Ёлка: про отмены концертов, ссору с RSAC и про то, почему скрывает личную жизнь

Эту статью можно прослушать голосами наших звезд!

Алексей Мануйлов
Алексей Мануйлов
Елена Темникова

00:00-00:00

1 ноября гостьей шоу Week&Star стала певица Ёлка! Лови видео, читай интервью ниже и подписывайся на подкаст для iOS или Android.

Александр Генерозов: На Европе Плюс замечательная певица, музыкант, обладательница невероятно богатого и мгновенно узнаваемого голоса, с гордостью представляю вам – Ёлка! Привет тебе и привет всем, кто с нами сегодня!

Ёлка: Привет-привет!

Александр Генерозов: Мы вступаем в ноябрь.

Ёлка: Ногой! (смеется)

Александр Генерозов: Да! И есть, наверное, два таких месяца в году, которые люди предпочли бы убрать, по крайней мере, в нашей средней полосе, это ноябрь и февраль. Ты какой из них убрала бы, или…

Ёлка: Ну почему? Это же ужас какой-то, во-первых, это очень обидно будет.

Александр Генерозов: Не вычеркиваем ничего?

Ёлка: Нет, конечно! Вообще, есть такая штука, что вот не сказать, что я в восторге от погодных условий, но в целом тогда надо по полгода вычеркивать, да? Если мне что-то не нравится, почему кого-то это должно интересовать? Это первое, а во-вторых, если бы не было этого контраста, мы бы не так радовались весне, и не так ценили бы каждый летний теплый вечер. Поэтому, не надо ничего вычеркивать. Я февраль вообще люблю, а ноябрь… Ну это удивительное время для дома. Для того, чтобы побыть дома, в уюте, в этом есть определенный шарм. Вязаные носочки, плед, сериальчики, киношки, тёплое какао со специями и пряностями. Обнимать собаню и котиков наглаживать за их пушистые попки – во всём этом есть прелести. Наверное, еще потому, что летом меня дома нет вообще никогда!

Александр Генерозов: Хорошо, оставляем и ноябрь, и февраль, раз ты их так любишь.

Ёлка: Оставляем, оставляем!

Александр Генерозов: Невозможно жить в 2020-м и не знать, кто такая Ёлка, но вот в новом сериале «Гости из Прошлого» про неё могут и не знать, потому что там действие переносится в 1982 год!

Ёлка: Слушай, ну там, в 1982-м, уже какие-то люди обо мне подозревали, по меньшей мере, мои родители, потому что я родилась в этот год.

Александр Генерозов: Да, конечно, год-то не простой, а «твой». И мне сразу хочется провести какую-то параллель, что тебя пригласили для участия в саундтреке со смыслом…

Ёлка: Не просто так? «Так, кто у нас из древних ископаемых певиц? Елизавета Вальдемаровна, приступим!» Ну, как-то так и получилось, я думаю, да?

Александр Генерозов: Вы записали со Звонким песню «Времена не выбрать», которая вошла в саундтрек к этому сериалу. Это твой первый опыт работы для кино?

Ёлка: Нет, конечно, не первый. И с Резо Гигинеишвили уже несколько работ, точнее, две, но шедевральных, на мой скромный взгляд. И не по моей вине гениальных (смеется). Потому что с Резо работать – абсолютное удовольствие.

Александр Генерозов: Он же не только автор клипа. Он один из авторов самого сериала?

Ёлка: Не помню точно кто, но он имеет отношение к этому сериалу непосредственное.

Александр Генерозов: А как вообще клип снимали?

Ёлка: Интересно. Весело. Любопытно. Внимательно… Слушай, да хорошо, я честно тебе скажу, клипы – это каторга! (Смеется)

Александр Генерозов: Да???

Ёлка: Да! Это всегда очень сложно, и никогда не видно, и моя задача, как артиста, сделать так, чтобы никто не догадывался, что я не очень люблю сам процесс съемок, и что в целом это не самая приятное из того, что есть в работе артиста.

Александр Генерозов: Гораздо приятнее спеть дуэтом с Андрюхой, да?

Ёлка: Конечно! (смеется)

Александр Генерозов: А вот знаешь, о чем я задумался? Андрей ведь только в нике своем «звонкий», а так он тихий и лиричный. И ты, как правило, тоже, скажем так, связочки приглушаешь, когда поёшь. В чем тогда контрапункт, в чем противопоставление этого дуэта? Мальчик-девочка?

Ёлка: А должно быть обязательно противостояние?

Александр Генерозов: А мне кажется, должно!

Ёлка: Ну, слушай, нам всем чего-то кажется иногда. (смеется) Но понимаешь, в музыке, как и в целом во всём, в чем есть волшебство, а там его очень много, в музыке ничто никому ничего не должно, понимаешь? (смеется) Музыка – это такая штука, в ней никто никому не должен. Не бывает волшебства в музыке, если она делается из-под палки, из чувства долга.

Александр Генерозов: Вот вы со Звонким поете в «Гостях из прошлого», что времена не выбрать. А вот если бы ты попала как герой Юрия Стоянова в 1982-й, что бы ты там делала, давай пофантазируем!

Ёлка: Я бы подглядывала, я бы маме на ушко что-то шептала. Конечно, я бы подглядывала за собой. Потому что, если действительно пофантазировать, мне бы не хотелось ни во что вмешиваться. Изменяя хоть что-нибудь, я бы могла не оказаться сейчас там, где я нахожусь.

Александр Генерозов: Эффект бабочки тот самый легендарный?

Ёлка: Да-да, и мне эта теория откликается, правда. Потому что, если ты что-то нарушаешь, ход событий меняется, и всё идёт не так, как изначально должно было. Я из тех людей, которые верят в Великий Замысел, и вот в него мне меньше всего хотелось бы вмешиваться.

Александр Генерозов: А знаешь, вот Крис Нолан в своем «Доводе». Смотрела?

Ёлка: Нет, не смотрела, не спойлери, нет, нет, я очень хочу посмотреть!

Александр Генерозов: Никаких спойлеров, это во всех тизерах у него…

Ёлка: Я ненавижу смотреть тизеры!

Александр Генерозов: Всё-всё…

Ёлка: Спасибо, ты спас меня.

Александр Генерозов: Скажу лишь, что у него с путешествиями во времени всё очень интересно!

Ёлка: Вот, спасибо.

Александр Генерозов: А что ты думаешь о будущем? Ну вот опять же, как в сериале этом, раз, и лет на 30-40 вперед? Тревожно туда смотреть?

Ёлка: Очень многое зависит от того, как сейчас каждый включится в этот процесс, потому что вот мне, как человеку, сложно на себя берущему ответственность… Я не знаю, стала ли я артистом, потому что я инфантильная, или усилилась моя инфантильность из-за того, что я стала артистом. Причинно-следственную связь я не уследила, но это не так важно. Я вправду достаточно безответственный и инфантильный человек…

Александр Генерозов: Ну ничего себе признания!

Ёлка: Мне не сложно в этом признаваться, я с собой честна. Я прекрасно понимаю, что от моих маленьких, простых, ежедневных действий, в том числе зависит то, что нас ожидает через несколько лет. Через десять, через сто, в каком доме мы будем жить, в каком обществе мы будем жить, в каком мире, на какой планете. По какой планетке мы будем ходить лапками своими, и будем ли. Поэтому мне конечно тревожно, но я не из тех людей, которые бегают по соседям и навязывает свою точку зрения, и своё видение в целом жизни. Но мне бы очень хотелось, чтобы каждый из нас хоть немного задумался о том, что нас ожидает. Потому что, конечно, то, что происходит в плане экологии… Я верю в Великий Замысел, я уже об этом говорила. Но всё-таки как-то мы должны мириться с миром и стремиться помогать немного себе и нашей планете.

Александр Генерозов: То есть, каждый имеет возможность сделать свой скромный вклад в это?

Ёлка: Да, понимаешь, когда я чищу зубы, я выключаю воду. Это тоже вклад, и это правда вклад.

Александр Генерозов: Автор многих твоих хитов, в том числе и «Прованса», и «Грею счастье», и «Времена не выбрать» – Егор Солодовников. Удивительно, что треки знают все, а про него не то чтобы много известно. Тебе комфортно с ним работается?

Ёлка: Да, это очень близкий по духу мне человек. Это на самом деле важно! Хотя у меня есть песни авторства людей, о которых я ничего не знаю, но каким-то образом они очень точно транслируют мои мысли. Это всё про восприятие мира, про мировоззрение, либо про ощущение в моменте. Так тоже бывает, что человек тоже обо мне ничего не знает, просто в моменте он испытал ту же эмоцию, которую я испытала, срезонировала, и я захотела спеть. Ну с Егором у нас правда очень давнишняя история, десять лет в этом году отпраздновали «Провансу», это значит, что десять лет нашей дружбе. Он далеко, мы редко видимся, мы можем быть не на связи, но он очень четко знает моё состояние и чувствует его.

Александр Генерозов: А бывает такое, что вроде и трек хороший присылают, а вот «химии» нет. И ты отказываешься от работы, пользуясь правом «вето»?

Ёлка: Дело в том, что песня дальше не пойдёт, если она мне не понравится, это правда, это есть. Я сейчас не хорохорюсь, но это самое важное. Я поэтому в Velevet дома, и поэтому Алёна Михайлова, или Анна Меладзе, они – «мамы», а не надзиратели шоу-бизнеса, потому что они очень хорошо и очень четко понимают это. И они не то что мирятся, они обожают это. Они понимают, что, если «химии» с песней не случилось, она не пойдёт, это всё та же магия и про чувство долга. Если у меня мурахи не прошли от песни, если я понимаю, что эта история очень интересная, очень кайфовая, но вообще «не моя», я даже не возьмусь её петь.

Александр Генерозов: Минимум слов, максимум информации, быстрые вопросы, а ответы в любом размере! Ёлка – первая буква «Ё». Ты относишься к защитникам этой буквы, и везде вот эти две точечки ставишь?

Ёлка: Нет, я оставляю всегда людям право выбора.

Александр Генерозов: Хорошо. Чтобы закрыть «ёлочную» тему – ёлки дарили? Или ветки?​

Ёлка: Очень много, да. Одну подарили даже в горшке, и я пересадила её, и она до сих пор жива.

Александр Генерозов: Песня, популярность которой тебя саму удивила?

Ёлка: На «Прованс» не ставил никто. Я на спор с собой записала эту песню. Ну, а что не попробовать… Поэтому, конечно, когда через год я получила за неё все существующие награды, будучи не только внутри, но я ещё и снаружи в тот момент была тем ещё панком и оторвой. Я же вообще, я реально, в смысле: «Вы серьезно, это мне всё, ха-ха?». Это правда, я не кокетничаю сейчас.

Александр Генерозов: Голос – это хрупкая драгоценность. Как бережёшь?

Ёлка: Понимание того, что оно очень ценное, оно очень хрупкое – пришло очень не сразу, поэтому сначала я, конечно, нормально приложила усилий для того, чтобы… Ну, я проверяла свой аппарат на прочность, скажем так. А сейчас, я в целом, я к себе очень хорошо отношусь, я себя очень ценю, как нечто уникальное. Я об этом уже говорила, и это сейчас выдернуто из контекста, но это очень помогает мне помнить, что каждый из нас абсолютно уникален. Поэтому я себя уважаю, я себя берегу, и, собственно, я не выделяю какую-то часть свою, которую я буду беречь больше всех остальных. Я себя очень цельно воспринимаю, и берегу как могу.

Александр Генерозов: Если ты себя так цельно воспринимаешь, то легко ли принимаешь свои ошибки?

Ёлка: Да, я себе прощаю ошибки, конечно, я всего лишь человек. Когда ко мне приходит осознание ошибки, я понимаю, что я была не права, вместо того, чтобы жрать себя полгода, полчаса, неважно, я сразу приступаю к конструктиву. Могу ли я её исправить? Как я могу возместить ущерб, если я его успела кому-то нанести. Как я могу принести свои извинения, и где я могу быть полезной. Вот и всё, всё очень быстренько решается. Потому что вот эти красивые страдания - это обратная сторона эгоизма. Они ничего не решают, они не решают, кстати, тех ошибок, которые я уже успела натворить, поэтому я за конструктив.

Александр Генерозов: Мы все с разной степени потерями проживаем сейчас эти две двадцатки. И у артистов он тоже непростой. Остановились многие гастроли…

Ёлка: Ну как многие, все! (смеется)

Александр Генерозов: Или всё-таки выступаете?

Ёлка: Ну где-то что-то там потихоньку есть, но в целом концертная деятельность всё ещё не восстановилась.

Александр Генерозов: Это сложный момент, или это: «да что там, каникулы!»?

Ёлка: Я очень много усилий потратила к тому, чтобы относиться ко всему этому философски. Я очень скучаю по концертам. Мне их сильно не хватает. Но я без ломок этот период проживаю, у меня всё ещё есть студийная работа. У меня есть огромное количество времени, которое я могу потратить как раз на творчество, на созидание, на мысли о том, куда я хочу развиваться как артист, в какие стороны я бы хотела, чтобы меня «подрастаскало» в плане музыкальных экспериментов, которые я очень сильно люблю! Поэтому, ну есть над чем подумать, и первая возможность для этого появилась, столько времени и сил.

Александр Генерозов: Предположим, что сложности с нами надолго. Каков план B для шоу-бизнеса, всё-таки концерты – это основная статья доходов. Что дальше – онлайн, стриминговое прослушивание?

Ёлка: Я же не могу, понимаешь, я не могу говорить за индустрию, я маленький игрок, и я не могу предположить даже, куда это всё разовьется. Потому что в целом… Слушай, рассуждать на тему будущего – это такая неблагодарная тема. Ведь может всё что угодно произойти через 15 минут, и все эти наши с тобой размазывания манной каши по тарелке покажутся нам очень забавными, смешными, нелепыми, и мы немного будем не без горечи рассуждать о том, что наговорили… Посмотрим.

Александр Генерозов: Ты всегда хорошо закрываешь свою частную жизнь от любопытных. Я понимаю и отлично принимаю по-человечески. Мне кажется, что все публичные люди заключают своего рода социальный договор с обществом. «Мы вас любим, вам – популярность, но мы вами будем интересоваться». Тебе не кажется, что нельзя полностью изолироваться, что надо как-то дозированно информацию о себе выдавать?

Ёлка: Слушай, я как человек ранимый, давай вот по-честному. Интернет – удивительная штука. Она и прекрасна, и ужасна одновременно. Она даёт мне возможность быть настолько на связи со своей аудиторией, но она же даёт иллюзию каким-то людям, что я им что-то должна. А это не так. И очень многие люди, не очень многие, но есть категория людей, которая вообще не воспринимает людей публичных как людей. Для них человек публичный – это шут, клоун, развлекательный сегмент, и это так. Это вправду так, потому что я работаю в сфере развлечений, да? Но я – человек. И вот когда это стоит на первом месте, никто не задаёт никаких вопросов. Если это уходит на второй план, или вообще на какой-то задний план, люди начинают задавать мне вопросы: «Почему это вот мы… Вы должны, вы обязаны…», но я – человек, и как у человека, у меня есть некоторые качества, например, я очень ранимая.

Александр Генерозов: То есть ты удовлетворена тем статусом, в котором пребывает твой личный бренд? Знаешь, есть такое понятие, да?

Ёлка: Слушай, я не знаю, что такое «личный бренд», и меня подламывает, потому что я и есть мой личный бренд. Но «личный бренд» – оно всё равно имеет какую-то, знаешь, дистанционную такую обложку. «Вот – моя витрина», да? А у меня нет витрины, я такая, какая я есть. Поэтому мне очень важно держать свои границы и дистанцию. Вот есть одна сфера моей жизни, которая всегда будет в тени. И я приложу к этому максимум усилий. И мне попадаются люди, которые не готовы уважать эти мои границы, и я поступаю с ними достаточно холодно. Ну правда, я как львица защищаю свои границы, потому что в целом, любовь – это очень хрупкая вещь, и вот ей внимание вообще не на пользу.

Александр Генерозов: Расскажи, как у вас с Феликсом из RSAC возникла идея песни «Не наговаривай»?

Ёлка: Слушай, наше знакомство с Феликсом началось с того, что он нахамил мне в твиттере.

Александр Генерозов: Это хорошо прямо в тему развития предыдущего разговора, о том, как близко можно подпустить к себе людей!

Ёлка: Он просто нахамил мне в твиттере, но это хамство было очень похоже на то, сродни тому, как тебя дергают за косичку для того, чтобы привлечь твоё внимание. Вот, и я очень хитро хихикала, потому что есть во мне такая черта, она, конечно, больше от лукавого, но правда, есть. Я не могу допустить ту мысль, что я кому-то могу не нравиться. Ну это очень нерационально, потому что разум мой твердит обратное, но это рационально. А нерационально – я прямо думаю: «Ну я тебя, подожди!»

Александр Генерозов: Ну и как мирились?

Ёлка: А мы не мирились! Посмотри. Человек задал мне вопрос: «Почему все меня любят?», он написал мне, что я его раздражаю, он не понимает это предвзятое отношение… В общем, мы обсуждали тему: «Почему я всем так нравлюсь?», мол, я такая приторно-елейная… Но во-первых, я не приторная, во-вторых, я просто правда, неплохой человек! И когда мне задают этот вопрос, я считаю своим долгом продемонстрировать все свои положительные качества объекту! А потом мы разговорились, когда я уже перестала ёрничать, и он очень неожиданно в какой-то момент написал мне, что есть песня. Говорит: «Послушаешь?» Я такая: «Пфф, пожалуйста, кидай». Ну вот и я, когда послушала, поняла, что это, во-первых, очень крутая песня, а во-вторых, она до такой степени вовремя пришла, идеально встроилась в тот период моей жизни, и он до сих пор у меня происходит. И я обожаю разговаривать вот этими вот загадками в песнях – с самой собой в первую очередь. Но там есть и разгадки, мои же. Поэтому, как это так происходит, что опять моя песня пришла к какому-то другому человеку? Ну вот так это всё и происходит. Поэтому я с радостью согласилась, и я думаю, что он удивился не меньше, чем я (смеется). Потом во время записи мы познакомились по-настоящему, поближе, он удивительный человек! Он очень интересный, с ним безумно кайфово работать, он очень отдельный, он особенный, но как же он круто в музыке раскрывается! Студийная работа с Феликсом, съёмки клипа – это абсолютное удовольствие. Я обожаю многослойных людей, которых вот разгадываешь… Там всё очень и очень неоднозначно, многогранно, мне очень нравится!

Александр Генерозов: Ты известна своей острой позицией в вопросах защиты животных…

Ёлка: Да не острой, это неправда! Понимаешь, я тут тоже не категорична, и всякая категоричность меня очень удручает и расстраивает. Потому что это уже навязывание, прости, я вклинилась, продолжим!

Александр Генерозов: Я к тому, что увидел у тебя в инста славного собакена, кто это?

Ёлка: Это мой пёс, ты знаешь – мои животные очень долгое время так же оставались в тени, как и всё, что связано с тем, что мне дорого…

Александр Генерозов: Да, это же почти что часть личной жизни!

Ёлка: Да, это часть моей семьи, но в какой-то момент… Во-первых, это всё из-за карантина. Потому что все эфиры выходили. Наличие зверя в кадре очень поднимает настроение не только зрителям, но и мне, и я решила познакомить всех своих самых верных подписчиков с моими котами, так случился наш с ними каминг-аут. Они, правда, мне очень дороги, но это не та личная жизнь, которую выносят на первые полосы: «Елизавета в прах разругалась со своим котом! Что же будет дальше? Есть ли у них шансы?» К счастью, пока это не на этом уровне, и я решила, что всё-таки я могу их предъявить широкой публике.

Александр Генерозов: Лиза, спасибо тебе огромное за то, что нашла возможность приехать сегодня к нам, на Европу Плюс, будем ждать тебя с новыми треками, альбомами, синглами – приходи к нам! Придешь?

Ёлка: Спасибо огромное, обязательно приду! Тем более, видишь, поговорить я люблю! (смеется)

Александр Генерозов: Дааа! Поговорить мы все любим! Друзья, певица, музыкант, и просто классная девушка – Ёлка провела свой воскресный вечер на Европе Плюс. Слушайте её трек «Времена не выбрать» и смотрите сериал «Гости из Прошлого» на СТС, саундтреком к которому и стала эта песня. Александр Генерозов, Week&Star, пока!

Ёлка: Пока-пока!

AD