Звонкий: об онлайн-концертах, поющих тиктокерах и о том, как пишутся хиты

6 декабря гостями шоу Week&Star стали певец Звонкий и генеральный продюсер канала «Музыка Первого» Борис Хлуднев! Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст, мы есть в Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox, «Яндекс.Музыке» и Podbean.

Александр Генерозов: На Европе Плюс сегодня с нами музыкант, который умеет взять хип-хоп, раггу, добавить свой секретный ингредиент и в результате получить отличный трек, конечно же это Звонкий! Но он не один, а вместе с ним человек, который о музыке знает если не всё, то очень много, потому что он – генеральный продюсер канала «Музыка Первого», Борис Хлуднев! Привет, парни, и привет всем-всем, кто с нами сегодня!

Звонкий: Всем привет, друзья!

Борис Хлуднев: Привет всем, такое большое событие для человека с телевидения попасть на радио! Это круто, и поэтому всем отличного вечера, надеюсь, мы все его проведём сегодня очень круто!

Александр Генерозов: Вот только что послушали «Голоса», трек, который выстрелил и вывел Звонкого из сумеречной зоны хип-хоп тусовки и обитых звукопоглощающими плитками студий на сцену под свет софитов. Когда добили мастеринг, всё свели, ты понимал, что сделал хит, бомбу?

Звонкий: Да нет, конечно, не понимал. Кстати, этот трек был доделан последним треком в альбом, когда мне нужно было его сдавать, этот последний трек, мне надо было добить его, он был очень быстро сделан, ну вот остался буквально день, я его свёл, всё записал, и всё. И, кстати, были ставки на какие-то другие треки. Причём он как-то не сразу раскачивался, по-моему, месяца два, что ли, или даже больше. Он постепенно набирал обороты. А после Нового Года он прямо стартанул, и я сказал: «Вау, ничего себе!»

Борис Хлуднев: Мы были одной из тех площадок, которые тоже не понимали: хит или не хит…

Звонкий: Да?

Борис Хлуднев: …но мы поддержали. И в этом году мы делаем уже шестое шоу, которое тоже имело свою эволюцию, где в своё время в первый раз и Андрей выступал, это было или год или два назад. Артисты, которые сделали хайп треком или своим каким-то медийным действием в году, попадают на эту площадку, и уже все в новогоднюю ночь, смотря шоу, видят не только классный крутой режиссерский перфоманс, но и некий такой отчет, срез: «А что же было в этом году крутого?» Поэтому, это не просто миссия «все пришли в белом», а это, чтобы мы вспомнили всё самое лучшее, интересное, позитивное за этот год.

Александр Генерозов: Намёк на белое услышали!

Борис Хлуднев: Мы придумали именно формат белого, потому что традиционно белое считается чем-то чистым. И когда нам сказали, что, ну как же, зимой и белое, то я говорю: «А вы были когда-нибудь зимой на Новый Год в Бразилии?» И тот, кто был в Бразилии, меня поймет. Потому что там традиционно Новый Год празднуют все в белом. Для них это нормально. И мы подумали, что пусть у нас не так жарко, но мы также можем подумать о чистоте, о чем-то светлом, что уже этим флешмобом и даёт возможность всем остальным, кто приходит, стать частью чего-то светлого. И вот подумали, эксперимент первый был пока пробный, а уже на второе, третье шоу и четвертое – люди действительно поймали кайф, прикололись и поняли, что да, это прикольно. Ты приходишь в большой зал, а там всё просто сияет этим светом, а когда Андрюха выходит в белом ещё и на сцене, то ты понимаешь, что ты не один, что с тобой на одной волне ещё и твой любимый артист, и все в этом едином порыве белом, и уже, можно сказать, Новый Год состоялся.

Александр Генерозов: Итак, меньше недели до SnowПати. Шоу с таким лайнапом – это всегда почти как запуск космического корабля, а шоу во время частичного локдауна, с чем сравнить, Борис? Как протиснулись между Сциллой и Харибдой?

Борис Хлуднев: Да очень просто! Мы, как и любая большая организация, не можем себе позволить чего-то подпольного и незаконного, поэтому, конечно же, мы соблюдаем все нормы и условия, приказы, которые существуют. Нам, к сожалению большому, нам пришлось сократить количество билетов до 25%. Тут промоутеры или организаторы вынуждены либо отказываться, либо они идут на эти условия. Мы поняли, что этот праздник отменить невозможно, тем более, что столько уже артистов завязано, а большинство из них специально шьют костюмы заранее, именно к нашему шоу. Такая традиция получилась, что некоторые артисты, например, Оля Бузова или Zivert и ещё могу перечислить как минимум десять артистов, они шьют специально костюм для шоу, а потом уже его «катают» по своим гастролям. Ну, и естественно зрители, которые, как ни удивительно – для нас это было удивительно, но так случилось – приезжают не только из Москвы, а из разных городов. И они, конечно, нас просто спамят сообщениями: «а будет ли шоу?», «а не отменят ли?», «мы едем из Волгограда», едут из Иркутска, из Санкт-Петербурга, из стольких городов! Мы вам официально заявляем – шоу будет!

Александр Генерозов: Андрей, за время без таких выступлений не отвык от толпы? Что для тебя самое сложное в сборном концерте? Раскачать без раскачки?

Звонкий: Слушай, ну скучаю, конечно! Очень сильно. Потому что когда концертов было так прямо вот плотненько, думал, что блин, вот перелёт, что-то не спишь, ну а потом, когда нет их, то уже понимаешь, что ты не можешь реально. И очень хочется увидеть людей, потому что онлайн-вариант – это не самый классный, это всё очень искусственно выглядит, поэтому такие мероприятия – это круто. Это возможность пообщаться, увидеть зрителя, и это самое главное.

Александр Генерозов: Я гляжу на список артистов SnowПати, и понимаю, что в шоу-бизнесе мощная новая волна, которая пришла без скандалов, без революций, просто пришли и сказали: «Всё. Мы здесь. Мы классные». Это такая революция наушников и плейлистов?

Звонкий: Я считаю, что сейчас такой апогей хип-хоп музыки, это очень мощно расцвело, это стало огромной индустрией, и сейчас прямо очень, очень много имен, которые уже собирают огромные площадки, и это самый востребованный жанр.

Александр Генерозов: А нет ли какого-то неприятия их true хип-хоп музыкантами?

Звонкий: Ну как-то мне кажется, что сейчас уже немного размылось всё это, потому что…

Борис Хлуднев: Горячего хотите добавлю? И перчёного?

Александр Генерозов: Конечно!

Звонкий: Да, да!

Борис Хлуднев: Андрей абсолютно прав в том, что смешалось, и это имеет место быть, но я вам скажу так, пусть это будет немножко провокационно, но назревает большой конфликт. Он превращается в некую холодную войну. Но с другой стороны, так как я в индустрии уже порядка 20 лет, я прямо очень рад этому. Меня захейтит там кто-то, отпишется, кто-то начнёт слать угрозы, но семь лет назад, когда я пришёл в компанию «Первый канал. Всемирная сеть», не существовало такого канала, как «Музыка Первого». Все каналы были одинаковые, артисты были одинаковые, попасть молодым было невозможно, многие говорили, что не существует возможности. Мы поменяли абсолютно концепцию, я сказал, что я буду искать молодых.

Звонкий: Но мне нравится ещё то, что сейчас хорошее время для появления новых жанровых историй, которых не было у нас никогда.

Борис Хлуднев: Эксперименты! Раньше мы боялись, мы боялись радиоформатов, ТВ-форматов, а появился интернет, мы думали: «А, там сидят, для себя там». Но сейчас такое кайфовое время – что бы ты ни сделал, ты можешь показать. Сможешь зацепить – круто! Не сможешь – ну думай ещё! Но это не страшно, выложи это в интернет. Три лайка? Значит три лайка. Три миллиона лайков? Значит ты молодец, значит ты сделал это всё. И опять же, не показательно, но можно дальше искать. Самое главное, что он резиновый – интернет. Пока, по крайней мере.

Александр Генерозов: Ускорим темп быстрыми вопросами, ответы принимаю всегда в любом формате. Онлайн-концерты. Жалкий компромисс или будущее?

Звонкий: Компромисс.

Борис Хлуднев: Компромисс.

Александр Генерозов: Музыкальное образование. Что бы пригодилось будущим звёздам?

Звонкий: Да сейчас много курсов, на самом деле. Интернет плюс какие-то школы звукорежиссуры, и чего там ещё. Это всё классные штуки. Это нужно.

Александр Генерозов: А при «Музыке Первого» нет образовательного пока?

Борис Хлуднев: Мы планируем. Но я такой перфекционист, что нужно предложить то, чего нет. И то, что может дать что-то новое. А так, этого действительно много, и я, пусть не в тему, но для меня лично, может быть я как старовер какой-нибудь, музыкальное образование нужно.

Александр Генерозов: Сколько релизов в год минимально, чтобы оставаться на слуху и на плаву?

Звонкий: Ну я думаю, что минимум четыре, можно больше, наверное. Ну типа весеннее-летнее, фиты какие-то.

Борис Хлуднев: У меня двоякое мнение. Первое, можно одним релизом шибануть на целый год, остальными просто говорить, что ты существуешь, а можно и пять релизов дать, и не будет никакого результата. Всё сугубо индивидуально. Вот никому не поверю, если кто-то знает идеальную формулу.

Александр Генерозов: Навскидку. Gorillaz и Daft Punk не показывали своих лиц и умудрялись существовать суперзвёздами. Это единичный случай, или мы будем видеть таких звёзд?

Борис Хлуднев: Ну, во-первых, давайте скажем честно, они всё равно были. Они существовали, выступали на сцене, поэтому это не совсем так, что они не показывали лица. Вот KISS тоже никогда не показывали своего лица, они были закрашены, никто просто не видел их настоящих лиц. Это же тоже маска?

Звонкий: Это тоже персонаж, да. Нужен какой-то персонаж. Пусть это будет мультяшный, но персонаж.

Александр Генерозов: Фокус внимания должен на кого-то идти?

Звонкий: Да, думаю так.

Борис Хлуднев: Сейчас же существуют виртуальные персонажи, которые собирают огромные залы. Существует проекция, мы знаем, и Южная Корея, и Китай, там всё это существует. Существуют даже виртуальные, несуществующие в жизни блогеры, на которых подписаны люди.

Александр Генерозов: Машины времени перед вами, куда отправитесь? Мы волшебники!

Звонкий: Я хочу в прошлое, куда-нибудь в семидесятые хочу…

Борис Хлуднев: Я футурист, я, конечно, в будущее хочу, хотя бы лет на сто вперёд.

Александр Генерозов: Только что мы услышали трек Deja Vu от нашего гостя Звонкого, а рядом сидел, в него вслушивался генеральный продюсер «Музыки Первого» Борис Хлуднев, тоже музыкант, кстати говоря, правда, да, Борис?

Борис Хлуднев: Да, правда, у меня есть образование, и опыт, я сам выступал.

Александр Генерозов: Андрей, как пришёл к тебе этот трек? Сначала были слова? Музыка? Всегда интересно же!

Звонкий: Вот у меня сначала музыка, гармония какая-то, потом мелодия, потом набросок там, типа темпа или стиля, а уже потом текст. Так происходит в 80% случаев. Мне так удобнее, я не знаю почему. Может быть, когда пишешь слова на какую-то готовую мелодию, бывает, что ты просто меняешь мелодию, потому что у тебя получилось стихотворение, классная фраза, и она немного не ложится, и нужно поменять. У меня такое тоже бывает, достаточно часто. Но в целом вот схема такая.

Александр Генерозов: У тебя, вот ты поешь про дежавю, ты сам знаком с этим явлением?

Зонкий: Да постоянно.

Александр Генерозов: Как ты трактуешь это явление с мистической точки зрения? Помнишь, Морфеус говорил, что это сбой в Матрице?

Звонкий: Нет, у меня просто есть такое мнение, что мы не раз здесь являлись в каких-то других, не знаю там, телах… Перерождение душ и так далее. Не знаю, ну может, это уже как-то было, когда-то, просто тебе это как-то вспомнилось. Как вариант. Поэтому это такое явление философское, наверное.

Александр Генерозов: Борис, Deja Vu идеально заходит в форматные рамки «Музыки Первого»? Или формат – это ограничение самого себя?

Борис Хлуднев: Классно то, что на «Музыке Первого» не существует формата. Иначе я бы опять ушел бы в 70-е, куда хочет отправиться Андрей, а я хочу попасть в будущее, я за эксперименты. Должно либо качать, и, слава богу, наступило время, когда можно пробовать эксперименты, и главное – не бояться. Ну, будут хейты? Ну что ж, ваш хейт – мой хайп, как говорится.

Звонкий: Я вообще всю жизнь боролся с мнением, что какой-то должен быть формат всё время, постоянно мы что-то боролись.

Борис Хлуднев: Существует сейчас возрастной формат, это правда вот, да.

Звонкий: Хочется, правда, вот экспериментировать.

Борис Хлуднев: Конечно. Ну не всё же надо выпускать как официальный релиз, что-то можно выпустить на своей страничке, например, и сказать: «Ребят, ну как?» И тут же тебе ответят все. Это называется фокус-группа, для тех, кто занимается маркетингом. А кто нет – просто оценка мнения.

Александр Генерозов: Ну то есть, ты хочешь сказать, что если к тебе придёт музыкант и принесёт трек, который будет озаглавлен, ну как афро-азиатский фолк-панк, это тебя не испугает, и ты сначала послушаешь его в любом случае?

Борис Хлуднев: Я всегда слушаю, даже если это будет афро-поп-панк-чили и что-то там, я пойму, что надо послушать, понять – а может быть, это что-то новое? И я сейчас окажусь лузером, если я хотя бы это не услышу.

Звонкий: Согласен!

Александр Генерозов: Борис, вот хорошо, собрали отличный лайнап. И люди пришли. Но дальше ваш зритель-слушатель воткнул в уши свои замечательные наушники, и слушать заранее заготовленные плейлисты. Где здесь телеканал? Они же все говорят, что они не смотрят телик. Или врут?

Борис Хлуднев: Ну, как я могу сказать, что наш зритель врёт? Это нас могут обвинить во вранье, но мы-то тоже честны. Во-первых, хочу сказать вам следующее, что в своё время телеканал «Музыка Первого» не занимался маркетингом, продвижением канала, мы всё делали только в интернете. И большой объём аудитории пришёл именно, как ни странно, к нам из интернета. Оттуда мы получили самую молодую аудиторию, активную на телике. Мы не делали как остальные каналы, мы не вешали билборды, мы не писали в газетах, мы всё делали через интернет. И весь трафик получали оттуда. Поэтому у нас, как раз-таки, собралась та аудитория, которая лояльна. И которой интересно то, что мы делаем.

Александр Генерозов: Андрей, для телевизионного формата без видео никак. Ёлка тут мне честно признавалась, что это пытка для неё, съёмки видео. Ты как?

Звонкий: Нет, я люблю клипы. Я не люблю фотосессии, потому что они скучные, статичные, а клипы, наоборот, интересно, потому что это какое-то действие. Просто поначалу это сложно, нужно какой-то опыт, его как-то найти, и я прямо в последнее время очень кайфую от клипов. И главное, что ты можешь реализовывать свои идеи, и какие-то образы отыгрывать, которые ты задумывал. Поэтому я люблю.

Александр Генерозов: А как ты воспринимаешь, что люди слушают, люди зачастую не видят этой картинки, то есть тебе всё равно важно создать её?

Звонкий: Не, ну без видеоконтента как-то мне кажется уже не очень, нужна визуализация. Сначала слушают, но они должны видеть, кто это вообще поёт, и что это вообще такое, и как это подаётся. Все мы знаем, что видеообразы и видео у нас очень хорошо заходят, порой даже круче песен.

Александр Генерозов: Борис, а может ли зайти исполнитель просто с дешёвым вариантом lyric-video?

Борис Хлуднев: Я сейчас буду опять «якать», простите меня уважаемые слушатели, но это та смешная ситуация, когда «Музыка Первого» была первым в России каналом, который стал ставить mood- или lyric- видео.

Александр Генерозов: Я не знал, честно, это не подстроенный вопрос!

Борис Хлуднев: Нет, мне приятно об этом сказать, и я не могу сказать, что я этим горжусь, но я подумал, что сейчас стирается абсолютно стандарт. И если ещё, допустим, 15-20 лет назад нужно было обратиться к определённому режиссёру или оператору, чтобы твоё видео точно встало на канал, это было, это правда. А сейчас ты можешь взять телефон, сделать это сам, и если это будет прикольно, то тебя будут смотреть.

Александр Генерозов: Итак, есть ещё одна интересная фишка, которая сейчас в самых трендах, это когда музыканты появляются из TikTok, или наоборот, уже состоявшиеся музыканты начинают пытаться эту площадку покорить. Борис, как взаимодействуют TikTok, телевидение, музыка? Как ты видишь это как профессионал?

Борис Хлуднев: Музыканты и тиктокеры – это есть всё равно общий шоу-бизнес. Так случилось, что где-то год назад произошло слияние. Несколько лет назад, когда ещё не было тиктокеров, а были блогеры, была такая тема – я блогер и всё-всё. А потом, хотя может быть, никто об этом не знает, все продюсеры блогеров, они стали понимать одну фразу: «Блогер живёт три года». Дальше он умирает. Это закон природы блогерства. И они поняли, что три года, а они хотят жить больше, что делать дальше? Они пошли сначала в какие-то там сериалы и кино. Там их не приняли. Потом пошли ещё куда-то. И тут кто-то, а кто, как не великая и могучая Оля Бузова, взяла и запела. Тем самым показав, что она медийный персонаж, по сути тот же интернет-персонаж. Она набирала аудиторию ещё на «Доме-2» и всё остальное, но она потом для всех стала неким медийным интернет-персонажем. Потому что вся её жизнь стала происходить в инстаграме. Она взяла и сказала: «Всё, я пою». Ей там предложили один, другой проект. И тут блогеры, посмотрев, что, оказывается, «а что, так можно было?», пошли за этим всем. Может быть она не самая первая была, но это был самый яркий такой взрыв суперновый, который и послужил потоком. И потом каждый первый начал петь, петь, петь. Из тех, которые тысячу спело, хитами стала только сотня – естественно, все подряд не могут. И тут пошла коллаборация. Музыканты, которые поняли, что у этих гораздо больше подписчиков, и почему бы нам с ними не замутить, чтобы взять их аудиторию, а эти возьмут их аудиторию. То есть вот этот естественный отбор, и вот эта вот диффузия, которая происходит – она и привела к тому, что сейчас существуют и те, и те.

Звонкий: Ну на самом деле – да, вот есть такое, есть музыканты, и есть…

Борис Хлуднев: Артисты.

Звонкий: Это даже не артисты, это такие, знаешь, люди с аудиторией, которые набрали её благодаря другим действиям. Они начинают петь, просто у меня вопрос такой, что не всегда тиктокеры, конечно, выдают музыку интересную для музыканта, чтобы с ними коллаборироваться, но при этом имеют большие количества просмотров из-за того, что их смотрят не из-за того, как они поют, а из-за того, что они снимают свои тиктоки или блоги. Мне, кстати, предлагали какие-то коллаборации, и я очень выборочно к этому подхожу. Потому что мне просто неинтересно вписываться в какую-то историю, которая, на мой взгляд, она чисто музыкально не интересна для моей аудитории. Которые её посмотрят, и скажут: «Андрей, ну зачем?». Поэтому здесь такой момент, вот есть нюансы.

Александр Генерозов: И что я ещё хотел осветить. Если ситуация с ограничениями концертов затянется надолго, мы можем эту отрасль в принципе потерять или откатить лет на пять назад, или это уже невозможно?

Борис Хлуднев: Я недавно встречался с одним очень известным и талантливым режиссёром Тимуром Бекмамбетовым. У нас был с ним разговор совсем о других вещах, но я предположил такую гипотезу, что это может привести к виртуальным шлемам и очкам. И мне кажется, что к этому может скоро всё прийти. Потому что, пока это не популярно, но в какой-то момент, когда люди дойдут до того, что они сделают ощущения очков виртуальной реальности – и звуков, и запахов, и всё вместе, как у нас привыкли в 4D, надевая очки, плюс ещё и воздух, и аромат добавить, то это может онлайн-концерты немножко преобразить. Ты видишь картинку, и там все твои кумиры, и я думаю, что всё к этому может прийти.

Звонкий: Но мне бы не хотелось бы. Я считаю, что моментов встречи этих – их не отнять.

Борис Хлуднев: Но, вспомните Fortnite, игра. Где небезызвестный артист дал огромный концерт, безумно популярный. И это было настолько хайпово, и это приняли. Не это ли первый звоночек о том, что люди гипотетически к этому готовы?

Александр Генерозов: Смотрите, резюмируя наш разговор. У нас в будущем может получиться вообще гибридная индустрия, которая будет сочетать с одной стороны TikTok, с его гигантскими ресурсами, с другой стороны – классическую сейчас уже хип-хоп и поп-музыку и элементы игрового мира? То есть всё это сплавится, и вот где, возможно, новая точка роста будет. Но, прежде чем всё это будет развиваться, и мы пожнем плоды, надо 10 декабря сходить на SnowПати.

Борис Хлуднев: Я всех приглашаю с большим удовольствием! Это возможно сейчас уже – окунуться в атмосферу Нового Года первыми, ощутить себя в этом белом флешмобе, увидеть все хиты, которые вы полюбили за этот год, увидеть обязательно и Андрея Звонкого, и всех остальных ваших любимых артистов, а самое главное, что это будет новогодняя атмосфера. И после вы сможете увидеть это всё в новогоднюю ночь на канале «Музыка Первого».

Звонкий: Да, я присоединяюсь, все-все приходите на SnowПати, увидимся, споем, потусуем в белом!

Александр Генерозов: Андрей, Борис, спасибо огромное за то, что нашли время для нас, удачи вам со SnowПати и приходите к нам ещё! Друзья, музыкант и настоящий хитмейкер Звонкий и генеральный продюсер «Музыки Первого» Борис Хлуднев провели свой воскресный вечер на радио №1 в России, на Европе Плюс! Слушайте и читайте Week&Star в подкастах в любое время и на любом устройстве, Александр Генерозов, Week&Star, пока!

Борис Хлуднев: До свидания!

Звонкий: Пока!

AD