Imanbek: о реакции на получение «Грэмми» и коллаборациях с топовыми артистами

21 марта гостем шоу Week&Star стал музыкальный продюсер и диджей, обладатель премии «Грэмми» Imanbek! Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст, мы есть в Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox, «Яндекс.Музыке» и Podbean.

Александр Генерозов: На Европе Плюс парень, который своим появлением в чартах вызвал смятение не только у музыкантов, но и у всего мирового шоу-бизнеса. И если ещё год назад к его имени добавляли вопросы «кто» и «как», то с воскресенья 14 марта он носит невероятный для музыканта титул обладателя «Грэмми» – Иманбек Зейкенов! Привет, бро! И привет всем, и поздравляю тебя, невероятный, космический успех!

Imanbek: Здравствуйте! Очень круто оказаться здесь, в студии!

Александр Генерозов: Поздравляю тебя! Ну что хочу сказать – это просто же кайф!

Imanbek: Спасибо, да! Я сам до сих пор в шоке!

Александр Генерозов: Итак, нежный голос «And the Grammy goes toImanbek Zeikenov!» Скажи, а помещение, где вы тусили, не разнесли после этого в щепки, оно осталось целым?

Imanbek: Оно осталось целым, мы сказали, что должны отреагировать абсолютно адекватно, чтобы никто ничего плохого не подумал, потому что мы параллельно снимали документалку про меня, Костя Майер снимал нас, когда объявляли победителя. Мы прислушиваемся, и да, «and thе Grammy…» – а я вот так стоял (показывает) – теперь очень популярная картинка в мемах будет! Я уверен! (смеется)

Александр Генерозов: И кому позвонил первому?

Imanbek: Маме!

Александр Генерозов: Итак, «Грэмми»! Самая горячая новость сейчас. Вы пытались прорваться на саму церемонию?

Imanbek: Я не знаю, если бы «Грэмми» проходила в традиционном формате, возможно, я бы туда полетел! Но, опять же, я не супер мечтал туда поехать, всё равно для меня это страшно! Это место, где все разговаривают на английском языке, и я наоборот обрадовался тому, что «Грэмми» будет проходить в онлайн-формате.

Александр Генерозов: Я посмотрел конкурентов, и действительно, как-то удивительно. В этом году по ремиксам такое ощущение, что тебе подбирали спарринг-партнеров! Потому что ни Bazzi, ни Loui Vega не тянут даже до номинации на «Грэмми». Тебя не удивил такой подбор, что не нашли никого более яркого, хитового?

Imanbek: Там могли оказаться и Martin Garrix, и David Guetta, которые тоже сделали отличные ремиксы, ну что – нормально я к этому отнесся!

Александр Генерозов: Кого воспринимал как самого опасного конкурента в номинации? Ну вот: «Должны мне дать, но если не мне, то, наверное, ему»?

Imanbek: Знаете, из всех номинантов я знаком только с творчеством Bazzi. Я видел один только знакомый ник, ну и думаю – всё, он мой главный конкурент, потому что остальных я даже не слышал.

Александр Генерозов: Ну как мне показалось, Young&Alive действительно самая крепкая. Остальные просто удивили присутствием. А вот среди более известных музыкантов, эта премия обошлась без имени The Weeknd. Он не получил даже ни одной номинации. Какая-то темная история и с одной стороны, хочется ему посочувствовать, а с другой – пожалеем себя, а не его! Но тебе не кажется это всё-таки незаслуженно? Что Blinding Lights не попал никуда?

Imanbek: Я не знаю, какие терки у него были с организаторами, но, если бы я там что-то решал, я бы включил его в несколько номинаций. Сто процентов! Я сам его слушаю.

Александр Генерозов: За лучший трек отдал бы? И видео?

Imanbek: Да, согласен.

Александр Генерозов: А с другой стороны, Бейонсе вот получила 28-ю статуэтку, 28-ю! Представь себя с 28-м «Грэмми». Не закричал бы как в сказке: «Горшочек, не вари!»

Imanbek: Да я до сих пор ещё не понимаю, насколько это круто, когда мне говорят. Что это – самый верх музыкальной индустрии. Я ещё не вкусил этого, насколько это значимая победа.

Александр Генерозов: Возвращаясь к «Грэмми» и Roses. Почему эта песня осталась незамеченной у St. JHN, он её выпустил, и ее никто не заметил?

Imanbek: Ну я не могу ответить на этот вопрос, так же, как и не могу предугадать хит. Я не знаю, правда.

Александр Генерозов: Ну а для тебя-то он был хитовым? Когда ты его раскопал, ты понял его потенциал?

Imanbek: Roses? В оригинале мне он очень «зашел», я его слушал, и я не знаю, а может это андеграунд такой просто?

Александр Генерозов: Ну да, он вроде и вне музыкальной всей тусовки находится. И по-своему ты же его туда втянул в итоге?

Imanbek: Да, согласен!

Александр Генерозов: Сначала он тебе не отвечал, а потом, когда вся эта история сыграла, он сказал хоть раз «спасибо»?

Imanbek: Он мне респектанул, говорил: «Братишка, ты красавчик! Дерзай», ну и так далее! Но это он мне написал спустя очень много времени после официального релиза. Игнорировал всё это время поначалу, а когда Roses достиг какого-то там, если не ошибаюсь, это было, когда ремикс Roses поднялся на первую строчку мирового Shazam.

Александр Генерозов: Как бы ты описал изменение песни Roses – от St JHN к твоему ремиксу? Питч голосу и ритм?

Imanbek: Ритм? Ну ритм и темп поменял, да, конечно!

Александр Генерозов: Но в этом есть какая-то твоя фишка, твой «звук от Imanbek»?

Imanbek: Знаешь, в локальном кругу людей уже такой стиль так и называют Imanbek Style, да.

Александр Генерозов: А программно это что было, «эфэлка» всё та же?

Imanbek: Да, FL Studio…

Александр Генерозов: И вот этого хватило? И ты ничего не прописывал, ни бочек, ни барабанов там?

Imanbek: Да у меня ноутбук десятилетний, ну честно! Я на нем всё это сделал!

Александр Генерозов: Ты четыре года внутри музыки. Что с ней происходит? Она окончательно потеряла деление на жанры, стили?

Imanbek: Ну да, сейчас многие, очень многие музыканты стали мультижанровыми, и это нормально вполне.

Александр Генерозов: Ну это меня запутывает, получается, когда составляешь свой плейлист, просто чтобы послушать, я вот порой не понимаю, что от кого ждать. Но всё же, сейчас не так много таких ярких мелодий, как Roses, «под ногами»? Или хватает?

Imanbek: Да очень много песен в таком стиле сейчас. Когда я выкладывал этот ремикс, такой музыки было меньше, очень мало было.

Александр Генерозов: Не хотел себя попробовать в хип-хопе?

Imanbek: Я думаю, если я и перейду в хип-хоп, то буду писать музыку всё равно. Но читать рэп я не буду. Я не смогу, и это будет выглядеть очень нелепо!

Александр Генерозов: То есть твоё дело – биты и сэмплы?

Imanbek: Именно!

Александр Генерозов: Больше информации в быстрых вопросах, ответы в любом размере. Делаешь во сне треки?

Imanbek: Пару раз такое было, но я просыпался и сразу забывал.

Александр Генерозов: Сколько шазамов в минуту или в день делается на твои треки, когда-нибудь считал?

Imanbek: Есть один парень, мой фанат – он считает это всё, я уже забыл, правда.

Александр Генерозов: Твой стиль уже копируют? Вот тот самый «Imanbek Style», о котором мы говорили.

Imanbek: Конечно, и мне не обидно, а наоборот, очень приятно. На меня равняются – это круто!

Александр Генерозов: Знаю, что играешь на гитаре, что ещё?

Imanbek: Только гитара!

Александр Генерозов: Пандемия – облом, или она помогла тебе?

Imanbek: Знаете, мне не с чем сравнивать, но я думаю, что, если бы не было карантина, я бы уже был намного популярнее благодаря концертам. Я бы уже выступал во всех странах.

Александр Генерозов: Где бы хотел жить?

Imanbek: Ну я бы хотел остаться на родине, в городе Аксу, а потом, ну может быть в столицу, в Нур-Султан перебраться.

Александр Генерозов: Машина времени, выбирай прошлое или будущее, любое место!

Imanbek: В Грецию!

Александр Генерозов: В Древнюю Грецию?

Imanbek: (смеется) Да нет, в современную! Ну или в Грузию!

Александр Генерозов: Коллаборации с диджеями, вот только что послушали отличный трек, мне интересно – как это всё происходит, как вы делите свои обязанности? Какая часть в этом – твоя?

Imanbek: Вообще, это всё организовывают менеджеры наши. То есть мой менеджер коннектится с менеджером Marshmello и Ашера, делаем коллаб. То есть я присылаю свою демку, они присылают переделанную мою демку. Так, по чуть-чуть, помаленьку, приходим к финальному звучанию.

Александр Генерозов: То есть невозможно сказать, что я вот там беру ритмическую часть, к примеру? А вы дополировываете друг за другом?

Imanbek: Именно! Так и работаем.

Александр Генерозов: То есть ты можешь сказать, что ты исправлял что-то в работе Марша?

Imanbek: Вы знаете, это было страшно, и я… не трогал! (смеется) Ну нельзя сказать, что, например, Imanbek написал «дроп», а Марш написал «ямы» или куплеты. Нет, всё вместе.

Александр Генерозов: То есть как большой снежный ком лепите в итоге?

Imanbek: Да, именно так.

Александр Генерозов: Тебе доводилось отстаивать именно свое видение, ну может не с такими звездами, что это должно звучать вот так? А тебе кто-то говорил – нет, так не надо, неправильно?

Imanbek: Знаете, было наоборот, люди делали трек, а я им говорил, что вот это неправильно – ну дисгармония же, ну не круто же! Вот так было.

Александр Генерозов: Коллаборации с российскими диджеями? Ты всё как-то по верхам берешь, то Дэвид Гетта, то Marshmello, а у нас, в конце концов, свои отличные диджеи есть? Что-то есть на подходе?

Imanbek: Я как бы об этом даже и не думал ещё. Хочу поработать больше с Западом.

Александр Генерозов: Ну с другой стороны, пока у тебя все карты на руках – надо банковать по-крупному!

Imanbek: Именно, именно! Это верно.

Александр Генерозов: С нашими диджеями всегда успеешь, в конце концов. Насколько глубоко в своем плейлисте приходится копаться? Я к чему – Roses это 2016, а в 80-е или 70-е не приходится заходить, поискать хорошую мелодию, чтобы ремикснуть потом?

Imanbek: Ну этим больше, наверное, занимаются всё-таки «битмари», то есть битмейкеры, которые берут кусочки сэмплов всяких, а вот взять запись 60-го или 70-го года и сделать из неё ремикс – ну пока я даже об этом и не задумывался!

Александр Генерозов: Можно взлететь к успеху не спеша, на воздушном шаре, а можно с первой космической, как это и сделал наш гость музыкант, диджей и продюсер Imanbek, как он переносит невесомость – узнаем у него самого на Европе Плюс! Так что – как чувствуешь, чисто по-человечески в этом статусе? Когда тебя стали узнавать везде: «О, о, это тот самый Иманбек!» Не тяготит ещё?

Imanbek: Меня это прикалывает, мне классно! Это круто и всегда будет круто. Но есть и темная сторона этого. Появляются псевдодрузья.

Александр Генерозов: А друзья настоящие – те, которые остались в Аксу, они шокированы этим уровнем, который ты достиг сейчас, после «Грэмми»?

Imanbek: Когда я узнаю о каком-то своем достижении, я всегда объясняю, что это обозначает им. То есть не все это понимают у нас. А когда объясню, вот тогда уже да – шок! Конечно!

Александр Генерозов: Сейчас все ищут пути успешности, нейрофизиология, управление энергией, достижение целей. А ты с их точки зрения как хакер, ничего не делал и прошел. Ты не хотел бы сейчас с такой более глубокой точки зрения проанализировать – а что же я сделал такого? Почему это получилось?

Imanbek: Ну это я думаю работа профессионалов должна быть. Те, кто давно в этой сфере, кто может отличить – хит или не хит? То есть это очень много факторов, я считаю, и я не готов ещё так анализировать.

Александр Генерозов: Есть эффект «обоймы», попал в тренды, и ты какое-то время востребован, тебя ищут, с тобой знакомятся. Все идёт само собой, тебе не надо ничего делать и тебе все только предлагают сотрудничество. Ты ощущаешь вот этот поток, ветер популярности, который в твою сторону дует: «А давайте со мной сделаем. А давайте вот так» от людей, о которых ты мог бы только мечтать?

Imanbek: Есть такое, есть! Но мы решаем все вопросы по сотрудничеству вместе с лейблом, то есть менеджер мой Кирилл, мы вот с ним и решаем, все предложения именно к нему идут, а потом уже мы созваниваемся, и он говорит: «Они хотят вот это, а те – вот это. Как ты хочешь»?

Александр Генерозов: Кстати, за статуэткой «Грэмми» надо ещё как-то добраться, или по почте пришлют?

Imanbek: Надеюсь, да, пришлют! Пока неизвестно, как будут её отправлять, и будут ли вообще отправлять. Или скажут дождитесь окончания пандемии и приезжайте, забирайте сами! Не знаю, как это будет, но подождем! Поживем – увидим!

Александр Генерозов: Ты диджей и продюсер. Для людей со стороны это почти неразличимо, но ты получил «Грэмми» именно как продюсер. Ты готов проявить себя в большей степени теперь именно с диджейской стороны? Покататься по клубам, поднимать народ? Или твоё дело – продюсерство?

Imanbek: Сейчас на 90% я саундпродюсер. Я в процессе обучения игры на вертушках, когда я освою это – буду, конечно же, играть.

Александр Генерозов: Ну это заводит тебя? Или это целое искусство?

Imanbek: Знаете, для меня это азарт! Круто! Я попробовал, мне понравилось, и я хочу двигаться дальше.

Александр Генерозов: Ок, продюсерская работа. Ты уже оборудовал рабочее место, домашнюю студию, где будешь работать? Или это всё равно ноутбук и наушники?

Imanbek: Мне вот сегодня ребята из моего лейбла подарили новый ноутбук. А в прошлый раз они прислали мне наушники Sennheiser очень крутые, и пока это так! Этого хватает вполне.

Александр Генерозов: Ну это тоже очень важно, понимать, что именно тебе нужно. Можно ведь обложиться и инструментами всякими, вложиться в акустику…

Imanbek: …А в голове не прет, музыка не прет, и всё! Бывает такое.

Александр Генерозов: Сколько времени – отсидеться, отслушать пачку музыки. Сколько часов выделяешь на поиски в день?

Imanbek: Я занимаюсь этим когда по кайфу. Я могу неделю не писать, не слушать, а могу в день написать две демки.

Александр Генерозов: Все звуки в ремиксах, как правило, синтетического происхождения. Хотел бы что-то добавлять живого, аналогового в звучание?

Imanbek: Сто процентов, будет живая гитара у меня в музыке, надеюсь живая флейта, духовые, да и струнные. Хотелось бы, конечно! Я и сам кайфую от этого, от такого звука. Так что будет, обещаю.

Александр Генерозов: Вообще представь себе такой челлендж, будем как в TikTok говорить – сыграть именно твой ремикс на Roses максимально вживую? Unplugged. Ну или «Акустика», как на Европе Плюс? Или это невозможно вообще.

Imanbek: Вполне реально! Очень даже! Есть люди, которые играют эту песню на домбре. А домбра – это национальный музыкальный инструмент у казахов, и у него всего две струны. Что говорить там про гитару, у которой шесть струн! Там вообще легко можно.

Александр Генерозов: Ну и давай, напоследок – какой движ, какие коллабы на подходе? Что нам от тебя ждать?

Imanbek: Будет ремикс на Kiesza и коллаборация с Шоном Полом!

Александр Генерозов: И то, и другое звучит круто, потрясающе! Будем ждать и качать, и надеюсь, что оба трека зайдут к нам в ЕвроХит Топ 40!

Иманбек, спасибо огромное тебе за то, что нашел время для нас, давай приходи с новыми треками и достижениями, это только начало твоего большого пути!

Imanbek: Я надеюсь, мы ещё не раз увидимся, спасибо большое за приглашение, очень приятно было пообщаться, Александр!

Александр Генерозов: Друзья, музыкант, диджей и продюсер из Казахстана, первый музыкант из СНГ, получивший «Грэмми» за неклассическую музыку – Imanbek сегодня провел с нами воскресный вечер. Александр Генерозов, Week&Star! Пока!

Imanbek: Пока-пока!

AD