Александр Самойленко об успехе «Холопа» и съёмках фильма «Смотри как я»

27 сентября гостем Week&Star стал актёр Александр Самойленко! Читай интервью ниже и подписывайся на подкаст для iOS или Android.

Александр Генерозов: На Европе Плюс актёр, подаривший нам множество ёмких и удивительно жизненных образов, он востребован режиссёрами и полюбился зрителям, и вот он на радио № 1 в России – Александр Самойленко! Здравствуйте, Александр, и привет всем-всем, кто с нами!

Александр Самойленко: Здравствуйте, Александр, очень приятно быть у вас здесь, тем более что никогда в жизни не был на Европе Плюс, так что меня – с дебютом.

Александр Генерозов: 2020-й потряс всех причастных к кино двумя событиями. Сначала оглушительный старт «Холопа» с вашим участием и какими-то просто невероятными сборами. А потом – локдаун. Как чувствуете себя, от шока отходите?

Александр Самойленко: Я не могу сказать, что я прогнозировал по поводу того, что так будет с «Холопом». Я редко смотрю кино со своим участием, но тут посмотрев, понял, что картина очень даже достойная, что давно не было такой простой, понятной для всех комедии. С внятными, непошлыми шутками, и это приятно. А по поводу второго, локдауна – мир поменялся. Он на самом деле поменялся, и это не знаю – хорошо ли это, думаю что не очень-то хорошо. Но, в то же время в чем-то, как это ни странно, не так плохо, я начинаю смотреть на себя со стороны. И это немножко удивительно. Потому что просто и некогда было смотреть на себя со стороны…

Александр Генерозов: Отец главной героини из «Аритмии», папа Гриши из «Холопа», ну и в новой комедии «Смотри как я» он снова богатый папа. Это уже какой-то собирательный образ папы приклеился к вам, вы сами не пугаетесь от этого?

Александр Самойленко: Ну, к сожалению, возрастная категория сводится к тому, что я играю в основном уже вторые роли, и так как вторые роли – это всегда или папы, или отчимы, взрослые все. Нет, ну это нормальное явление. Молодых героев-любовников я уже вряд ли буду играть, если только пожилых любовников.

Александр Генерозов: Но всё-таки, мне кажется, какая-то профдеформация должна быть. Когда кого-нибудь на площадке нет-нет да и погладите по голове: «Сынок!» Нет?

Александр Самойленко: У меня своих четверо детей, мне хватает отцовской заботы и на них, хотя я очень люблю детей, и, снимаясь где-то с детьми, я радуюсь всегда.

Александр Генерозов: В «Холопе» была ситуация, когда вы играли богатого отца и избалованного сына, взбалмошного. А в новой ленте «Смотри как я» – ситуация, как мне кажется, поменялась зеркально. Сын слегка страдает от «заскоков» своего богатого отца. Вам не кажется это символичным?

Александр Самойленко: Я бы не назвал его всё-таки взбалмошным, отца в «Смотри как я», потому что он наоборот очень, скажем так, любитель опекать своё чадо. Тем более, что чадо немножечко с проблемами своими…

Александр Генерозов: Поясню, он не видит ничего.

Александр Самойленко: Он не видит, всё правильно, что собственно и следует из названия «Смотри как я», и здесь, как мне кажется, в большей степени проблема отцов и детей. Когда дети выросли, но для меня этот сын – он всегда будет маленьким, он всегда двух-трех лет, он всегда опекаемое создание. И здесь герой как раз хочет уйти из этой опеки, он хочет увидеть мир по-своему, почувствовать этот мир. Он не может смотреть, но он хочет его почувствовать. А я ему не позволяю этого сделать. В этом вся проблема, конфликт. Я не считаю, что он взбалмошный тип, наоборот, очень, с моей точки зрения, положительный человек. Во всяком случае, я играл его и не понимал, в чем моя трагедия. А к концу понял. В том, что слишком опекаю своего сына, его надо отдать, освободить. Это, мне кажется, часто повторяющееся явление в нашей жизни, когда ты не хочешь «отпускать» своих детей.

Александр Генерозов: Итак, вы снялись в фильме «Смотри как я». Его режиссёр – действительно любопытно. Молодой парень, ему 32 года, Егор Сальников. И это его дебют в качестве режиссёра. И вот это такой ответственный момент, собрать хорошую команду, сделать фильм, и всё это в первый раз. Вы почувствовали в нем режиссёрскую уверенность? Вот эту «хватку», так называемую?

Александр Самойленко: Нуу, я могу так сказать, что он был очень уверен для дебюта. Я не могу сказать, что я был уверен в том, что получится хорошее кино. Это две разные вещи – быть уверенным в том, что делаешь, и создать хорошее кино. А фильм заставляет задуматься, в первую очередь. Он очень красивый, потому что это роуд-муви. Красоты, которые рядышком проявляются, поэтому я очень порадовался, что вот, растет ещё один замечательный такой и прекрасный режиссер, который порадует нас ещё многими и многими, как я надеюсь, картинами.

Александр Генерозов: В трейлере и на афише вы появляетесь в облачении воина, в доспехах. Что это, очередное чудачество отца?

Александр Самойленко: Совершенно правильно, да. Это он устраивает день рождения для сына. И устраивает такой ролевой праздник, где присутствует некое королевство, сын – это принц, а я король, происходит некая битва ради своего сына. Ну такая ролевая модная сегодня игра.

Александр Генерозов: Очень красивый природный фон. Не могу не спросить, где такая красота?

Александр Самойленко: Это снималось под Ростовом-на-Дону, я там в первый раз был, снимали в замечательном, потрясающем городе Таганроге. Очень маленький, но очень уютный городок, с сохранившейся историей, что очень важно. Сегодня в маленьких городках, к сожалению, выколачивают оттуда всякие исторические вещи, а он сохранился и мне очень понравился. Потрясающие люди, я обожаю вот в маленьких городах людей, которые любят свои города, любят кино. Потому что в Москве уже кино не воспринимают вообще. Если снимается что-то, начинают всех материть, ругать…

Александр Генерозов: «Да мало нам своих пробок, ещё и вы перекрываете!»

Александр Самойленко: Да, да, именно так. А там к этому относятся как, наверное, когда-то в советское время, и это, безусловно, радостно.

Александр Генерозов: Я вот подумал, комедии – жанр, который лучше других почему-то выстрелил в нашем кино. И речь не только о «Холопе», много и других фильмов. Вы согласны с этим, давайте уточню для начала?

Александр Самойленко: Философское, на самом деле, у нас понятие – комедия. Потому что люди очень сегодня заморочены, особенно почему-то в России. И поэтому хочется им отдохнуть, не то чтобы «хлеба и зрелищ», а хочется каких-то хороших, положительных эмоций. И комедия, естественно, особенно хорошая комедия, она даёт эту эмоцию. Но в то же время, как ни странно, люди любят у нас и подумать. Поэтому и «Смотри как я» это некий симбиоз, там есть какие-то милые, романтические, комедийные моменты, и в то же время есть серьёзное восприятие мира и серьёзные проблемы, которые вскрывает этот фильм.

Александр Генерозов: То есть, получается, перед молодым режиссёром стояла действительно такая непростая задача, как между Сциллой и Харибдой, проплыть между темой инвалидности героя, его страданий, и в то же время сделать лёгкую, доступную и простую в понимании ленту?

Александр Самойленко: Ну, там нет ощущения какой-то болезненности, слава богу, фильм не педалирует болезнь этого парня. Герой воспринимает это как данность. Он не переживает об этом, он хочет познавать мир именно таким, какой он есть. И ему это – не могу сказать нравится, но он спокойно к этому относится. И это хорошо.

Александр Генерозов: Больше информации, меньше слов. Быстрые вопросы, ответы любой длительности, погнали. Вы «проблемный пассажир» для режиссеров и продюсеров?

Александр Самойленко: Скорее проблемный, хотя с возрастом всё меньше и меньше хочется каких-то скандалов…

Александр Генерозов: Театр, кино и сериалы. В каком процентном составе вкуснее всего? Для вас в карьере.

Александр Самойленко: Хочется больше видеть детей, больше отдыхать, нежели работать, но всё равно, к счастью, наша профессия, наверное, как и ваша, дает возможность получать удовольствие от того, что делаешь. Это наше счастье!

Александр Генерозов: Обратил внимание, вы – вне соцсетей. Осознанный шаг или просто некогда?

Александр Самойленко: Нет, я есть на Facebook, но я не любитель писать посты, я читаю скорее.

Александр Генерозов: 28 марта родились не только вы, но и синхронистка Эльвира Хасянова, легендарный режиссер Александр Митта, ну и Леди Гага! С кем бокал подняли бы?

Александр Самойленко: Ну, с Миттой я прямо с удовольствием, я считаю, что один из великих наших режиссеров!

Александр Генерозов: Машина времени к вашим услугам, куда рванем?

Александр Самойленко: Да я бы и в России бы побывал с удовольствием веке в 17-м. Люблю историю России, и вот книгу недавно даже читал, не знаю – слышали или не слышали, Зыгаря, про все наши революции с 1900 по 1917 год, и я бы очень хотел побывать, не жить, но со стороны глянуть.

Александр Генерозов: Клим Шипенко. Интересная фигура всё-таки. Для меня он появился с «Салют-7», потом «Текст», «Холоп», и вот теперь его даже школьники, наверное, знают. Возможно, ему американский опыт помог? Почему именно у этого человека всё получается?

Александр Самойленко: Почему он? Там, конечно, присутствует профессионализм, который въелся в него с опытом американского обучения. Он очень подробно там учился. Я думаю, в первую очередь всё-таки он очень талантливый человек, и это его продвигает. Он перфекционист. Он не будет снимать кино, если он не знает, какое кино, если оно не сложилось в голове. Он не остановится в работе с актером, пока не добьется того, что он хочет сделать. Это будет десять дублей, двадцать…

Александр Генерозов: Ну, с перфекционистами окружающим, как правило, сложно!

Александр Самойленко: Сложно! Но я получаю от этого удовольствие, потому что он не хвалит никогда, но ты понимаешь, что ты добился того, чего он хотел, и это всегда приятно осознавать. Мне очень нравится, что он делает, как он делает, как он работает. Сейчас он, я не знаю, уже по ТВ это всё прошло, вы знаете, что сейчас он собирается делать проект и в космос летит. Это предложение, насколько я знаю Эрнста и Рогозина, они активизировали этот проект, и Клим является режиссером и креативным продюсером этого фильма. Сюжета я не знаю, он только складывается, но думаю, что тоже всё получится. Причем я разговаривал с ним на эту тему: «Клим, ну ты же снял уже кино, «Салют-7», и довольно-таки мощно прозвучало, и здесь, и в Америке. И не будет ли это повтором?» А он говорит: «А как вот если фильмы про войну, их там уже тысячи, и это тоже повтор?» Потому что сюжеты, так или иначе, плюс-минус, повторяются, но мы же всё равно с интересом это смотрим?

Александр Генерозов: Можно ли его в той или иной мере считать наследником российской школы кино? Или сейчас всё сплавилось, и есть только успешные и неуспешные фильмы?

Александр Самойленко: Я бы осторожно по этому поводу сказал, но он, конечно, не американский режиссер, и я бы не стал это говорить. Я бы так сказал: он делает хорошее, качественное кино. Это намного важнее, нежели школа, в которой ты находишься. Потому что любой хороший режиссер, он делает в первую очередь качественное кино, которое зритель смотрел бы не один раз, и это – главное.

Александр Генерозов: Кинобизнес потихоньку выползает из локдауна, а точнее нокдауна, который всем нам нанесла пандемия. И я вот собрал некоторые «стоны», что ли, а точнее рассуждения кинематографистов о текущей ситуации. Давайте вы их прокомментируете? Итак, «Надо срочно снимать новые ленты, чтобы не было вакуума». Вот была такая ситуация, что съемки прекратились и если не начать резко снимать, то и смотреть будет просто нечего?

Александр Самойленко: Ну, у меня-то не было такого, чтобы я резко прямо рвался в бой, ещё раз скажу, я человек ленивый и любящий отдыхать, поэтому мне не хотелось бы суперработы, но соскучились, я знаю огромное количество людей, которые очень сильно соскучились и хотели бы работать. Потом, у многих просто иссякли средства существования, и им надо было просто пополнять домашнюю кассу. Ну а то, что «смотреть нечего будет», я думаю, что это преувеличение – у компаний лежат какие-то продукты и ещё бы на годик-полтора спокойно бы всё выставили, но, я надеюсь, что такого больше не будет, и будем мы жить в здравии и заниматься своим любимым делом.

Александр Генерозов: Другая такая серьезная жалоба: «Кто будет смотреть, потому что люди боятся идти в кино, надо окончательно уходить в сериалы, полный метр смотреть не будут уже и кинотеатры не выживут».

Александр Самойленко: Я был в кинотеатрах не так давно, и я смотрю, что люди точно так же ходят. Ну понятно, что сейчас не разрешают полные залы, прокатчики и владельцы картин придерживают пока свои блокбастеры до того момента, когда разрешат полные залы, но я думаю, что как только они их разрешат заполнять – они будут заполнены. И туда придёт народ, потому что это тот вид искусства, который будет злободневен всегда, мне кажется.

Александр Генерозов: Ну и третья жалоба: «Мы будем вынуждены сократить расходы, сделать продукт проще и дешевле». Вот неужели всё действительно прямо настолько печально, неужели деньги подрезались настолько, что мы, зрители, в итоге это почувствуем?

Александр Самойленко: Я скажу так, я не знаю насчет кинотеатрального проката, он для меня чуть более далек, нежели телевизионное кино, но я могу сказать, что вполне возможно. Телевидение существует за счет рекламы, точно так же, как и радио, и я так понимаю, что процент рекламодателей немного спал, к сожалению. Потому что были закрыты магазины, сократились бюджеты, и, я так думаю, соответственно может такое произойти, что чуть-чуть всё упростится. К сожалению. Но я думаю, что мы наберем эти обороты, так или иначе. Мне хочется в это верить, во всяком случае.

Александр Генерозов: У нас новые режиссеры, новые площадки просмотра, успевает ли образование за нашим же ростом? Нет ли некоторой архаики во ВГИКе, Щукинском, Щепкинском – я сразу всех пересчитаю, чтобы не обижались потом.

Александр Самойленко: Ну, это такой вопрос, можно об этом долго говорить. С моей точки зрения – отстаёт. Актер, американский, например, очень многогранен. И для него профессия – там же нет момента о том, что режиссер делает какие-то актерские замечания в кино, например. Там такого понятия нет. Режиссер выстраивает мизансцену, а актер уже сам оправдывает эту мизансцену, что ему играть, и так далее. Актер должен делать всё. У нас, к сожалению, актер не умеет делать очень многие вещи. И его, к сожалению, этому не учат. Вот в этом, с моей точки зрения, большая проблема актерского образования. Но я бы сказал и о другой проблеме. Что у нас сегодня, например, для того же кино – у нас очень мало профессиональных людей, которые умеют делать что-то. Не актеров, а вторых режиссеров, ассистентов по актерам, ассистентов художника. Очень большая проблема – реквизиторы, художники по реквизиту. Это огромная проблема. К сожалению, нет такого училища сегодня, или института, который бы готовил этих людей. Вот это было бы круто.

Александр Генерозов: Но желающие-то есть? Просто не хватает их профессионального уровня? Или даже не хотят идти на это?

Александр Самойленко: Нет, почему, идут! Но идут как, грубо говоря, пойти заработать денег, не более того. При этом, не выполняя свою работу. То есть, они и навыков даже не имеют, многие идут – ну так, увидели, как там работает реквизитор: «А, да я тоже так умею!», а он же потому и называется «художник по реквизиту», художник! Мы делаем сейчас исторический фильм, сериал, причем исторический условно, семидесятые года, вроде бы и не такая дальняя история, но это самое сложное. Не давнишняя история, а поди сегодня отличи – семидесятый это год, восьмидесятый… Так вот, например, реквизитор должен это изучать, он художник по реквизиту. А люди, сегодня таких профессионалов очень и очень мало.

Александр Генерозов: Ну, это на самом деле очень хорошо чувствуется и зрителю. Именно по реквизиту какие-то недостатки – зритель это радостно подхватывает всегда: «боже мой, ну кто так ходил!», и это всё портит?

Александр Самойленко: «Ляп» так называемый. Такое, конечно, бывает, но когда в больших фильмах – один или два. А сегодня, к сожалению, в сериалах, их там десятками можно исчислять.

Александр Генерозов: Многие в этом году просто отменили свой отдых, а у других он сформировался в какой-то неожиданной стезе, вы как?

Александр Самойленко: Я и поработал немножко, и отдохнул. Вот, буквально только что вернулся из Ялты, с удовольствием там – жена три недели отдыхала, а я на пять дней выскочил и чуть отдохнул. Не могу сказать, что я редко там бываю, довольно таки часто. Но очень много народа сейчас, всё закрыто на вылет, одной Турцией люди не могут насладиться, поэтому начал развиваться внутренний туризм. Там есть проблемы, конечно, и в то же время – хороший отдых, но до-ро-го! Очень дорого.

Александр Генерозов: Осень, и всем хочется стать ну хоть чуть-чуть счастливее, есть ли у вас маленький, но действенный рецепт счастья?

Александр Самойленко: Мне кажется, что счастье – это наши дети! Серьезно говорю это. У меня родилась год и три месяца как дочка, ну я прямо наслаждаюсь этим чудом!

Александр Генерозов: Александр, спасибо огромное за время, которое нашли для нас, приходите еще! Друзья, Александр Самойленко, кино- и театральный актер, продюсер и режиссер провел воскресный вечер с нами на Европе Плюс. Александр Генерозов, Week&Star, пока!

AD