пробежимся по вопросам. «Часто ли ваш директор заставляет вас работать лопатой после концерта в зимнее время года?» Клянусь, такой вопрос вот!

Анна Егоян: (смеётся) Ах, правда, нет! Он самый лучший. Он безумно справедливый, это самый лучший директор на всем белом свете.

Александр Генерозов: Ну конечно, вы публично, что ему скажете, понимаю! Будущее поэзии. Спрашивают, какое оно?

Анна Егоян: Оно самое светлое и самое прекрасное, потому что есть в нем такие люди, которые любят поэзию, читают и слушают.

Александр Генерозов: А Олеся спрашивает: «Любите ли театр, и кто любимый актер?» Наверное, к Дню театра…

Анна Егоян: Ох, я очень люблю театры. Но к сожалению у меня нет такой большой возможности часто там бывать из-за постоянных разъездов. Но есть у меня определенная постановка, на которой я была. Наверное, на этой постановке были многие. Это Сергей Есенин, «Исповедь хулигана», где выступал Безруков.

Александр Генерозов: А вот спрашивают про хип-хоп: музыка это или в большей степени поэзия?

Анна Егоян: Я абсолютный меломан. Я люблю хип-хоп и рэп тоже. Я считаю, что везде есть поэзия. Если есть рифма, если есть стихосложение определенное, то да, это тоже искусство, это тоже стихи.

Александр Генерозов: Ну а хип-хоп нам подарил такую замечательную историю, как рэп-баттлы, сам формат таких состязаний. И поэты так же используют этот формат уже для своих состязаний. Вам доводилось участвовать в них?

Анна Егоян: Никогда не получалось, но очень хочется попробовать новый такой опыт в моей жизни. Меня приглашали на баттл. Я думаю, скоро, возможно, будет.

Александр Генерозов: Ну ладно баттл, ну а просто фристайлом взять и начитать – не ваше? Или нужно четко всё выверить, проверить, и только тогда?

Анна Егоян: Я за четкость, потому что я с самого детства занималась бальными танцами. Там все было четко, там есть вариация, которую ты должен выучить. Мне даже трудно давалось аргентинское танго, потому что там полностью импровизация.

Александр Генерозов: Аня, спасибо огромное за крутой и интересный разговор, ждем в гости ещё!

Анна Егоян: Спасибо большое, Европа Плюс, и спасибо всем, кто слушал! И спасибо вам!

Александр Генерозов: Друзья, Анна Егоян, девушка, которая пишет очень классные стихи и не менее классно читает их, провела с нами свой воскресный вечер на Европе Плюс. Александр Генерозов, Week&Star, встретимся ровно через неделю, пока!

Анна Егоян: Пока!

AD