Татьяна Волосожар: о сложностях парного фигурного катания и выборе музыки для номера

Гостем шоу Week&Star стала фигуристка Татьяна Волосожар. Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст, мы есть в Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox, «Яндекс.Музыке» и Podbean.

Александр Генерозов: На Европе Плюс двукратная олимпийская чемпионка Сочи-2014, чемпионка мира и четырехкратная чемпионка Европы по фигурному катанию, прекрасная и обаятельная Татьяна Волосожар. Здравствуйте Татьяна, и привет всем-всем, кто с нами сейчас!

Татьяна Волосожар: Всем привет, всем хорошего настроения! Очень рада слышать.

Александр Генерозов: Зимние спортсмены и фигуристы, вообще, любят лето и жару? Или вы как снегурочки с дедами морозами начинаете таять на глазах и болеть?

Татьяна Волосожар: Вы знаете, я обожаю, вообще, лето, это моё любимое время года, и мы проводили его в совмещении работы с отдыхом. Мы находились в Сочи на протяжении последних лет, выступали в спектаклях, в них принимал участие Илья Авербух. В общем катались, отдыхали, взаимодействие двух приятных и полезных вещей было.

Александр Генерозов: Детей летом загнать на лёд, это им совсем недетское мужество нужно? Не находите?

Татьяна Волосожар: Мужество родителей приветствуется, потому что дети в таком юном возрасте всё-таки маленькие, они неосознанно делают некоторые шаги, и, конечно, первые шаги в фигурном катании, они, в основном, идут от родителей. Я не исключение, и нынешнее поколение – в основном родители приводят детей на фигурное катание. Летний период времени самый оптимальный вариант – охладиться от жары и попробовать себя в нашем любимом виде спорта.

Александр Генерозов: Всем болельщикам всегда кажется, что судьи несправедливы, что они пристрастны. Это лишь наши эмоции, или у них и правда большая власть, которой они по-разному пользуются?

Татьяна Волосожар: Большая власть, и сейчас ещё у нас система меняется, правила меняются. Очень много «цифры», компьютеры, вроде как ты можешь на всё это влиять как судья, но с другой стороны, у нас как был субъективный вид спорта, так он им и остался. Ничего тут не поделаешь, и никак это не поменяешь. Естественно каждый за своего болеет, каждый поддерживает своего спортсмена. Фанаты, болельщики видят какие-то недочёты, но мы, к сожалению, никак на это повлиять не можем. И я разговаривала со своими знакомыми судьями, они говорят насколько это тяжело, потому что всё-таки кто-то приходит и пытается надавить: «Обрати внимание на моего спортсмена, у него улучшились такие-то качества». Ну, понимаете, о чём я говорю, всё равно есть влияние какое-то. Пользуются ли этим влиянием судьи – нам не известно.

Александр Генерозов: А что случится, если судья откровенно занизит оценку по своему субъективному праву, у него снизится рейтинг? Всё-таки чего-то они боятся?

Татьяна Волосожар: Да, конечно боятся, и есть такой факт как объяснительная, если ты поставил ту или иную оценку. Это всё уже происходит после соревнований, после программы судьи собираются, и если был какой-то спорный вопрос, конфликтная ситуация, естественно, судья обращает внимание, рассказывает, почему он это сделал, по каким причинам, и пишет объяснительные записки. Разбирают подетально, поэтапно каждую ситуацию. А она возникает, конечно же, довольно часто.

Александр Генерозов: Сейчас в отношении фигурного катания есть некоторый камень раздора. Я бы так назвал «прыжки против скольжения», «техничность против чувства». Простите, если я неправильно это назвал, но ведь есть эта разнонаправленность?

Татьяна Волосожар: Вы абсолютно правы, и это явно видно по многим спортсменам, и сейчас борются за то, чтобы сбалансировать программу, чтобы обращали внимание, как раньше, на скольжение, на интерпретацию программы, на хореографию, на те же костюмы. То есть сейчас, наверно, больший упор на прыжковую часть, и как это всё сбалансировать – не знаю, сколько времени должно пройти. Конечно, есть такие спортсмены, у которых прыжковая часть более сильная, а многие спортсмены по хореографии и по скольжению владением отличаются. Поэтому сейчас сложно сказать, как вообще это быстро отрегулировать и сбалансировать. Но я бы очень хотела, чтобы нашёлся какой-то такой пункт в правилах, благодаря которому можно было бы найти баланс.

Александр Генерозов: Для чувственного компонента в фигурном катании очень важна музыка. И мы, конечно, к этому моменту не равнодушны как музыкальное радио. Как выбирается, спортсменом или скорее тренером?

Татьяна Волосожар: На разных этапах по-разному, я имею в виду возраст спортсмена. Это твоя первая программа, и твой тренер даёт тебе советы, и зачастую ты прислушиваешься к ним. Я вот думаю, что это сейчас командная работа, и бывает музыка вообще – раз, щёлкнул пальцами, и она пришла. У меня был такой пример собственный, с Максимом. Как раз был тогда популярен фильм «Чёрный лебедь», и мы услышали эту музыку, мы уже поняли в середине сезона, что в следующем году мы будем катать именно её, родилась такая идея, мы её сохранили и воплотили потом в жизнь. А бывает это очень долго, ты ковыряешься в своей голове, советуешься с хореографом, с тренером «Что же взять?» «Чем же удивить?». Бывает, что ты очень долго занимаешься поиском музыки и не факт, что ты попадёшь, бывает, что спортсмен и музыка сливаются, а бывает, что ты мучаешь, мучаешь, и всё никак. И приходится поменять музыку.

Александр Генерозов: Ускорим темп быстрыми вопросами, но ответы всегда в любом формате! Самый сложный этап постановки номера. Начало? Или полировка перед соревнованием?

Татьяна Волосожар: Для меня был самый сложный этап – начало, постановка. Потому что бывало такое, что я теряла внимание, или с настроением что-то не сложилось. Шлифуешь ты изо дня в день одно и то же, ты уже знаешь свои шаги, свои движения и прыжки, это уже гораздо проще. А вот найти, что ты хочешь катать, и сделать постановку правильно, красивую естественно, это уже сложно.

Александр Генерозов: Правда ли, что заточка коньков – это почти магия, и там работают деды-колдуны с незапамятных времен?

Татьяна Волосожар: Я скажу так – спортсмены очень трепетно относятся к заточке коньков, когда они в большом спорте, когда они на соревнованиях выступают. Был такой великий тренер, Станислав Жук, кто-то мне рассказывал естественно эту историю. И кому-то поточили коньки, но не получался элемент, и он говорил: «Что такое, что неправильно? Вы мне поточили неправильно, что я не могу ничего сделать», «Давай я переточу» – сказал он, взял конёк, постоял минут 5-10, вернулся обратно, отдал и спрашивает: «Ну как сейчас? Подшлифовал там пару зубчиков передних. Удобно?» «Идеально, всё супер». Здесь психология ещё спортивная хорошо работает.

Александр Генерозов: Дзюдоисты и самбисты учатся с самого начала падать. А фигуристы?

Татьяна Волосожар: Да, конечно, это одна из практик таких, необходимых. Я тоже с малышами, которые ко мне приходят, мы сначала учимся с ними стоять, а потом падать. Это очень важно – грамотно упасть, чтобы как можно меньше травм.

Александр Генерозов: Ошибка у соперников. Опасно ей радоваться?

Татьяна Волосожар: Вы знаете, я никогда не радовалась ошибкам соперников ещё потому, что я никогда не смотрела перед стартом, как катаются другие, выступают. Конечно, после ты уже с другими эмоциями смотришь и уже переживаешь, что это могло быть больно, когда человек действительно там падает, тем более, когда четверные выбросы эти появились – это вообще сумасшествие конечно, в плане состояния здоровья.

Александр Генерозов: 22 мая, в один день с вами, родились актер Андрей Чадов, теннисист Новак Джокович и Серега Жуков из «Руки Вверх!». Кого к себе позвали бы?

Татьяна Волосожар: Сергея Жукова, да, конечно же все дискотеки детские мои, подростковые страдания по любви происходили под песни Сергея Жукова.

Александр Генерозов: Машина времени ждёт вас в увлекательное путешествие, куда!

Татьяна Волосожар: Наверное, в прошлое, в какие-то древние века, возможно на динозавров посмотреть.

Александр Генерозов: Сейчас 15-летние фигуристы состязаются со взрослыми спортсменами. И многие говорят, что возраст допуска надо поднимать. Как бы вы поступили?

Татьяна Волосожар: Вы знаете, фигурное катание уже очень омолодилось, это факт, это все видят, ничего плохого в этом нет. Но что бы я сделала? Я бы сделала какую-то новую категорию возраста «юниороский», даже у нас есть «новисы». Какой-нибудь промежуточный между юниорами и мастерами. По возрасту там надо вписать с 13 до 16-17 лет. Наверное, это я бы хотела видеть в фигурном катании и, наверное, это принесло бы некий баланс вообще к нашему виду спорта.

Александр Генерозов: Мне кажется, тут есть ещё и такой момент, что бесконечно повышать результат невозможно: тройной, четверной, что дальше – 5, 6, семь и так далее до травмы? Стоит ли запретить или технически ограничить, как в «Формуле-1»?

Татьяна Волосожар: Насколько это вообще вероятно – сделать прыжок в 5 оборотов? Возможно, в будущем это свершится. Но даже великий спортсмен Юдзуру Ханю пробовал аксель в 4 с половиной оборота, это очень энергозатратно и травмоопасно, не факт, что это может получиться. Я бы наверное не то что запретила, я думаю, что нужно членам ИСУ переcсмотреть правила и оценивать иначе. То есть, притормозить оценкой, скажем так, если они это хотят. Если уже девчонки 11-летние прыгают в 4 оборота, то зачем им запрещать, нужно просто найти баланс. Я бы опять же настаивала на том, чтобы сделали возраст какой-нибудь, чтобы они могли соревноваться каждый в своём возрасте. Зрелая девушка-спортсменка, пусть она уже там не прыгает четверной прыжок, она могла бы кататься и соревноваться в своём возрасте, чтобы не вмешивались маленькие девчонки, которые мелкие, юркие, которым ещё не оформившееся тело позволяет всё это делать.

Александр Генерозов: Тренер, для спортсмена порой больше, чем родители. Спортсмены могут спорить, дискутировать с тренером?

Татьяна Волосожар: Ну, вообще, конечно, субординация довольно жёсткая, все уважают своих тренеров и поперёк никто не говорит. Но если ты сможешь доказать свою точку зрения какими-то фактами, объяснить, и тренер тебя услышит, то, конечно, это здорово, в таком живом диалоге. Всё равно тренер должен знать ощущения спортсмена, он даёт то или иное задание ему, но он должен знать, в каком состоянии он, видеть его. И, допустим, спортсмен говорит: «У меня болит правая нога, я вчера очень много ушибов сделал, давайте подкорректируем наш план». Естественно, тренер должен услышать эту просьбу и проанализировать, сделать выводы и действовать от состояния спортсмена. Потому что правая забитая нога может потянуть за собой какие-то последствия, либо от перегрузки. Я думаю, что нужно пытаться найти баланс, тем более, если спортсмен с тобой разговаривает, не молчит, не боится ничего тебе сказать, естественно нужно вступать в диалог и слушать спортсмена. Это даже проще будет, чем тупо выполнять, как робот, задания от тренера.

Александр Генерозов: Фигурное катание, как и любой спорт, не любит нежностей, всё в соответствии с принципом No pain, no gain. И всё же, когда говорят про то, что наша школа более жестокая, чем европейская, с этим можно хотя бы частично согласиться?

Татьяна Волосожар: Некоторые тренеры жёсткие, да. Они показывают результаты, и кнут и пряник должны присутствовать у тренера. У нас сейчас такое соперничество, что каждая тренировка на счету, и это факт. Естественно, я думаю, что одним кнутом воспитать спортсмена сложно, всё-таки пряник иногда тоже должен присутствовать.

Александр Генерозов: Выполнить невероятный элемент самому и сделать это идеально синхронно с партнером – это высший пилотаж, а если это происходит на льду, то это парное фигурное катание. Вот пара – это ведь больше, чем партнёры, можно ли недопонимать друг друга? Ну знаете, как в семье поругались и разбежались по углам, но и дальше продолжаете всё делать, потому что надо, вы ведь тоже люди в конце концов.

Татьяна Волосожар: Работать в команде – это очень сложно. Там, где двое – это уже команда, считай. И ты должен присмотреться, в первую очередь, к характеру твоего партнёра, и этим уже пытаться не то, что управлять, но находить компромисс в конфликтных ситуациях, их конечно же не избежать в паре, тем более мужчина-женщина, разный характер, разный темперамент. На тренировках даже бывает, когда ты тренируешься, у тебя всё круто, а завтра пришёл, что-то не получилось, партнёр не в настроении, на тебя накричал, ты вчера это делала, сегодня уже не делаешь, что случилось? Был стабильный элемент, и тут уже нужно спустить пар, выдохнуть немного и найти компромисс, опять же пытаться объяснить партнёру, почему так или иначе произошло, повторить уже, допустим, этот элемент вместе. Конфликтов, естественно, уже не избежать, и когда мы уже стали парой в жизни, то есть, это случилось уже перед Олимпийскими играми, потом, после Олимпиады мы уже стали анализировать насколько вообще сложно быть партнёрами и в жизни, и на льду. То есть сейчас мы уже поняли, остались бы мы в спорте ещё, не факт, что у нас сохранилась бы ещё семья.

Александр Генерозов: Смена партнера, если она случается, отбрасывает на сезон, два, три назад? Или всё не так драматично?

Татьяна Волосожар: По-разному, бывает, что как в моём случае – что я, что Петро Харченко, мой первый партнёр, мы встали в пару, мы не знали, что такое парное катание, мы неопытные были. Мы путь проходить начали вместе, учась друг на друге. Я уже была довольно опытна, с каким-то опытом, естественно, партнёршей. Когда пришло время, мы встали со Станиславом Морозовым в пару, мне было проще тем, что он был уже опытный, он передавал мне свои знания, навыки какие-то, я уже понимала немножечко. В плане техническом, конечно, было проще. Когда идёт замена партнёра? Когда кто-то немножечко не дотягивает в чём-то, в каком-то элементе. Либо просто разошлись, терпеть не могут друг друга, ну бывает такое тоже. Это к предыдущему вопросу, да, бывает такое, когда не сошлись характерами, хотя и на льду может быть всё прекрасно, а вот не могут пройти этот ледовый быт, тренировочный ежедневный, и расходится пара, здесь очень тонкий момент. Опять же, на моём веку была такая пара, терпеть не могли друг друга, но показывали прекрасный результат и прекрасно тренировались вместе.

Александр Генерозов: Татьяна спасибо огромное за интересный разговор, час – так мало, приходите к нам ещё! Договорились?

Татьяна Волосожар: Спасибо, обязательно. Мне тоже было очень приятно с вами пообщаться, приятного настроения, самое главное – всем здоровья крепкого!

Александр Генерозов: Друзья, двукратная олимпийская чемпионка Сочи-2014, чемпионка мира и четырехкратная чемпионка Европы по фигурному катанию, прекрасная и обаятельная Татьяна Волосожар провела воскресный вечер вместе с нами на Европе Плюс. Week&Star, пока!

Татьяна Волосожар: Всем слушателям огромное спасибо, была безумно рада пообщаться с вами сегодня, слушайте Европу Плюс, и всем хорошего настроения! А самое главное крепкого-крепкого здоровья, всех обнимаю!

AD