Василий Артемьев: о росте популярности регби и новом сезоне шоу «Русский ниндзя»

24 октября гостем шоу Week&Star стал популярный российский регбист Василий Артемьев! Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст, мы есть в Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox, «Яндекс.Музыке».

Александр Генерозов: На Европе Плюс спортсмен, который посвятил свою жизнь регби, игрок московского ЦСКА, капитан российской сборной на Кубке Мира-2019, обладатель завидных усов, отличного английского и отточенного чувства юмора, ведущий программы на Матч ТВ «Все на регби» – Василий Артемьев! Привет, Василий, и привет всем, кто с нами.

Василий Артемьев: Саша, привет! И приветствую всех радиослушателей Европы Плюс!

Александр Генерозов: А вот начну не с регби, а с такой новости, её сейчас всю неделю обсуждают. Клим Шипенко и Юлия Пересильд вернулись из космоса. А если бы тебе предложили на полгода выйти из графика, забыть про семью и спорт и метнуться на МКС, сыграть символический матч в регби. Согласился бы?

Василий Артемьев: Странно, конечно, об этом даже думать! Хотя, выключиться на полгода и забыть про семью – это, наверное, для профессионального спортсмена вещь достаточно привычная, даже с той точки зрения, что при подготовке к Кубку Мира 2019 года, за тот год, я думаю, что дней так 180, а то и 200 мы провели вне дома. Конечно, не подряд, но наши жёны и подруги игроков я так думаю с огромным пониманием к нам относятся, к такой ситуации. Когда важный турнир проводится раз в 4 года, с этой точки зрения такой опыт уже был. А вообще – полностью покинуть Землю и окунуться во что-то абсолютно новое… Ну, если бы мне было 20 лет, я бы вообще не раздумывал, а сейчас тяжелее такие решения даются.

Александр Генерозов: Слушай, если бы лет 10 назад кто-то сказал про себя: «Я регбист», ну это был бы по сути каминг-аут, типа «я странный чел в нелепой шапочке». Как вы живете сейчас? Мне кажется, всё несколько изменилось?

Василий Артемьев: Ну, каминг-аут – это странное, конечно, слово, если использовать его про регби…

Александр Генерозов: Ну оно уже общее довольно-таки стало, про всё что угодно.

Василий Артемьев: Согласен! (смеется) Сейчас? Ну, ситуация, наверное, года три последние у нас всё-таки меняется, регби входит в обиход. У нас ведь как со спортом в России, если его нет на ТВ – его нет практически нигде. Для вида спорта, такого как регби, который далеко не так популярен, как другие виды спорта, нам нужно как-то в сознание людей попадать. В первую очередь это телевидение, это главное медиа у нас, которое потребляется, конечно, очень активно, несмотря на то, что 2021 год и давно все ушли, уходят, по крайней мере, с телевизора в интернет – сейчас есть ещё у нас желание смотреть с экрана.

Александр Генерозов: Но не так очевиден уход этот всё же именно в спорте?

Василий Артемьев: Не так всё очевидно, да, мы это видим по последней повестке спортивной, новостной, когда права на РПЛ на «Матче» остаются, и это очень даже хорошо! Это значит, что наш спорт, наш российский чемпионат будет показан всем, доберётся до всех. И вот приблизительно так же ситуация обстоит и с регби. А лет 10 назад тяжелее было бы, несмотря на то, что регби как-то выживал.

Александр Генерозов: Да, он выживал, он жил и где-то существовал в своей тусовке, как у музыкантов какие-нибудь экзотические жанры, живут и играют «металюги» в своих загончиках, так и регби, да?

Василий Артемьев: Ну я всё же не назвал бы это «загончиком», но, когда Россия впервые отобралась на Кубок Мира, это главное событие четырехлетия в регби20 сильнейших мировых команд разыгрывают этот трофей, кубок имени Уэбба Эллиса. В 2011 году мы туда впервые отобрались, прошли отбор успешный, это очень тяжелая и конкурентная, по крайней мере, европейская часть. В Новой Зеландии проходил турнир, мы себя довольно-таки хорошо для дебютантов показали, одно из лучших дебютных выступлений среди всех команд, занесли, кажется, восемь попыток. При этом заносили всем: австралийцам, ирландцам, итальянцам, то есть сильнейшим игрокам в топ-10 входящим. Мы очень хорошо себя проявили, и была у меня мысль, что, а может вдруг это даст сейчас большой толчок, что это поможет регби стать более таким популярным видом спорта. И, к сожалению, этого не произошло по разным причинам, мы были в каком-то таком периоде стагнации несколько лет после. Я уехал играть в Англию, и вот, вернувшись, я последние три года наблюдаю, что активное, идёт активное улучшение ситуации.

Александр Генерозов: Думаю, что регби должны путать с гандболом и американским футболом.

Василий Артемьев: Ну да, с американским футболом, конечно, путают, не могу сказать, что это меня как-то особенно раздражает, по крайней мере, слово-то они слышали такое – регби, да и не только у нас, даже на западных каких-то медиапространствах можно увидеть, как путают. В частности, даже эмоджи путаются – мяч для американского футбола и для регби один и тот же, а они разные!

Александр Генерозов: По степени контактности, агрессивности, травмоопасности ты бы сам как расположил эти три спорта?

Василий Артемьев: Ну про гандбол вообще сложно говорить, это игра такая, в ней есть определённая степень соприкосновения и контактности, но она далеко не такая жёсткая, как это в регби и американском футболе. В американском футболедля тех слушателей, которые, возможно впервые слышат, что есть такая разница между двумя этими видами спорта – в американском футболе, все в полном обмундировании и в амуниции участвуют, это очень скоротечные периоды игры и очень длинные паузы, когда игроки перестраиваются, они проходят эти ярды, чтобы завоевывать территории. Ну это очень на любителя игра, есть какие-то красивые моменты, несомненно, я это не отрицаю, и даже люблю иногда посмотреть американский футбол, но главная разница, да проще даже сказать, чем они похожи, чем сказать в чем разница! (смеётся) Похожи они тем, что и там, и там присутствуют контактные ситуации, ну ещё формой мяча, и вот это всё! В американском футболе намного жёстче столкновения, даже в том смысле, что в регби все что сейчас делается, в последние годы, с тех пор как регби стал профессиональным спортом, это случилось только в 1995-м году, и вот с тех пор для популяризации регби и привлечения к нему внимания во всём мире правила игры изменяются, наказание за высокий захват, например, то есть за захваты за область шеи и головы, ужесточаются. Просто потому что самый распространённый вид травмы, и в американском футболе, и в регби – это сотрясение мозга. И вот ввиду того, что были огромные шаги сделаны именно в регби в области безопасности, этот процент травматизма существенно снизился, именно по этой травме. А когда на тебе такая амуниция, как в американском футболе, столкновения намного жёстче, там о безопасности своей вообще никто не думает, мне кажется. А в регби у нас все намного строже в плане техники захвата, то есть игрока надо обхватывать обязательно, а это очень сильно смягчает степень удара при столкновении.

Александр Генерозов: Что ж, легендарное шоу «Русский ниндзя» стартует на СТС 27 октября в 20:00. Съёмки закончены. И мне, конечно же, интересновзял ли кто-то высоту Мидориямы, но ты не расскажешь. Было ли страшно за участников, жутковато?

Василий Артемьев: Ну я не назвал бы это жутковатым, я бы назвал бы захватывающим весь мой опыт работы на проекте «Русский ниндзя», это невероятная абсолютно площадка, 13 фур, которые из Бельгии привезли всё то, из чего состояла полоса препятствий, почему из Бельгии – потому что именно бельгийская компания занимается лицензированием, постановкой и сопровождением всего процесса. И вот то, что организаторы смогли создать буквально по соседству со стадионом Фишт, рядом с Олимпийским парком, там невероятная картинка, которую зрители скоро увидят на телеканале СТСэто незабываемое зрелище абсолютно, потому что все съемки были ночными, огромная такая подсветка, стадион Фишт, который всеми цветами радуги переливаетсяэто первое, что меня впечатлило. С точки зрения экстрима, опасности – безусловно, это сложнейшая полоса, она разделена на несколько этапов. Отборочный этап, после которого отбираются 10 человек, полуфинальный этап, далее финал. И все эти этапы разделены по степени сложности, они становятся все сложнее и сложнее, и для прохожденияну я вот со своим 25-летним спортивным опытом для себя прикинул, может быть отборочные я бы ещё и прошел, но вот полуфинал и финал, чтобы безошибочно их с одного раза пройти, а ведь права на ошибку ни у кого нет из участников, любое падение или нарушение регламента – все, до свидания, домой. Поэтому более 200 участников стартовали, и то, как они старалисьвпечатляло. И очень быстро начинаешь проникаться, ну вот одной из задач моей и Алишера было комментирование из прохождения как раз.

Александр Генерозов: Да! Трое ведущихты, Ида Галич и Моргенштерн. Вас специально по принципу непохожести собирали? Как уживались, спокойно?

Василий Артемьев: Да абсолютно! Это два крутейших профессионала своего дела, и мы очень легко нашли общий язык и с Идой, и с Алишером, который оказался довольно-таки скромным парнем на мой взгляд.

Александр Генерозов: Больше информации в серии коротких вопросов, ответы в любом размере. Рекордный по очкам матч с твоим участием. Сколько?

Василий Артемьев: Очков 70, наверное, было, да.

Александр Генерозов: Мяч как дыня. Эта вкусная штука не стала вашим тотемом?

Василий Артемьев: Действительно нестандартной формы мячи, они всегда с дынями сравниваются, есть даже такая небольшая фирма, Melon, то есть дыня по-английски, и вот они делают какой-то такой мерч с регбийным уклоном.

Александр Генерозов: Полные трибуны на регби. Было в России?

Василий Артемьев: В Английской Премьер-лиге я играл за клуб Northampton Saints, один из ведущих регбийных клубов Англии, и вот наш домашний стадион на тот момент вмещал, наверное, тысяч 15 человек, может быть 17, потом увеличили вместимость, и это нормально. А вот уже на большие европейские матчи, финальные матчи турнировможно уже арендовать футбольный стадион. Полные трибуны на регбийном стадионе – это возможно, потому что наши российские регбийные площадки – они не самые большие, ну 15-20 тысяч мы собирали.

Александр Генерозов: Три главных усача по версии Василия Артемьева.

Василий Артемьев: Хорошо, это доктор Ватсон из российской экранизации Шерлока Холмса, это раз. Это актёр Том Селлек из «Детектива Магнума», это два. И почему-то в голову приходит Никола Тесла, есть такая каноническая фотография его с усами, в классическом твидовом костюме, и у меня такая же есть, где я очень на него похож, вот.

Александр Генерозов: 24 июля в один день с тобой родились: Александр Дюма-отец, литературный отец ещё одного усача, Д’Артаньяна, Николай Чернышевский, который задал вопрос «что делать» за полтора века до появления российской футбольной сборной, и Дженнифер Лопес! К кому подошёл бы с бокалом на воображаемом фуршете?

Василий Артемьев: Ну я бы конечно сказал Дженнифер Лопес, но я семейный человек, и я, конечно же, этого не скажу, поэтому с Дюма-отцом, это такой легендарный писатель, поэтому с ним бы с удовольствием пообщались. С возрастом начинаешь по-другому оценивать роман про мушкетёров, мушкетёры уже не такие положительные персонажи, как это казалось в детстве (смеётся), вот именно когда ты перечитываешь это в уже более зрелом возрасте.

Александр Генерозов: Этот спорт зародился в Англии, но, как и вышедший из Британии футбол, регби не спешит возвращаться с победой к себе домой. В самом деле, и регби, и футболбританцы. Футбол ушёл во весь мир, а регби четко по следам империи, странам содружества. Новая Зеландия, Австралия, ЮАР как Капская колония, Канада. Ты задавался вопросомпочему именно так произошло?

Василий Артемьев: Ну на самом деле довольно-таки легко ответить на этот вопрос. И регби, и футбол зародились приблизительно в одно время, в первой половине 19 века, когда в принципе даже таких установленных правил футбола ещё и не было, то есть в футбол играли «как договорятся». Собирались толпой, играли по правилам, где мяч можно было в руки брать, но уже нельзя было с ним бегать. И вот в какой-то момент всё изменилось, в небольшом английском городе Rugby в одноимённой школе, в часе езды от Лондона на северо-западе. И вот в этой школе определённые реформы образования начали происходить, благодаря пришедшему новому директору Томасу Арнольду, который пришел и начал реформировать систему образования в школе, исходя из своих принципов, что христианствово главе всего, мужество и спортивный дух. И это должно воспитывать будущих лидеров нации, джентльменов, потому что это была школа для мальчиков, католическая. И вот именно этот вид регби-футболав котором можно было брать мяч в руки, бежать и боротьсяименно он стал популярен благодаря одной книге, «Школьные годы Тома Брауна», которую написал бывший ученик и описал самого этого директора, описал школу, вымышленного персонажа Тома Брауна, и это была первая книга-бестселлер в жанре «школьная история». Она стала безумно популярной, и регби вместе с ней стал очень популярен, он был гораздо популярнее футбола, и это длилось вплоть до того момента, пока футбол не стал профессиональным спортом. Сначала было в десятки раз больше регбийных клубов, и когда футбол стал профессиональным, конечно же выходцы из рабочего класса, которые составляли костяк команд, играли, и за это денег не получали, так вот они целыми клубами просто переходили из регби в обычный футбол. Ну и, конечно же, после этого футбол начал набирать популярность, потому что это профессиональный вид спорта, привлекает огромное внимание толпы, во-первых. А во-вторых, на этом стало можно заработать. А регби был любительским вплоть до 1995 года, но зато сохранил все свои ценности, ценности того самого Томаса Арнольда, директора школы, вот это мускульное христианство, целые учения на его принципах основанные. И эти ценности сохранены до сих пор благодаря тому, что не хотели руководители регби-спорта делать эту игру профессиональным видом спорта, вот так. И именно поэтому он в популярности уступает футболу, но вот сейчас уже 25-26 лет как регби стал профессиональным, и работают над популяризацией этого вида спорта, все работают! Играют в него уже более семи миллионов человек, 120 стран в него играют, кубок по регби стал третьим по аудитории турниром после Летних Олимпийских игр и Чемпионата Мира по футболу – ну, то есть, это факт!

Александр Генерозов: Возвращаясь к «Русскому ниндзя». А ты после такого опыта не захотел сам попробовать себя в чём-то таком? Iron Man или challenge?

Василий Артемьев: Ну я пока ещё продолжаю свою профессиональную спортивную карьеру, я не всё ещё сказал, что хотел сказать на профессиональном уровне, у меня есть ещё такие незакрытые гештальты, которые хотелось бы закрыть. А совместить подобные испытания с профессиональным спортом практически нереально, это ежедневная профессия, профессиональные турниры, соревнования, сборы, игры за сборную, игры за клуб, поэтому такого нет. Трассу «Русского ниндзя» я бы попробовал пройти, единственное воточень заняты были и не получилось пройти, пока работали телеведущими в этот раз. Всё откладывали, откладывали до финала, а потом финал прошел, и как-то все так закрутилось, что не успели в этот раз. Будем надеяться, что будет новый сезон (смеётся), тогда и попробуем, попытаем счастья. Но я понимаю, что для того, чтобы этого добиться, надо прямо готовиться специально к этому прохождению. Есть специальные комьюнити людей, есть специальные ниндзя-залы, есть люди, которые сами строят эти полосы препятствий. В общем, это целое движение людей огромное, в Америке это безумно популярное шоу, 13 сезонов, 35 миллионов аудитории, а звёзды этого шоу, American Ninja Warriorони настоящие рок-звезды!

Александр Генерозов: Что входит в программу подготовки регбиста? Бег, прыжки… Продолжи.

Василий Артемьев: У нас очень разносторонний вид спорта по требованиям, соответственно у нас есть сила, силовая выносливость, скоростная выносливость, аэробная и анаэробная нагрузки, которые мы постоянно преодолеваем, тренируем различные системы своего организма. Безусловно, регби – это контактный вид спорта, поэтому у нас и контактные элементы в тренировке присутствуют. Причём, начинает прямо с детства, когда начинают уже в контактный регби играть, мы вводим эти элементы. Все это на самом деле не так ужасно выглядит, как оно могло бы показаться со стороны, потому что мы к этому постоянно готовимся, это часть игры. Вот столкновения в неконтактном виде спорта могут смотреться чересчур, а у нас это в порядке вещей. Поэтому у нас подготовка в целом, очень разносторонняя. Нам нужен и быстрый рывок, и выносливость, чтобы долго перемещаться, нам нужны силы, чтобы где-то суметь поднять партнёраесть такие элементы, где мы вдвоём поднимаем одного в воздух, чтобы он ловил мяч. И есть элементы, где просто толкаются, то есть нужна выносливость и сила. Много разных амплуа, всё-таки 15 человек на поле, и у каждого всё-таки хотя бы немножко отличаются требования к физической подготовке. И поэтому тренируются все исходя из того, на какой позиции они играют.

Александр Генерозов: Регби и футбол. Одни борются за внимание, другие имеют недостижимые финансовые показатели. Тебе интересно смотреть футбол?

Василий Артемьев: Нет, я конечно же не получаю тех эмоций от просмотра футбола, которые я получаю от просмотра регби. И я думаю, что те люди, которые хотя бы немного регби смотрели, они окунулись в эту атмосферу постоянного единоборства, динамики, никогда практически не бывает скучных матчей, только разве что из-за погоды может смотреться игра как-то однообразно, больше игры ногой, много ошибок, и в целом, на мой взгляд, регби намного динамичнее, я думаю со мной многие согласятся. Футбол, футбол интересно смотреть, когда играют какие-то топ-команды. То есть это Английская Премьер-лига, Серия А, испанцыну именно топ-команды. То есть, Лига чемпионовдовольно-таки интересна бывает. Российские чемпионаты – ну иногда, вот недавно смотрел ЦСКА, мы всё-таки братья по цветам, красно-синие. Мы поддерживаем отношения и с баскетболистами, и с хоккеистами, у нас есть хорошие отношения, поэтому на ЦСКА всегда рад сходить. А так, в целом, не скажу, что я слишком большой поклонник футбола.

Александр Генерозов: Ну а вот эти гигантские ножницы в доходах с футболом, все спортсмены о них говорят, раздражают?

Василий Артемьев: Так сложилось, так сложилось, что футбол очень простой вид спорта, в который легко играть, который легко понять, который в целом большую популярность имеет, он более 150 лет к этому шёл. А ещё всегда можно посмотреть в сторону Соединённых Штатов, как они умеют делать шоу, популяризовать разные виды спорта, разные лиги, я уверен, что нам у них многому можно поучиться в этом плане. Достойны уважения их топ-лиги. Я имею в виду NHL, NFL, NBA, MLBэто уже бейсбол, и то, как устроен этот бизнес, там, конечно же, другая культура потребления спорта. И мне это безумно нравится, я даже завидую, что люди так к этому относятся, так нигде люди не относятся в мире к спорту как к развлечению. Безусловно, профессиональный спорт – это индустрия развлечений. У нас, я надеюсь, что постепенно тоже будут складываться к этому какие-то предпосылки, что профессиональные лиги будут к этому стремиться потихоньку, привлекать людей, конкурировать с другими видами досуга. Нам необходимо делать огромный шаг к этому, если мы хотим сохранить интерес к спорту, чтобы это был большой бизнес.

Александр Генерозов: Регби имеет фантастические традиции: Хака у All Blacks, «Свисток Джила Эванса», названный в честь рефери. Есть что-то свое в команде?

Василий Артемьев: Есть такая хорошая традиция под названием «третий тайм», которую мы в России очень хорошо любим и принимаем, это ещё со времён любительского регбикоманды бьются «кость в кость», не жалея друг друга. Регбиэто спорт контактный, это выглядит, по крайней мере, агрессивно. Но за пределами поля мы это никогда не выносим, мы с большим уважением относимся к сопернику, и вот «третий тайм» – это когда команды могут угостить друг друга в пабе, обсудить итоги матча, поговорить о том, как крепко ты мне «наподдал» или как крепко я тебя захватил. И этой традиции уже больше сотни лет, она чтится до сих пор, конечно в профессиональном спорте не так ярко, потому что нам противопоказано употребление алкоголя, да оно и всем, в принципе, противопоказано. Но в любительском регби – играют ради чего? Играют ради удовольствия, и поэтому эта традиция до сих пор живёт, и дорогого стоит. Да и после международных встреч, и нас всегда приглашают на банкет с соперником, и мы своей команды приглашаем всегда, где организуем посиделки, где можно пообщаться с соперником. Вот это традиция «третьего тайма» – это традиция, которой уже больше 150 лет и которая до сих пор существует.

А ещё своя традиция есть в команде, когда новички приходят и играют свою первую игру за сборную, они получают специальную такую кепочку с верёвочкой на конце, потому что по-английски игра за сборную называется «cap», ну как кепка. И специальные такие кепки даются дебютантам. Есть традиция награждать, принимать в элитный клуб тех игроков, которые сыграли за свою сборную 100 и более игр, это «клуб центурионов». Таких людей во всём мире порядка 60, по-моему, в России таких людей трое, наиболее близок к этой цифре я сам, у меня 96 игр за спиной. Такие вот традиции у нас.

Александр Генерозов: Василий, спасибо огромное за то, что нашел время для нас, интересно, весело, познавательно, желаю новых побед, доводи скорее свой результат до «сотки», ждём в гости на Европе Плюс!

Василий Артемьев: Спасибо большое, Саш, спасибо что слушали нас, дорогие радиослушатели, очень рад!

AD