Виктория Исакова о «Человеке из Подольска», успехе «Эпидемии» и своём отношении к ЗОЖу

Эту статью можно прослушать голосами наших звезд!

Алексей Мануйлов
Алексей Мануйлов
Елена Темникова

00:00-00:00

22 ноября гостьей шоу Week&Star стала актриса театра и кино Виктория Исакова! Читай интервью ниже и подписывайся на подкаст для iOS или Android.

Александр Генерозов: На Европе Плюс замечательная актриса театра и кино, Инга из «Оттепели», Марина Гордеева из драмы «Один Вдох» и, конечно же, Аня из получившей сумасшедшее признание «Эпидемии», рад представить вам – Виктория Исакова! Здравствуйте, Виктория, и привет всем-всем!

Виктория Исакова: Добрый вечер!

Александр Генерозов: Прежде всего, хочу поздравить вас с премьерой фильма «Человек из Подольска», смотрел вчера это – и посмеяться, и подумать, и даже потанцевать для развития нейронных связей – такая скрытая цитата из фильма.

Виктория Исакова: Да, точно.

Александр Генерозов: И из него же позволю себе процитировать вопрос: «А вы любите абсурд?»

Виктория Исакова: Слушайте, у нас была премьера на «Кинотавре», и мы думали, как нам выходить, потому что мы вышли командой. И в конце концов решили, что каждый член группы любит абсурд, и мы вышли в футболках, на которых было написано «Люблю Абсурд». Ну конечно, это очевидный ответ. Потому что очень многие вещи можно объяснить только абсурдом, да? Назвать абсурдом. Конечно, я люблю абсурд!

Александр Генерозов: Итак, «Человека из Подольска». Вы – актриса с признанием, крепкими ролями и устоявшимися образами. Как и почему вы согласились сыграть в фильме у режиссёра-дебютанта в кино Семёна Серзина? Вас чем-то соблазнили?

Виктория Исакова: Да! (смеется) Соблазнили, конечно. Талантом соблазнили. Мы были знакомы, мы с Семёном делали в театре спектакль, моноспектакль, где он был режиссером, а я, соответственно, исполнительница главной роли. И просто ужасно хотелось с ним дальше что-то делать, что-то придумывать. И, на самом деле, мысль даже в голову не приходила, что это будет кино. Думала, что что-то театральное мы сделаем ещё. И потом вдруг Семён вдруг звонит и говорит: «Слушай, тут такая история, я буду снимать дебют, может быть ты почитаешь?» Я почитала. Говорю: «Ооо, а с какого боку здесь я?». Но так как я ему бесконечно доверяла, и он действительно потрясающе талантливый парень, то просто вот так вот сдалась «со всеми потрохами», и сказала, что иду на эксперимент с этим талантливым человеком. И надо сказать, что я не пожалела ни о чем ни одной секунды. Конечно же, зрители потом сами свои оценки расставят и какие-то выводы сделают. Но удовольствие от процесса было совершенно фантастическое.

Александр Генерозов: У меня после просмотра появились стойкие аллюзии с фильмом «Город Зеро», с «Процессом» Кафки. Что бы вы добавили ещё к этому списку?

Виктория Исакова: Слушайте, даже не знаю. Но я хочу сказать, что в основе этой картины лежит совершенно фантастическая пьеса. То есть драматургический материал очень крутой.

Александр Генерозов: Ну она даже культовой считается по отзывам, если…

Виктория Исакова: Можно и так сказать. Культовый драматургический материал, очень, очень интересный. А основа большинства крутых фильмов, по-настоящему – это, конечно же, сценарий. И на основе этой пьесы был написан сценарий, там не так уж много переработок. Вот это послужило причиной того, что я там оказалась. А что касается аллюзий… Моя героиня – вот одна сплошная аллюзия.

Александр Генерозов: Ну это вообще бомба! Капитан полиции Марина, госпожа капитан полиции! Кого вы брали в качестве прообраза, мне показалось, что вы все сериалы скомпилировали, типа «Тайн Следствия»?

Виктория Исакова: Слушайте, у нас был совершенно прямой референс визуальный. Наш художник по костюмам Таня Долматовская в какой-то момент оказалась в полицейском участке и сфотографировала девушку, которая была с такими же накладными ногтями, такими же губами, с накладными ресницами, и мы попытались сделать один-в-один. Естественно, характер это собирательный, как и образ, но визуально у нас был очень четкий референс.

Александр Генерозов: У нас страна обижающихся на самые невинные пародии людей. Вы готовы к потоку гневных писем и каментов: «Да кто такое видел в отделении полиции?», «Да кто нас господин называет?»

Виктория Исакова: Ну, вообще тут не предугадаешь, за что тебе «прилетит» и за что тебя полюбят. Тут нет рецепта. Конечно же она реально нереальный персонаж. Конечно же. Ну мне кажется, это очень комплиментарно для сотрудников.

Александр Генерозов: Да, пожалуй!

Виктория Исакова: Очень комплиментарная роль! Она – красавица. Такая своеобразная очень, королева. Она, на самом деле, очень правильно мыслящая… Всё там хорошо! Никого не ругаем, всё прекрасно!

Александр Генерозов: Олеся спрашивает: «Вы смотрели спектакль «Человек из Подольска»?»

Виктория Исакова: Нет. Так случилось, что не смотрела. Сначала мне предложили эту роль сыграть в кино, а так получилось, что не смотрела до этого. А потом уже не хотела смотреть, чтобы ничего не украсть и не набраться того, что мне потом не пригодится. Захотелось чистым взглядом.

Александр Генерозов: Некоторым диссонансом с «Человеком из Подольска» звучит название вашего другого проекта «Нежность», в котором тоже у вас главная роль, и который в ваших трендах, если просто пролистнуть ваш инстаграм. Расскажите, кто вы там?

Виктория Исакова: (смеется) Слушайте, с «Нежностью» невероятная какая-то история.

Александр Генерозов: «Снежность» на улице сейчас!

Виктория Исакова: Да, «снежность» с «нежностью». Там такая история, что я действительно стала перепощивать «сториз» людей, благодарности, потому что такого потока безумного любви, которая посыпалась, наверное, не было никогда за всю историю моего инстаграма. И мне как-то захотелось сохранить это для себя. Где-то я стала в «актуальных» сохранять эти истории. А кто я там? Елена Ивановна Подберезкина. Нежнейшая женщина. Нежнейший персонаж. И, конечно же, веем дико интересно, обретёт ли Елена Ивановна то самое счастье, за которым мы все так гонимся, наверное… И вот скоро выйдут ещё три серии в четверг следующий, и ещё через четверг одна, заключительная.

Александр Генерозов: От лиричной «Оттепели» до мизантропической «Эпидемии» и абсурдистского «Человека из Подольска», Виктория Исакова на Европе Плюс! Ну вот про «Эпидемию».

Виктория Исакова: Ох, как вы любите про «Эпидемию»! Вы и до эфира, и сейчас про нее.

Александр Генерозов: Конечно! Я не могу не спросить.

Виктория Исакова: Для мальчиков кино, для мальчиков.

Александр Генерозов: Ну мне всё-таки кажется для всех. Сейчас легко говорить о том, что звездный каст, горячая тема. Но зимой 18/19, когда это было чистой воды фантастикой, было какое-то понимание, что это станет международного признания фильм? Или просто – ну сериал и сериал?

Виктория Исакова: Нет, ну конечно все понимали, что мы делаем что-то особенное. По степени правдоподобности, погружения… Потом, там Паша Костомаров режиссёр, который, не побоюсь этого слова, абсолютно гениальный человек. И это очень мощная продюсерская команда, Валера Федорович, Женя Никишов. И это, конечно же, Яна Вагнер в основе. Книга Яны Вагнер «Вонгозеро». И, конечно, были все составляющие этого коктейля. Именно вот на площадке понимали, что мы так подключены к этому материалу, и нам хорошо всем вместе. И это было понятно, что мы делаем что-то особенное, но, конечно, до такой степени… Это должно очень много всего совпасть, чтобы так случилось с «Эпидемией».

Александр Генерозов: А вот Павел Костомаров пришел в режиссеры после долгой операторской карьеры. У него остался этот след в почерке? Взгляд оператора, говорят, что он никогда не уходит. Внимание именно к визуалке?

Виктория Исакова: Ну у нас был совершенно фантастический оператор Давид Хайзников, мы все видим, что он снял. Конечно же решения, визуальные решения принимаются совместно режиссёром и оператором, там, и так далее, но у нас Давид очень много привнёс, очень. Но Паша, думаю, что это никуда не исчезает. Взгляд операторский.

Александр Генерозов: После того, как сериал порекомендовал к просмотру Стивен Кинг, маэстро Стивен Кинг, мне кажется, должны были вечеринку какую-нибудь забабахать, или нет? Ну просто спокойно: «порекомендовал, ну и порекомендовал»?

Виктория Исакова: Нет, ну мы как-то все пищали от восторга, но на дистанции!

Александр Генерозов: Меньше слов, больше информации, короткие вопросы, ответы в любом формате! Виктория переводится как победа. Вы соответствуете имени, готовы разделять и властвовать?

Виктория Исакова: Ну я постоянно чувствую ответственность. Вот. Ответственность. Ну и должна, наверное, всё-таки побеждать.

Александр Генерозов: Фридайвинг, выживание на холоде, какие еще навыки вам подарило кино?

Виктория Исакова: Вождение ретро-автомобилей, это оказалось очень здорово. Потом, у меня была огромная, пятиминутная сцена на французском языке, вот я как-то увлеклась. Очень многое. Это постоянно предлагаются какие-то штуки, с которыми ты должен разбираться. Жутко интересная профессия.

Александр Генерозов: С кем сложнее находить понимание: с режиссером или продюсером? Все любят ругать продюсеров…

Виктория Исакова: Ну нет, я никогда не ругаю продюсеров, зачем. У них очень сложная профессия. Очень сложная и ответственная. Но на самом деле артист же очень мало сталкивается с продюсером напрямую. Чаще всего это режиссер. Я тут в шкуре продюсера побывала немного, в «Нежности» как раз, я исполнительница главной роли, и плюс к этому ещё креативный продюсер. И, конечно я больше никогда не скажу, во-первых, ни одному сценаристу: «что за ерунду ты написал?», и ни одному продюсеру не скажу: «слушай, ты вообще, чувак, ничего не понимаешь». Потому что я, оказавшись на этих местах, как соавтор сценария и как продюсер, понимаю, насколько это сложный путь. Очень много приходится решать проблем всяких, поэтому мне теперь не будет сложно находить общий язык с продюсером никогда.

Александр Генерозов: Вы и хромакей. Сложно ли поставить сцену в этом визуальном вакууме?

Виктория Исакова: Сложно. Очень сложно. У нас нет этой привычки, школы, но я думаю, что это, как и всё остальное, когда ты пробуешь что-то новое – это сложно. А потом – привыкаешь. Вот как только у нас начнут снимать все картины на хромакей…

Александр Генерозов: Появится и школа?

Виктория Исакова: Ну да, да. Это как всегда, есть потребность, и есть, соответственно, и запрос, и ты научаешься.

Александр Генерозов: 12 октября, в один день с вами, родились Дживан Гаспарян, гениальный музыкант, популяризатор дудука. Так же музыкант и актер Алексей Кортнев, ну и Хью Джекман. Кого бы пригласили к себе?

Виктория Исакова: А Вадик Королёв? Исполнитель главной роли в «Человеке из Подольска»? У него тоже!

Александр Генерозов: Всё, всех отменяем, зовем Вадика.

Виктория Исакова: Да!

Александр Генерозов: Машина времени перед вами, куда отправитесь?

Виктория Исакова: Я отправляюсь в прошлое. Потому что будущее будет впереди, а прошлого уже не будет, и я отправляюсь туда.

Александр Генерозов: Продюсер сериала «Эпидемия» Евгений Никишов уже объявил о втором сезоне. Это протокол о намерениях или это уже подбивается, где, когда, что?

Виктория Исакова: Нет, всё уже подбивается, конечно. Пишется сценарий, он уже практически готов. Но я не буду вам открывать секреты, кто там останется во втором сезоне. И что и как там будет. Это будет, конечно, другая история, и уже история авторская, без, как я понимаю, участия Яны. На самом деле я все подробности не знаю в такой степени, чтоб вам что-то открыть, но то, что сценарий пишется, это да.

Александр Генерозов: Ну и вы там будете, или это тоже секрет пока?

Виктория Исакова: Ну, не думаю, что надо рассказывать.

Александр Генерозов: Хорошо. И Алексей спрашивает: «Как вы считаете, сериал «Эпидемия» стал пророческим?! Какие сложные сцены были для вас?»

Виктория Исакова: Вообще было достаточно сложно это снимать, потому что очень много ночных смен, а ночные смены – это когда ты приезжаешь на площадку часов в пять, и заканчиваешь в пять или семь утра, когда встаёт солнце. И ночью, в снегу, очень холодно, там было минус 20 градусов, достаточно физически это сложно. А так, когда сцены разобраны, когда всё придумано режиссером, всё несложно. Это вот только физика. Холодно, постоянно холодно, мокро, и так далее.

Александр Генерозов: Природа – это Архангельская область, корабль – люберецкий карьер, и павильоны – в Москве?

Виктория Исакова: Да.

Александр Генерозов: Вы одно время даже хотели быть только актрисой театра и не хотели сниматься в кино, было достаточно театра, да? Это, конечно же, очень яркое заявление, но мне кажется.

Виктория Исакова: В юности было такое, да. Мне казалось, что кино – это какая-то эксплуатация тебя, а театр – вот это настоящее искусство.

Александр Генерозов: В нём больше магии? Или это более рафинированное актёрство, на ваш взгляд?

Виктория Исакова: Нет, это просто то, что ты не можешь изменить. Это вот «здесь и сейчас». Это то, что ты не повторишь, ты никак это не зафиксируешь, вот ты сыграл спектакль, и в следующий раз это будет уже другой спектакль. С теми же составляющими, с теми же артистами, в той же самой постановке, это будет совершенно другое дыхание. И вот эта неповторимость, вот она, конечно магическая.

Александр Генерозов: Но с другой стороны у него отсутствуют многие технические возможности. Невозможно вглядеться, нет крупного кадра…

Виктория Исакова: Да, но есть что-то другое. Вы сейчас рассуждаете как… «нет крупного кадра». Ну конечно крупный кадр, хотя сейчас и в театре существуют технологии, экраны, камеры, и так далее, и ты можешь посмотреть крупно на артиста. Но мне кажется, это именно такая магия именно живого обмена энергией.

Александр Генерозов: Вы поддерживаете какой-то определенный баланс в театральных и кинопроектах?

Виктория Исакова: Поддерживаю. Активно. (смеется)

Александр Генерозов: И если в цифрах выразить, на что это будет похоже? 30 к 70? 80 к 20? 50 на 50?

Виктория Исакова: Ну нет, так не получается, наверное. Ну если говорить так, то я делаю, наверное, 3-4 роли в кино в год, и одну – в театре. Новые роли, имеется в виду.

Александр Генерозов: Современные театральные постановки очень сложны для понимания, когда почитаешь ещё театральных критиков, думаешь: «где я и где эти постановки?». Вы не находите, что всё это такая игра для очень узкой группы зрителей?

Виктория Исакова: Вполне возможно. Это такой элитарный вид, конечно, не может быть доступно так. Кино и сериалы, и количество зрителей, посмотревших, когда мы берем какое-то коммерческое кино, конечно, зашкаливает. В театре не может быть такого количества посмотревших. Это всё равно очень замкнутая такая история, не может быть она так популяризирована, что ли. И это, конечно, что-то, что меняет тебя, абсолютно точно. Заставляет тебя задуматься. Кино тоже заставляет задуматься, нет-нет, я не буду спорить. Но в театре ты чувствуешь именно вот эту особенность что ли. Даже не могу сказать. Это элитарность в хорошем смысле.

Александр Генерозов: Ну надеюсь, что 25%-ные ограничения театр как-то переживёт, хотя это тяжелый удар…

Виктория Исакова: Переживёт, я уверенна. Как бы это тяжело ни было. Потому что мы уже начали играть с такими ограничениями. Но пока билеты проданы были до начала этих ограничений и, соответственно, у нас там 50%. Но, конечно же, театр не должен умереть.

Александр Генерозов: После весеннего анабиоза спорт и здоровый образ жизни в тренде, им даже посвящены целые национальные проекты, например, «Демография», проект правильное питание. Как вы поддерживаете себя в форме, или съемочная площадка анабиоза, после того как мы сели дома и обнаружили какие-то кулинарные способности, сейчас – это и есть ваш ЗОЖ?

Виктория Исакова: Слушайте, вот вы сейчас напомнили про то, как сидели на изоляции и увлеклись правильным питанием. Кстати, у меня был тоже такой период, я была увлечена этим. Это очень понравилось моим домочадцам и, так как у меня было много времени, я могла позволить себе экспериментировать во всяком-разном и очень их побаловала. Но, как только закончилась изоляция, конечно же – всё в тартарары. Потому что дальше уже у тебя нет времени, там и так далее, и ты уже не думаешь о том, когда поесть, что поесть, а как-то успеваешь поесть один раз в день – и хорошо. Но в целом, ЗОЖ – прекрасно. Кому удаётся, у кого есть на это силы, у кого есть на это возможности – почему бы и нет? Это прекрасно.

Александр Генерозов: Любопытно, люди с этим практически как со второй религией, вегетарианцы говорят, что они вот только так, раздельное питание – только так. Глютен, кето…

Виктория Исакова: Вообще мне всё это очень нравится, наблюдать за этим со стороны. Но я – приверженец ЗОЖ, знаете, в каком смысле? Делай то, что нравится твоему организму. Чувствовать и слышать свой организм, он тебе сам всё скажет. Вот у меня бывают периоды, когда я от чего-то отказываюсь, от какого-то продукта, от мяса, в частности. Потом проходит период такой, проходит какое-то время, я возвращаюсь опять. То есть я стараюсь просто отзываться на запросы моего организма.

Александр Генерозов: А на съёмочной площадке можно запросить себе индивидуальное питание? Или это зависит от того, какого уровня ты звезда?

Виктория Исакова: Зависит. Можно. (смеется)

Александр Генерозов: Бегом по вопросам. Марьяна: «В кого больше влюбились на съемках «Нежности»: в Хабенского или Цыганова?»

Виктория Исакова: Ой, какой сложный вопрос! Не буду на него отвечать, ну вы что. Ну во-первых досмотрите, осталось не так много ещё.

Александр Генерозов: Второй сезон будет?

Виктория Исакова: Ахах, нет пока. Но кто его знает.

Александр Генерозов: Степан: «Какой требуемый перечень входит в ваш райдер?» Просто, скромный или богатый?

Виктория Исакова: Зависит от картины, от моего желания или нежелания, вот в «Человеке из Подольска» не было вообще никакого райдера, потому что понимала, что нет бюджета и я просто хотела сделать подарок режиссеру. Поэтому он – минимальный.

Александр Генерозов: Людмила: «Самый приятный образ Виктории уже дала сама природа. Поэтому хочу просто пожелать как можно дольше не выходить из этого образа! Фильмы с её участием просто обожаю».

Виктория Исакова: О боже, спасибо!

Александр Генерозов: Сергей спрашивает: «Виктория, добрый вечер. Мне безумно понравилась ваша героиня в одном из фильмов сериала Каменская. А хотели бы сама стать женщиной следователем или детективом?

Виктория Исакова: В жизни?

Александр Генерозов: Да, в реальности.

Виктория Исакова: Нет, конечно же, нет.

Александр Генерозов: Виктория, спасибо огромное за интересный разговор, час пролетел так быстро. Приходите к нам с новыми проектами, будем ждать!

Виктория Исакова: Спасибо большое, Саша, обязательно приду!

AD