Игорь Мишин: о будущем онлайн-кинотеатров и успехе российского кино в 2021 году

12 декабря гостем шоу Week&Star стал медиаменеджер, продюсер, генеральный директор KION Игорь Мишин! Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст, мы есть в Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox, «Яндекс.Музыке».

Александр Генерозов: На Европе Плюс человек, который определяет, что мы будем смотреть, по крайней мере, в рамках возглавляемой им онлайн-платформы, он – медиаменеджер, продюсер множества кино и телепроектов, генеральный директор KION – Игорь Мишин! Здравствуйте, Игорь, и привет всем!

Игорь Мишин: Добрый день!

Александр Генерозов: У нас есть традиция в конце декабря расставлять с гостями оценки году, как в школе по пятибалльной... Итак, за успешность 2021-й получает...

Игорь Мишин: Ну по пятибалльной шкале… У меня «шесть» идёт!

Александр Генерозов: Ну или по школьному «пять с плюсом». За поведение 2021-му, помните, как нам на полях красной ручкой писали, какую ставим оценку?

Игорь Мишин: Ну это самая такая формула сложная, по которой у меня всё в школе было непросто. Всё «пять с плюсом», а по поведению – «два». Ну и видимо это же можно поставить и уходящему году.

Хотя 20 апреля мы запустили KION, новый медийный бренд – результат невероятно напряженной работы в невероятно сжатые сроки. За полтора года такие проекты ну не запускаются, и я даже не смогу объяснить, как всё получилось. У этого нет какой-то разумной логики, какого-то бизнесового или творческого алгоритма. Тут просто нет опыта, которым можно было бы поделиться, это уникальная ситуация, и нам сейчас всего больше чем полгода, а такое ощущение, что индустриально мы существуем невероятное количество лет, так же как лидеры, которым уже по 10-12 лет. Потому в этой оценке«пять с плюсом» за успешность, для меня совместилось абсолютно всё. Кроме старта у нас хорошие итоги по росту смотрения наших проектов, по их резонансности в паблик-зоне и профессиональной среде, по росту доходов, и вот на этом парадоксе вот так получилось, может даже и неловко в чем-то, как зазнайство какое-то. Но это действительно так, мы сделали в этом году результат, и для меня вряд ли уже, с учетом количества отработанных лет в медиа и кино, в моей биографии вряд ли возможен подобный результат. Это редкая возможность, когда жизнь подвела тебя к такому челленджу, и он состоялся. Поэтому при всей общей нерадостности в отношении того, как проходят пандемийные года, для нашей команды и для меня это очень удачный год.

Александр Генерозов: Знаете, интересный момент. Пока ехал, листал сториз в соцсетях друзей. Я подумал, а ведь это отличный ход. Этот микроформат повествованиякак он вам с точки зрения киношника?

Игорь Мишин: Ну, кстати, именно платформа даёт возможность смотреть контент в разных обстоятельствах с разных устройств. И мы стали снимать такие полнометражные фильмы, структура у которых посерийная. Каждая короткая серия, 12-15 мнут – это не просто разрезанный на кусочки фильм, это драматургический акт. И человек кнопочкой просто выбирает: если он сидит дома у большого экрана – он смотрит как фильм, полтора – два часа полноценного фильма, а если ты перемещаешься по городу в транспорте, ты в поездке, то ты выбираешь функцию «смотреть как сериал», смотришь посерийно, тебе удобно выбирать, на какой серии ты остановился.

Александр Генерозов: А сценаристы вас не прокляли за такой подход, как же так, нарративную линию всю рвать?

Игорь Мишин: Ну сценаристам вообще трудно перестраиваться на неэфирные форматы. Вот эти восемь серий, к которым все привыкли – это же с телика пришло! С понедельника по четверг, да? А мы приветствуем сейчас абсолютно любое количество серий, любой хронометраж, я говорю: «Давайте пишите нам четыре, пять, шесть… Просто давайте нам, как у вас есть история». Вот она есть в своей гармонии, и не надо натягивать обязательно как для эфирного телевидения точный хронометраж и так далее. Поэтому в этом смысле история получается очень гармоничная и по сюжету динамично развивается. Вообще, я считаю, что «новую волну» принесли OTT-сервисы в российское сериалостроение, скажу так. Разнообразие невероятное просто, конкуренция высочайшая, конечно же, выигрывает от этого зритель, это практически не стоит каких-то там ощутимых для любого пользовательского бюджета денег, а возможности платформы открыли просто невероятные.

Александр Генерозов: Вы это всё же планируете, или уже есть примеры такого построения сюжета?

Игорь Мишин: Это уже есть, у нас есть комедия такая народная, деревенская«Афера», уже в таком формате киносториз снятая. Есть очень необычный проект, называется «16+», мы взяли 10 самых популярных песен из TikTok от разных исполнителей. Там есть 10 новелл, и каждая построена на основе одного популярного трека из TikTok. При этом, очень интересные по содержанию новеллы, они про то, как в 16-17 лет люди на пороге вхождения во взрослую жизнь испытывают разные психологические переживания, зачастую абсолютно новые, то есть сепарация от родителей, наоборот – манипуляция родителей детьми. Какая-то сексуальная самоидентификация, граница любви и дружбы и где она проистекает с точки зрения взаимоотношения полов и так далее. Это тоже такой любопытный проект очень.

Александр Генерозов: Посмотрел в ваших актуальных проектах и увидел, что вы Любу Аксенову взяли и с нового года отправляете в какой-то чудовищный для неё экспириенс, в образ алчной чиновницы, которую поджимают медицинские факторы. А почему именно Люба?

Игорь Мишин: Да, это проект «Почка», который выходит в новогодние каникулы, легкая такая история про достаточно любопытную жизненную ситуацию, в которой оказывается 30-летняя, молодая и успешная женщина-инспектор пожарной части.

Александр Генерозов: Ну понятно почему успешная!

Игорь Мишин: Да, и она сделала своим жизненным кредо заработок, мздоимство со всех, кого только можно, и была абсолютно счастливая, реализованная во всех своих желаниях, планах и фантазиях, пока у неё не проявилась проблема с почкой. И ждать четыре года, а пересадить можно только от близких людей. Мама, папа и так далее. А она выставила так свои отношения с родней, что никто не хочет с ней почкой делиться. Вот такая коллизия. Авдотья Смирнова, а именно она принимала все такие творческие решения, а вместе с ней и режиссер, молодая девушка Марина Шульгина, она же и соавтор сценария, в общем, Авдотья пестовала этот проект как опытный сценарист и режиссёр. Я бы сказал, шоураннер, который заставляет шоу бежать, развиваться и определяет какие-то ценности смысловые, эмоциональные, атмосферу – вот Авдотья за это отвечает, и она помогает режиссёру установить какие-то вещи. Это её решение, про Любу. И у неё даже проб не было, она просто позвонила Любови Аксеновй, «вот, предлагаю вот такую роль в таком проекте», так она её увидела.

Александр Генерозов: Игорь, старт с Нового года намекает, да не намекает, а кричит даже, что вы собираетесь откусить кусок от новогоднего этого зрительского пирога, в том числе и проката. И мне кажется, что именно он, кинопрокат классический, пострадал сильнее прочих. Допускаете вероятность перехода его в ламповую и виниловую сущность? Что он останется, но ходить будут примерно с такой же частотой, как сейчас виниловые пластинки покупают?

Игорь Мишин: Это часто задаваемый мне вопрос, и я никогда на него не отвечаю, я не знаю на этот счет ровно ничего. Это всё-таки очень специальная сфера, кинопрокат.

Александр Генерозов: Пару лет назад общее поле онлайн-кинотеатров напоминало чем-то освоение Дикого Запада в Америке, гонка на экипажах, кто сколько ухватилвсё твоё. И тут появляетесь вы, с некоторым даже опозданием, эффектно врываетесь. Как вам кажется, два с лишним десятка игроков укрупнятся в итоге ну… в десятку?

Игорь Мишин: Ну у нас вообще, безусловно, в России очень многие процессы происходят с какими-то такими яркими особенностями. Понятно, что Россия – одна из тех стран, у которых есть собственный интернет. Россия, Китай, ну и США. В европейских странах же нет своего интернета – Google, Netflix и всё! Поэтому цифровая среда, развитие цифоровых технологий и вообще культура it-стартапов – очень высокая в России. Во всяком случае по сравнению с европейскими странами точно. Как следствие, отрасль заинтересовала огромное количество людей, специалистов и творческих, и технических – теперь это не айтишники в нашем случае называются, а продуктологи. Поэтому прогноз о том, что онлайн-кинотеатров станет меньше – в общем и целом, как бы да, их станет меньше. Но с другой стороны это зависит от такого количества факторов, развитие которых не в состоянии спрогнозировать на сегодняшний день никто, чтобы понять – действительно ли меньше? Вот прямо на сто процентов такой прогноз? А если меньше, то насколько? Вот, например, борьба с пиратством. Системно, по-настоящему, жёстко – в России борьбы с пиратством нет. Если она в ближайшие 5-7-10 лет останется в том виде, котором она есть – конечно же, это жёсткий удар, и выдерживать это будет очень сложно, чисто экономически сложно многим платформам. Плюс, мы проживаем инвестиционный период, OTT-индустрия, когда в каждой платформе инвестиционные деньги. Но инвестиционный период рано или поздно заканчивается. Мы тоже это спрогнозировать не можем. Понятно, что может происходить какое-то слияние, укрупнение, поглощение, когда несколько онлайн-кинотеатров, слившись, два или три вместе, могут образовать какой-то единый бренд, коммуникацию технологическую, удобный единый bundle через единую подписку для аудитории – ну вот это, наверное, да. То есть какое-то движение навстречу друг другу будет, но это произойдёт укрупнение, а это не значит, что игрок вылетает. Он приобретает просто новое качество. Кто-то разорится, мы знаем первый пример, когда одна платформа в России уже заявила о своём банкротстве, когда выдерживать невозможно эту конкуренцию, не хватает финансовых ресурсов. В любом случае, от этого выигрывает зритель, сто процентов! Потому что чем труднее и жёстче нам между собою конкурировать, тем радостнее зрителю, это точно!

Александр Генерозов: Меньше слов, больше информации, вопросы покороче, ответы как придётся! Раз в пять лет надо менять работу, жену или город. Чушь, или что-то в этом есть?

Игорь Мишин: О, я чаще меняю работу! В том смысле, что я как бы и не меняю работу – я всё равно в кино, но я проекты меняю раз в два-три года.

Александр Генерозов: Режиссер как мама, а продюсерсуровый папа. Согласитесь с таким допущением?

Игорь Мишин: По отношению к актёрам – да, безусловно, ну конечно!

Александр Генерозов: «Бешеных псов» сняли за $ 1 200 000, «Брат 1» за $ 100 000. Как вы думаете, минимальный бюджет можно ещё вниз подвинуть, ведь съёмки, в конце концов, удешевляются?

Игорь Мишин: Конечно, технология меняется и упрощается. Но вышла огромная масса денег совокупная, которая инвестируется в OTT-сервисы, то есть в производство оригинальных сериалов, и, конечно, если масса денег давит на рынок, то рынок отзывается ростом цен. И вообще наступили золотые времена для продюсеров, в последние два года рынок полностью стал продюсерским. Это не рынок заказчиков – это рынок производителей, это абсолютно точно. Сегодня производитель выбирает и зачастую капризничает, чьи деньги он хочет брать, а чьи не хочет.

Александр Генерозов: Короткий метр. Так и останется уделом студентов и фестивалей? Я просто обожаю короткометражки!

Игорь Мишин: На многих платформах, в том числе и на нашей, появились специальные разделы короткометражных фильмов, а каждый понедельник выкладываем пять короткометражек. В них очень много достойных работ, практически все звёзды первой величины снимаются в коротком метре. Вообще, считается очень хорошей такой кинематографической традицией, нормой такой, когда большие артисты снимаются даже в дебютных студенческих работах. Это такая цеховая солидарность, поддержать молодых кинематографистов, дать согласие за небольшой гонорар, меньше чем обычно, сняться в их коротком метре. И вообще, короткий метр – для него на платформах сейчас какой-то ренессанс происходит. Потому что в прокате его никогда не было, он был в специальных альманахах, ну иногда редкие какие-то эпизоды случались. А мы выступаем партнером, спонсором такого проекта, как «Уличное Кино», уже седьмой год идёт по стране, правда в пандемийных условиях в чуть меньшем размере проходит. Ну вот это как раз программа из 10 короткометражек, отобранных для показа, которая идёт по всей стране в течение трех с половиной летних месяцев! До середины сентября на открытых площадках, в парках, скверах, в городских пространствах, которые сейчас во всех городах появляются, а не только в Москве. Популяризируем короткий метр, потом эти программы у нас на платформе лежат, доступны. Платформы дали новую жизнь для этих работ.

Александр Генерозов: Хочу поругать немного онлайн-кинотеатры, сказать, что мне не нравится. А вы, возможно, возразите.

Игорь Мишин: Давайте, это всегда полезно!

Александр Генерозов: Есть разные модели функционирования кинотеатров, сейчас всех вытесняет SVOD, то есть платная подписка. Отличная модель, но в ней есть вымораживающий нюанс: фильмы за отдельную плату или за отдельную подписку. Этот тренд только усилится?

Игорь Мишин: Это претензия не в адрес онлайн-кинотеатров. Это практика управления правами, и студии-мейджоры, у них есть своё представление – как тот или иной фильм, когда у него открываются права подписки? И обычно они открываются чуть позже, а перед этим идёт так называемая транзакционная модель. То есть, когда человек должен купить фильм или взять его в аренду. Поэтому мы здесь действуем в русле общей практики управления правами.

Александр Генерозов: Почему «один мой знакомый» никак не снесет торрент-клиент (смеётся). Во-первых, это выбор дубляжа. Очень приятно выбрать, мало что не из 10 иногда вариантовпожестче, посвободнее, а кто-то любит и всё, вот именно этих вот озвучников. Будет ли увеличиваться количество вариантов озвучки именно в онлайне?

Игорь Мишин: Ну это на стыке двух моментов, то есть, действительно, это дополнительные деньги, которые нужно внести. А реально эта тема время от времени возникает, её ярко двигают в Facebook какие-то люди, но надо понимать, что это микроскопическое количество людей по отношению к нескольким миллионам смотрящих. И второй момент, опять же – правовой. Не всегда это возможно из-за управления правами.

Александр Генерозов: Ну и ещё «за тех малых» скажу. Я хоть и средний, но киноман, по крайней мере, себя таковым считаю. И если я захочу официально посмотреть неформатное кино, классику, фестивальное – практически нет пути, чтобы сделать это легально…

Игорь Мишин: Мы наблюдаем, что за последнее время, конечно же, потребление контента в онлайн-кинотеатрах не носит, скажем так, библиотечного характера. Я думаю, что постепенно внимание к таким деталям – а это, конечно же, детали, собрать там уникальную какую-то коллекцию европейских режиссёров, это уже такие тонкие настройки, вот у строителей есть такое выражение «ход не дошёл». Почему что-то не сделали? Ход не дошёл! То есть попытки идут, но они сегодня не могут определить лицо платформы и её конкурентоспособность.

Александр Генерозов: А давайте быстренько «за киноповестку» пробежимся. Сэр Ридли Скотт очень эффектно пообщался с кинокритиком Антоном Долиным: «Да пошли вы, сэр!»ну почти буквально. На ваш взгляд, в состязании некорректности кто из них победил? Антон, который сравнивал фильмы режиссера в разговоре с ним, или сам Ридли Скотт?

Игорь Мишин: Вы знаете, дело в том, что это не было пикировкой Ридли Скотта с Антоном Долиным. Это была пикировка Ридли Скотта с каким-то для него абсолютно безымянным, неизвестным, непонятного статуса и калибра журналистом из России. Это мы с этой стороны воспринимаем: «Ооо, Ридли Скотт самого Антона Долина послал!» Слушайте, этих Антонов Долиных в жизни Ридли Скотта – несчитанные тысячи, при его биографии, и при его работоспособности, и при его возрасте. Поэтому это мы немножко тут надули себе тему, что вот, дескать, самого Антона Долина. Для него это просто безымянный журналист из России.

Александр Генерозов: Ну и к нашим новостям «now it’s official», как любят писать в соцсетях, абсолютно официально. Фильм Киры Коваленко «Разжимая кулаки» идет в «оскаровскую» программу. Как вам кажется, такие фильмы, которые прямо изначально претендуют на актуальную повестку, вопросы прав, семьи и так далее. Насколько это классно? Или это именно ради «Оскара»?

Игорь Мишин: Да, я фильм видел. С точки зрения личного отношения я вижу в этом очень хороший признак. И я думаю, что здесь сыграл свою роль невероятный успех российского кино в этом году на международных фестивалях. Ну то есть такого сбора урожаев на главных мировых площадках: Канны, Венеция, Локарно, Сан-Себастьян, Карловы Вары – ну то есть это с весны и до осени, когда и принималось это решение. И мне кажется, что победили здравый смысл и правильная логика, а не какие-то конъюнктурные там: «Мы двигаем своих, а не двигаем чужих» и так далее. Был задан такой импульс успехами русского кино, невероятным количеством успехов за это лето, и мне кажется, в контексте этого импульса это очень логичное решение. Другой вопрос – судьба финального решения академиков, но это другая жизнь, другие взаимоотношения, другой рынок, но я воспринимаю такое решение Российского оскаровского комитета как очень здоровое.

Александр Генерозов: Я когда готовился к передаче, увидел вас в питчинг-шоу DreamApp на Rutube. И я вот думаю, насколько реально пробиться в таком жестком по времени формате? Это работает?

Игорь Мишин: Это работает, абсолютно точно! И, безусловно, случаев, когда это не работает – их в разы, даже в сотни раз больше. По определению, потому что участников этих процессов тысячи! Очень много за последние несколько лет ярких примеров, когда по результатам питчингов, где молодые и начинающие кинематографисты представляют свои проекты, в итоге они получали бюджеты, они получали запуск своих сериалов и своего кино, сценаристы получали заказы на написание сценариев. Практически у каждого питчинга есть реальный результат, есть конкретный автор, конкретный человек молодой, которому повезло, который выиграл и получил средства на реализацию своего проекта. За каждой такой победойэто, безусловно, талант, но это во-вторых. А во-первых, это просто огромный объём очень сложной, зачастую просто «в стол», зачастую как бы ненужной работы. И люди определённого характера, которые упорно, твердо добиваются своего, монтируют, снимают, пишут, пишут, пишут, не ленятся во всех питчингах принять участие. И когда говорят мне молодые ребята: «А какой вот рецепт успеха? Как попасть куда-то?» И я отвечаю, что просто много надо работать. Несмотря на уровень твоего таланта, и, как бы тебя не хвалили родители или преподаватели, количество затраченного в часах труда – всегда перекроет любую степень таланта, это точно. Самый идеальный случай – это когда, конечно, происходит совпадение, когда суперталатнливые люди – они ещё и супертрудоспособны. Но это правда, очень большое количество молодых кинематографистов реально выигрывают средства на реализацию своих идей. И это тоже примета положительно меняющегося рынка кино в России.

Александр Генерозов: Игорь, спасибо огромное за то, что нашли время для нас, громких премьер и хороших просмотров, ждём в гости!

Игорь Мишин: Спасибо большое что пригласили!

Александр Генерозов: Друзья, Игорь Мишин, продюсер один из авторов «Овсянок», «Гоголя», «Немцев», член Европейской киноакадемии и Гильдии продюсеров России, директор KION провёл свой воскресный вечер вместе с нами на Европе Плюс. Александр Генерозов, Week&Star, встретимся ровно через неделю, пока!

Игорь Мишин: Всего доброго!

AD