Марина и Артемий Каташинские: о секретах танцоров и том, как не ушли из спорта благодаря туфлям

10 апреля гостями шоу Week&Star стали популярные танцоры – Марина и Артемий Каташинские! Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст, мы есть в Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox, «Яндекс.Музыке».

Александр Генерозов: На Европе Плюс дуэт замечательных танцоров, они зажигали на таких шоу, как «Танцы» на ТНТ, в «Dance Революции», они восьмикратные чемпионы России, трехкратные чемпионы мира и двукратные Европы, рад представить всем – Артемий и Марина Каташинские! Привет, ребята, и привет всем, кто с нами сейчас!

Марина и Артемий (хором): Привет-привет!

Александр Генерозов: Ну что, солнышко быстро подсушит остатки зимы, и уличные танцоры буквально через неделю-другую выйдут в парки и на площади. Вы на теплое время года остаетесь работать в зале, или у вас есть и летние аэробные программы по танцам и фитнесу, которым вы также занимаетесь?

Марина Каташинская: Вы даже не представляете, мы с Артемием вчера не могли уснуть, и в 12 часов за чаем обсуждали тему о том, что мы собираемся с наступлением первых солнечных теплых денечков выбраться в парк и сделать открытый урок для всех желающих.

Артемий Каташинский: И назвать его «Открытый урок на открытом воздухе».

Александр Генерозов: А глобально на воздухе проще или сложнее?

Марина Каташинская: Скажем, это приятнее, это другая обстановка. Потому что мы все привыкли, что это профессиональный паркет, зеркало, все любуются собой, видят какие-то свои недочеты, а когда ты на природе, тут полное погружение в себя. Я думаю, что такая экзотическая история, и это будет хороший экспириенс для тех, кто к нам присоединится.

Александр Генерозов: У них одна на двоих фамилия, они танцевальный дуэт, но судя по взгляду, они устали объяснять, что они брат и сестра – Артемий и Марина Каташинские на Европе Плюс! В самом деле, это не самое частое в нашей практике, в моём шоу были только писатели Анна и Сергей Литвиновы в похожем статусе, кого ещё из братско-сестринских дуэтов вспомните?

Артемий Каташинский: Я сейчас вспоминаю своего тренера, Анастасию Клокотову, она танцевала с Симачевым, нашим прекрасным...

Марина Каташинская: В тандеме, в связке брат-сестра. И очень страстные, зажигательные латиноамериканские танцы, конечно, наводили людей на разные мысли. Но мне это очень интересно, потому что это тема номер один на любом ТВ-проекте, на любой съемке это всегда вопрос number one – а вы муж с женой?

Артемий Каташинский: Да нет, это тема номер один, потому что с нее проще всего начать что-то.

Александр Генерозов: Ну а давайте чуть с другой стороны посмотрим. Брат и сестра – ну это же образец, практически паттерн конфликтов всю жизнь. Мало того, что кто-то старший, а кто-то младший, ну так ещё и гендер разный. Как справляетесь?

Артемий Каташинский: Каждый день у нас происходит борьба, только она переходит из стадии в стадию. В подростковом возрасте это своя. Как я говорю всегда ученикам и родителям своих учеников, что дети в определенном возрасте имеют нестабильную психику, и нужно уметь их правильно мотивировать, поддерживать. Если ребенок хочет уйти и прекратить заниматься танцами или каким-либо другим видом спорта, нужно найти к нему подход. Такой же подход всегда находили наши родители к нам в силу своей, наверное, образованности и педагогического опыта. А сейчас уже этот навык мы применяем друг к другу.

Марина Каташинская: Вы поняли, кто сдерживает у нас все эмоции, да (смеётся)?

Александр Генерозов: Вы должны были стать фигуристами! И я, хоть и знаю, что вас часто спрашивали об этом, не могу не спросить как распределяющая шляпа Гарри Поттера: «вы точно хотели в танцы? Коньки принесли бы вам невероятное величие!»

Артемий Каташинский: Я много думал об этом и сейчас расскажу, к какому выводу пришел. Шли-шли-шли мы по карьерной…

Марина Каташинская: Запасайтесь попкорном, эта история надолго.

Артемий Каташинский (смеется): Шли-шли-шли мы по карьерной лестнице. Я смотрю на фигурное катание, испытываю до сих пор к нему симпатию, но не жалею, что мы связали свою жизнь с паркетом. Когда-то еще известный тренер Татьяна Чайковская, это тренер нашей мамы, сказала: «А что тебе их морозить на льду? Отдавай их на теплый паркет». И сейчас я понимаю, что теплый паркет приносит больше мне результатов, чем холодный лед. Я работаю с фигуристами – и это очень интересная затея – и сам катаюсь на коньках. Но, например, фигурист, не в обиду фигуристам будет сказано, не сможет исполнить ничего без льда.

Марина Каташинская: Скажем, спектр применения их профпригодности очень узок, для этого нужен лед, коньки, арена и так далее. А танцор – универсальный человек, который может показать все свои па, мы даже здесь можем встать и вас удивить. Понимаете, да? Поэтому я думаю, что в этом плане мы универсалы, и больше где можем себя применить.

Александр Генерозов: Ну вот всё-таки, глупый вопрос, но специально спрошу. Фигурное катание сложнее танцев?

Марина Каташинская: Много исследований проводили на этот счет. Обычно сравнивали всегда по сложности координации и выносливости футболистов с танцорами и находили преимущества спортсменов, кто в творчество ушел, это танцоры, потому что у нас сопряжение сложной координации с музыкой, с движением, с партнером. И по выносливости мы не уступаем футболистам, которые 90 минут проводят на арене. А по фигурному катанию можем сказать, что это более травматично, потому что это лезвия. И мы знаем, что есть много исходов, когда людей перешивали, зашивали и так далее. Скорее всего, в этом формате можно определить, что это более травматично. Но у нас танцоры есть такие, которые тебя в угол зажмут, локтем по носу дадут и в коленку каблуком. Тут смотря где сравнивать.

Александр Генерозов: Обучение танцам. Есть одна известная проблема. Партнерш ощутимо больше чем партнеров. Мальчишки просто не хотят заниматься танцами. Эта история, конечно, тянется из каких-то давних времен. Или сейчас все меняется?

Артемий Каташинский: Многое зависит от желания родителей в этом возрасте, потому что есть родители, которые считают, что мальчики не должны танцевать, особенно папы так думают. И от этого напрямую зависит их малое количество. А сейчас немного время поменялось. Родители, которые сейчас приводят своих детей, помоложе, посовременнее. Они понимают всю глубину сложности этого обучения. Потому что танцы – это координационный навык. Я не устаю приводить в пример Татьяну Черниговскую, которая говорила про сложность мозга танцора, что он приравнивается к сложности мозга научного деятеля и так далее. То есть это очень для мозга интересное занятие. Сейчас, конечно, мамы не противятся тому, чтобы приводить мальчиков на тренировку.

Марина Каташинская: Осталось заняться папами. Дорогие папы (смеется)!

Артемий Каташинский: Да, остается заниматься только папами. Хотя сейчас мамы хорошее влияние имеют и на пап, и поэтому им удается уговаривать.

Марина Каташинская: Очень хорошее влияние на пап имею я. Поэтому мы всех приглашаем на наши взрослые группы. И как только они заходят в зал и делают первое движение, они понимают, что они готовы взять все свои слова обратно на тему того, что танцы – это несерьезно. Потому что, когда они не могут сделать два шага, они понимают, что их дети просто молодцы.

Артемий Каташинский: Сначала на мои танцевальные группы приходят мамы, они начинают со мной тренироваться на моих группах и индивидуальных уроках. А потом они приводят своих детей и своих мужей, и получается хороший…

Марина Каташинская: …семейный подряд.

Александр Генерозов: Девочки более эмоциональны, чтобы пара была устойчива, парням приходится быть такими виброгасителями?

Артемий Каташинский: Сейчас парни меняются, на самом деле.

Александр Генерозов: То есть: «Слушай, ты, тряпка!» – да?

Марина Каташинская: Обычно внутри пар так и бывает, потому что девочка решает все внутренние вопросы, а мальчики стараются на паркете вести. Но более слаженные – время тренировки, куда и когда поехать, забронировать билеты, отписаться организаторам – сколько я общалась, проводила опросы такие, мне было интересно, всегда этим занимаются девочки. Почему так?

Александр Генерозов: Добавим огонька вопросами покороче, ну а ответы в любом размере! Ваш самый главный хореограф?

Артемий Каташинский: Номер один – это Асмик Варданян, наша мама.

Александр Генерозов: Легендарная Асмик Нориковна?

Марина Каташинская: Да.

Артемий Каташинский: Асмик Нориковна, да. Именно она заложила в нас те качества, которые сейчас нам принесли большие успехи и результат.

Марина Каташинская: Честно, это та история, когда мама является продюсером, двигателем, и все, чего мы достигли, во многом, в основном это ее труды. Потому что мы маленькие были, и какая только дурь у нас не была в голове. Я помню, когда мы возвращались со сборов из Дублина, это Ирландия. Там было уже столько всего вложено, мы летели какими-то перекладными, и я выдала, видимо, после переутомления – все, я заканчиваю танцы. А там уже вся жизнь положена у родителей, у Артемия, все подвязки на мне, и я понимаю – сейчас я эту цепочку разорву, фи покажу. И все, в этот вечер мама сказала – все, мы прилетаем домой, я беру ножницы и режу твои туфли напополам и выкидываю в мусорку. И тут я оценила риски, все-таки туфли – это очень ценный предмет (смеётся).

Артемий Каташинский: Опять же вопрос к тому, что чаще девушки ходят на танцы, потому что им нравятся красивые туфельки и платья. И только потом они мне пишут сообщения: «Артемий, объем моих бедер изменился с 96 на 93. Это все благодаря танцам и туфлям, которые я купила». Поэтому, наверное, Марина поняла, что фигура может пострадать и все остальное за этим, да?

Марина Каташинская: Да. Поэтому, конечно, терпение и выдержка, которые были со стороны близких – это номер один. А так, у нас огромное количество зарубежных коучей, педагогов и в России, кто занимался нашим продвижением.

Александр Генерозов: Счастливые номера, которые на спине у танцоров, храните потом?

Артемий Каташинский: Я некоторые из них кладу рядом с кубками, которые ставятся у нас в нашей школе танцев.

Марина Каташинская: У нас есть мини-алтарь с нашими портретами. Наши люди, которые следят за нашим творчеством, очень много дарят нам наших фотографий танцевальных, просто наших портретов. И у нас есть огромный-огромный угол, его называют нашим алтарем, потому что там фотографии, кубки. Это, конечно, все выглядит ужасающе иногда.

Артемий Каташинский: Ужасающе – это когда подходит, например, ведущая, которая снимает какой-нибудь проект у нас в школе танцев. Она говорит: «Что это лежит?» Я говорю: «Это медали. Подойдите, возьмите». А я их все завязал в одну ленту. И она их берет, а там 17 килограмм, и пытается весом почувствовать это все количество металла.

Марина Каташинская: Для полного визуала надо только ладан разжечь и благовония, и будет полный «фарш».

Александр Генерозов: Отлично смотрятся как в фраке и вечернем платье, так и в фитнес-костюмчиках, танцевальный дуэт Артемия и Марины Каташинских сегодня с нами на Европе Плюс! Танцы запоминаются не только выступлениями, но и невероятными по сложности и эффектности костюмами. И даже если танцор не занимает каких-то мест – он точно знает, как клеить кристаллы, какой флизелин надежнее ну и так далее. Это достаточно дорогое удовольствие?

Артемий Каташинский: Смотря какие материалы вы используете.

Александр Генерозов: Драконью кожу, как все.

Артемий Каташинский: Скажем так, платья мы меняем от турнира к турниру, каждый раз новое.

Марина Каташинская: Если начинать, для деток все очень просто. Там обычная ткань бифлекс подбирается яркого цвета, которая нравится девочкам, мальчикам и так далее. А, конечно, потом уже вложения колоссальные, в тысячах долларов они исчисляются. Потому что это перья, это камни, как правило, это все поставки из Лондона, потому что именно там очень качественные материалы. Мало того, что ты станцевал, ты должен потом это платье кому-то, если ты топовый танцор, у тебя его перепокупают, или тебя спонсируют, и потом это платье живет своей жизнью отдельной. И это все должно быть очень прочно и очень надежно.

Артемий Каташинский: Но вы можете не переживать, потому что у нас есть ателье, где мы сошьем вам платье такое, что…

Марина Каташинская: По вашему бюджету.

Артемий Каташинский: Мы знаем, где закупить правильные камни, не супердорогие, не самые дорогие материалы, и оно выйдет в среднем не таким дорогим, как могло бы быть. Потому что мы знаем изнутри это все.

Александр Генерозов: Ну эта экипировка она всё же скорее к бальным танцам или спортивным? И вообще, где та грань между ними, о которой я обещал спросить?

Артемий Каташинский: Давайте мы начнем также с терминологии и определения. Определение «спорт – это…»

Марина Каташинская: Я уже боюсь (смеётся).

Артемий Каташинский: Спорт, если коротко сказать – это соревновательная деятельность между участниками, поэтому и шахматы тоже являются спортом, как вы знаете. Исходя из этого, у нас в танцах есть критерии оценки, их пять основных. У нас есть судьи, оценивающие мастерство, и участники. Мы получаем с вами спорт во всех его проявлениях, а в чем мы соревнуемся, конечно, это сложный вопрос. Даже фигурное катание относится к разряду субъективных видов спорта. Мы должны понимать, что мы бегаем не на время, а мы танцуем на красоту. Поэтому здесь и искусство, и спорт, и мода – все, что можно, в одном месте…

Александр Генерозов: В одном флаконе?

Артемий Каташинский: Да, в одном флаконе.

Александр Генерозов: Вы уже не первый год и с большим успехом преподаёте в школе ART MARI. Красивое название, кстати! Это школа именно спортивных танцев?

Артемий Каташинский: Мы даем разные направления в нашей школе, начиная с основного и базового – это спортивные и бальные танцы. Также у нас есть современные танцы, джаз-модерн, джаз-фанк. У нас очень классные педагоги, мы уделяем много времени тому, чтобы подобрать специалистов. Потому что знаем, как это важно для того, чтобы людям нравилось танцевать и они приводили детей. Меня часто спрашивают клиенты – кто у вас будет вести тренировку там-то или там-то? И я всегда с гордостью говорю, что наши тренеры являются сами чемпионами мира, чемпионами Москвы, у нас есть разные именитые танцоры.

Марина Каташинская: Мы отвечаем за качество, что все будет на высшем уровне, и к этому относимся очень скрупулезно, внимательно, проводим огромный кастинг, отбор именно тех педагогов, которые работают с нашими клиентами. И все, что можете себе представить, связанное с танцами, можно получить у нас в школе.

Артемий Каташинский: А мы еще и расширяемся, и у нас появляются новые филиалы. Часто поступают такие сообщения – почему вас нет в других городах; или люди с регионов. И ты всегда отвечаешь им с грустью на душе: «Приезжайте к нам». А они, может, не могут. И мы даже с Мариной недавно записали онлайн-урок и людям стараемся через видео показать, как можно делать простые упражнения так, чтобы приводить себя в форму. Можно относиться к онлайн-уроку скептически, но многое зависит от того, как ты объясняешь. Потому что ты не всегда можешь даже клиента очно повернуть в ту сторону, куда тебе надо, ты не можешь применить силу, чтобы его заставить двигаться. Ты находишь только слова, ключ к движению, и это можно сделать и дистанционно.

Александр Генерозов: Ну да. Дилемма для тех, кто не в Москве, местный танцевальный кружок при ДК мехзавода, или онлайн уроки со статусным преподавателем…

Марина Каташинская: Во многом это большой плюс, что мы пережили время, когда мы не могли никуда выбраться, и сейчас онлайн-история развивается очень круто. По сей день у нас наши спортсмены, фигуристы, танцоры, мы с ними работаем и в Испании, и в других городах и странах, и у них есть возможность связываться с нами напрямую. Там экспертов достаточно мало, а онлайн-история позволяет им общаться с нами, мотивировать детей. Потом они прилетают сюда, в Москву, мы принимаем их у себя, отслеживаем их развитие.

Александр Генерозов: Давайте о чемпионатах, вот вы неоднократно становились чемпионами, в том числе трижды чемпионами мира. Интересно, что из себя представляет этот чемпионат? По духу это абсолютно то же спортивное состязание? Или ближе к искусству, творчеству к каким-то фестивалям искусств?

Марина Каташинская: Это все очень в рамках спорта. Перед чемпионатами крупными проходят изнурительные сборы, тренировки. Тут история на выживание, многие ломаются, получают травмы, неправильно питаются, неправильно соблюдают режим и вылетают с дистанции. Это, правда, не на жизнь, а на смерть гонка. Это все в масштабе того, что, конечно, каждый сам за себя, тут нет историй о том, что в команде выезжаешь. Тут история, что ты едешь от России, и ты от России борешься со своими же ребятами на этой площадке. Это, конечно, такая история, что все такие so cute, so pleasant, улыбаются, общаются. Но это история о том, что внутри у всех борьба. В моменте, когда все выходят на паркет, это просто на разрыв. Потом уже самое вкусное – это после турнира собраться, обсудить, кто судил, кто кому «кресты» ставил, кто не ставил, кто сколько тренировался, не тренировался. Эта история, вся подноготная – это любимая тема, мне кажется, спортивных направлений, когда ты всех внутри знаешь, ты понимаешь, кто что делает. Еще соцсети подогревают, и ты смотришь, тусовался он или не тусовался после, до. Это такая история закулисная жизни танцоров и спортсменов.

Александр Генерозов: Да уж, закулисье!

Марина Каташинская: Да, закулисная, верно. Поэтому это все очень-очень сложно, и немногие относятся к этому, как мы сказали, как к спорту, поэтому получают травмы и забывают, что это такое. А у нас история о том, что у нас и спортивное образование, и педагогическое. Поэтому мы понимаем, как построить себя, чтобы на долгосрочную перспективу выжить и быть в кондиции такой, что ты можешь сейчас выйти.

Александр Генерозов: А чемпионаты России, они у нас популярны? Их смотрит кто-нибудь кроме «танцевальной мафии»?

Артемий Каташинский: Мы стараемся привлекать аудиторию к нашему виду и сами стараемся расширяться из этого вида, что вызвало у многих внутри нашей танцевальной тусовки негодование – как это так Каташинские и вдруг на телевидении, и на одном танцевальном проекте, и на втором, и на третьем. Конечно, это вызывает у многих разные эмоции. У кого-то положительные, у кого-то отрицательные. Но как-то так сложилось, что танцоры – культурные люди сами по себе.

Александр Генерозов: Марина, Артемий, спасибо за отличный разговор, успеха в новых проектах! Танцоры мирового уровня, Артемий и Марина Каташинские, провели сегодня с нами свой воскресный вечер на Европе Плюс. Александр Генерозов, Week&Star, жду всех в следующее воскресенье в пять вечера, пока!

Марина и Артемий (хором): Пока!

AD
Загружается ...