Интервью Week & Star с Алиной Астровской

8 декабря мы пригласили на Европу Плюс трэвел-блогера, телеведущую и певицу Алину Астровскую.Ведущая шоу «Орёл и Решка» на телеканале «Пятница» пришла в Week & Star. Александр Генерозов узнал у гостьи, где встречают Новый Год горячее всего, какую страну можно сравнить с Марсом, куда она бы отправилась на машине времени и многое другое. Читай интервью с Алиной ниже или подписывайся на подкаст для iOS или Android

Александр Генерозов: На Европе Плюс замечательная девушка. Она ведет трэвел-шоу «Орел и Решка» на «Пятнице». Она прекрасно поет, она путешествует. Она сегодня здесь, на радио №1 в России на Европе Плюс! Она – Алина Астровская! Привет тебе, Алина, и привет всем, кто с нами сейчас!

Алина Астровская: Всем добрый вечер. Мне очень приятно прийти к вам в гости. Прямо такая презентация меня была очень громкая, я чуть даже смутилась.

Александр Генерозов: Алина, ты отвела два сезона, два «морских» сезона «Орла и Решки». Я думаю, может быть, ты в детстве долго, очень долго просила: «Отвезите меня на море! Я хочу на море! Я хочу загорать!» И вот вселенная тебя услышала. Ты не подумала так однажды?

Алина Астровская: Мне кажется, я, как и все дети, конечно же, грезила летом, скорее закончить школу, скорее поехать к какому-нибудь водоему, не знаю, к речке, хоть к какому-нибудь месту, где ты можешь нырнуть, накупаться до синих губ. Да, я очень-очень хотела путешествовать с самого детства, и возможности такой у меня не было. И когда я обращалась с этим вопросом к моим родителям, они говорили: «вот вырастешь, выучишься, и поедешь куда-нибудь». Собственно, все сделала, как и говорили, как и завещали.

И путешествия мои начались довольно-таки поздно. Наверное, впервые, лет 18 мне было, и все. И пошла я вразнос по планете, потому что это, конечно, самое лучшее, удивительное хобби на свете, скажу так. У меня действительно работа мечты.

Александр Генерозов: «Орел и Решка» – это чистой воды жребий, который мы всегда, кто-то в детстве кидал, кто-то до сих пор, наверное, пользуется. И, конечно же, любой человек, глядя вашу передачу, цинично начинает полагать: «да, конечно, они там сейчас будут разыгрывать! Давно уже куча дублей снята!»

Алина Астровская: Конечно, теперь уже телевидение – это такое не тайное место. Теперь очень многие знают, как это все делается, как все снимается. Но наша передача – это не просто развлекательное шоу для людей. Это такая идеология, которая существует уже очень много лет. И этот азарт, он должен передаваться через экран. То есть мы должны тоже находиться постоянно в этой игре, чтобы нам это нравилось.

Александр Генерозов: Конечно.

Алина Астровская: Конечно. И поэтому монетку бросаем не только мы, ведущие, но и наши операторы, наши режиссеры. То есть мы приезжаем в какую-то страну, и начинается жесткий жребий, потому что сначала кидают операторы. Они такие: «Так, я хочу работать вот с этим! А ты с кем хочешь работать?» Потому что это тоже команда, это очень важно. Важно не только увидеть страну, чем она тебя увидит, чем она может вдохновить тебя, чтобы ты об этом рассказал людям. И важно, в какой команде ты будешь это все делать. И начинается такой экстрим, ребята! Вы просто этого...

Александр Генерозов: Казино «Орел и Решка»!

Алина Астровская: Конечно, да. Кидают монетку режиссеры. Кидают операторы. Они пытаются мухлевать. Короче, там такое. Потому что иногда режиссер знает чуть-чуть больше, чем ведущий. Он знает, куда мы поедем, он знает, что мы сможем увидеть. Допустим, у богатого возможностей больше. И режиссер, когда он кидает, он уже знает, на что он кидает. То есть он знает, что он сможет увидеть. Он знает, что у него будет яхта какая-то, или он сможет потрогать какое-то животное. Поэтому, это всегда очень интересно. И мы как дети.

И если убрать вот эту жизнь из передачи, мне кажется, это почувствуют и зрители. Поэтому этого делать нельзя, поэтому нам очень важно каждый раз удивляться самим. Мы кидаем эту монетку, и мы реально нервничаем. Конечно, мы можем переписать потом дубли...

Александр Генерозов: Да, вдруг ты ее кинул, а она некрасиво как-то упала!

Алина Астровская: Нет-нет. Мы изначально кидаем все по-честному, просто, знаете, там есть кадр сверху, кадр снизу, кадр сбоку. А так, конечно, это все по-честному. И в этом есть магия «Орел и Решка».


 

Александр Генерозов: Кому монеты потом достаются, которые вы подбрасываете? Что это за монеты?

Алина Астровская: Это по-разному. У нас такой смешной был случай. В Камбодже нет монет. Там только бумажные деньги. И мы идем на стартовую, все такие замороченные, читаем сценарий, еще что-то. Потом такие: подождите! Монетки нет! Что бросать! И у нас такой ступор! Подбросить карточку, договориться, какая сторона карты будет. Подбросить монету из прошлой страны. В общем, мы решили подбросить 100 долларов. Мы подбросили 100 долларов, и той стороной, которой они упали, решилась наша судьба.

Александр Генерозов: Жить богато, конечно, чего говорить, – мечта каждого. Но если просто шикануть – это одна история. А если шикануть на камеру так, чтобы показать это все красиво, мне кажется, это даже в чем-то сложнее, чем показать бедную жизнь. Нет?

Алина Астровская: Не знаю! (смеется) Давайте я вас сейчас заведу на яхту. Открою бутылочку шампанского. Мне кажется, радость будет неподдельная просто! (смеются) Если увидишь океан перед собой, что тут играть? Ты просто радуешься! Ты просто говоришь: «Это что, действительно со мной происходит?! Я вижу океан! Я на яхте! Ух, ты!» То есть, тут и играть-то нечего. Просто радуешься этому моменту. Мне говорят: вот как ты можешь видеть море, действительно в 500 раз, и удивляться ему? А как, ребят?

Мы так все делаем. Мы приезжаем к морю, и мы так счастливы, что мы видим не пробку перед глазами, а вот это море! Не знаю, то ли это из-за того, что я родилась в провинциальном городе, промышленном, где весь город, собственно, строился вокруг заводов, каких-то производств. И для меня теперь, не знаю, я удивляюсь всему – птичке авдотке, я удивляюсь закату, рассвету. Я удивляюсь каким-то необычным национальным костюмам. Я очень жадно отношусь к новой информации. Я всегда так жадно, я приезжаю в страну, мне кажется, я просто максимально использую то время, которое у меня есть, и мне даже жалко иногда уснуть, потому что столько всего интересного вокруг, надо как-то это все успеть.

И тем более, у нас очень мало времени, у нас всего лишь уикенд, несколько дней, и как за них вообще можно почувствовать что-то? Мы на максимуме. Разгоняешь себя, не даешь себе уйти в будни, потому что даже в этой работе это можно сделать – упасть в будни, вот в эту серость.

Александр Генерозов: Конечно.

Алина Астровская: Нет. Я начинаю докапываться, я начинаю сама в себе будить интерес.

Александр Генерозов: А правду говорят, что люди, которые живут на море, местные, они не купаются никогда в море, и они с удивлением смотрят на туристов, на съемочную группу «Орла и Решки», я подозреваю, которые лезут везде купаться. Есть такой момент?

Алина Астровская: Съемочная группа не всегда тоже успевает купаться. Но, действительно, это правда, что люди, особенно в азиатских странах, они могут жить возле океана и никогда за всю жизнь не искупаться в нем. Но по той причине, что многие из них считают, что именно в океане, в море живут темные силы – духи, демоны, что это очень нехорошо. Некоторые просто живут в другой части острова, и у них очень много дел, очень много работы. Они работают в поле, и у них нет такого файла даже, что можно пойти, покупаться в море. Зачем это нужно, когда столько дел? (смеется) Конечно, понять их очень сложно. Но я при любой возможности – холодное это море или теплое – я, конечно же...

Александр Генерозов: Прыг! Бултых!

Алина Астровская: Прыгаю просто с брызгами так, чтобы прямо ух! Хватило мне этих эмоций.

Александр Генерозов: Слушай, но ведь ты стала популярной и до «Орла и Решки», как музыкант, как певица. Тебе пришлось немножко отложить этот жанр?

Алина Астровская: Я очень открытый человек, и я считаю, что надо себя расковывать, надо себя отпускать. Надо танцевать, надо петь, не стесняться этого, даже если вам кажется, что вы... Сейчас такие проекты пошли, проект «Голос», все так красиво поют. Люди смотрят: «Все, я в караоке не пойду, я же так не смогу!» Все это чушь! Надо петь. Это очень расслабляет. Это дает нам заряд классных эмоций, поэтому при любой возможности я пою и танцую, и мне это очень нравится. Для этого мне не нужно ни накатить стопочку или какой-то горячительный напиток. Мне просто это очень нравится.

По поводу моей музыкальной карьеры. Она продолжается параллельно. Я что-то пишу, я работаю с разными артистами, я сонграйтер, я очень много лет этим занимаюсь в коллаборации с другими текстовиками. Мне это нравится. Музыка – это добротная часть моей жизни, мне кажется, половину моей жизни я занимаюсь музыкой. Конечно, «Решка» сейчас поглотила все – мою личную жизнь, мое творчество. «Решка» – это то, чему я отдаюсь, и по-другому не получится. По-другому просто на этом проекте не бывает.

Александр Генерозов: Такой шанс один раз в жизни дается, конечно. Твой соведущий Коля Серга, мне кажется, когда так близко работаешь, человеку достаются неизбежно какие-то эмоции. Когда с красивой девушкой работаешь, тебе прилетает неизбежно за то, что не выспалась. Страдает Коля?

Алина Астровская: Ой, Николай, вы знаете, мы знакомы с ним уже десять лет.

Александр Генерозов: То есть до «Орла и Решки» еще?

Алина Астровская: Да, мы были на украинской «Фабрике звезд 3» вместе с Костей Меладзе. Мы там с ним познакомились, мы и там с ним когда-то стояли бок о бок на сцене, он меня обошел в баттлах. И мы очень давно дружим, как та семейная пара, которая по взгляду может определить – подходить или не подходить, доброе утро или все-таки не очень доброе утро. Сейчас у меня партнер по программе Антон Зайцев. И это, конечно, абсолютная моя любовь. Знаете, я одна в семье дочка, у меня нет ни братьев, ни сестер. И наконец-то я нашла своего братика, того самого, которого мне недодали когда-то в жизни. Теперь он у меня есть. И этот партнер, конечно, все сложилось, звезды на небе, потому что мы смеемся с ним 24 на 7, и мне повезло. Кроме того, что мне повезло с проектом, мне повезло еще сейчас с партнером. Антоша Зайцев, привет тебе огромнейший!


 

Александр Генерозов: Больше фактов о нашей гостье узнаем в серии быстрых вопросов. Ответы всегда в любом формате. Твое первое путешествие в рамках «Орла и Решки» – куда и какая карта выпала? Какая сторона монеты выпала?

Алина Астровская: Страна была Болгария...

Александр Генерозов: Карта золотая была?

Алина Астровская: Я была по-бедному, но так как эмоции, конечно, зашкаливали, это было потрясающе. И Болгария мне показалась самой удивительной страной, в которой я была (смеется), потому что это была моя первая особенная страна с монеткой. И Коля был по-богатому, а я по-бедному. Но это такое посвящение было. Но, мне кажется, каждый должен начать именно так.

Александр Генерозов: Блин комом, еще говорят.

Алина Астровская: Да.

Александр Генерозов: Тебя долго путали с Региной Тодоренко. Это прошло?

Алина Астровская: Да, чего уж таить, и сейчас путают. Я иногда даже не разочаровываю людей, когда они подходят и говорят: «Ой, это вы!» Я такая: «Я». «Ой, Региночка!» И начинают меня обнимать. И что я скажу, что это не Региночка? Думаю: Боже, ну, пообнимаемся, пусть людям будет приятно.

Александр Генерозов: Талисманы возишь с собой какие-нибудь?

Алина Астровская: В моей сумке можно найти очень разные. Но, на самом деле, я любитель брать с собой какие-нибудь камни. У меня есть камни с Великой Китайской стены. Не кирпичи Великой Китайской стены, а именно камушки, которые рядом были. У меня есть пару камушков вулканических с вулкана Фудзияма, который я покорила. У меня есть какие-то такие. И один раз моя домработница наводила порядки дома, и она часть камушков, она подумала, что это мусор и выбросила. Я говорю: «А вы не знаете, где камни с Фудзиямы?» Она говорит: «Что? Мусор?» В общем, был такой конфуз, но ничего страшного.

Конечно, самое важное – это то, что мы возим из каких-то мест или стран внутри. И никакие фотографии не смогут передать ту атмосферу, энергетику. Поэтому смотрите в оба, не моргая. Запоминайте всё, что вы видите, чувствуете. Рассказывайте, делитесь этим с кем-то, потому что это самое-самое важное, что мы делаем в путешествиях.

Александр Генерозов: Предлагаю тебе такой вариант – рвануть куда-нибудь на машине времени.

Алина Астровская: Если это не касается моей жизни, а ворваться куда-нибудь, я очень жалею, что я не воспользовалась однажды знакомством с Гурченко. Люся народная. Я очень хотела бы вернуться во время, чтобы пообщаться с ней. С Фредди Меркьюри я бы с удовольствием выпила кофе и станцевала его безумные танцы. Вот такие путешествия – да, мне, наверное, хотелось бы куда-нибудь. Нырнуть к Юнгу и поговорить с ним о всей этой безумной психологии, которую я сейчас читаю и изучаю свои сны. Да, есть личности, которые меня очень поражают, и их биографии. Я читаю о них, и такие бы путешествия были бы уместны. А в будущее не хочу. Хочу сама его строить, а сейчас мне очень хорошо!

Александр Генерозов: Ведущие «Орла и Решки», мне кажется, вы все-таки, в первую очередь, актеры, как ты говорила. Да, нужно включить в себе кнопку, ба-бамс! И дождливый день, солнечный день всегда будет ослепительным. Актерство или нет?

Алина Астровская: Ой, конечно, с одной стороны – да. Но, с другой стороны, тут без человеческих эмоций не получится. Если тебе грустно, больно, ты все равно должен это показать, почему тебе грустно и больно. И если ливень перед тобой, ты будешь как дурак прыгать от счастья, то надо сказать: да почему ливень? Почему?! Когда я приехал в Мексику, на такой праздник ливень?! Это обидно.

Кто мы такие, ведущие «Решки»? Нам никогда не холодно, никогда не жарко, мы умеем не спать, умеем не есть, и мы умеем очень сильно это все любить. Мало кто замечает трудность этой профессии. Все думают: блин, это круто, они путешествуют, да еще и не за свой счет! Да, это все так. Но очень много еще есть моментов внутренних, когда мы не спим, когда, если нет возможности поесть, когда ты не можешь заболеть элементарно. Ты не можешь заболеть, потому что у тебя график пять дней, и люди ждут эти эфиры, и ты просто болеешь...

Александр Генерозов: Тем не менее, любой репортер знает проблему постороннего человека в кадре. Ты записал сюжет, а потом, раз, там какой-то маячит такой друг. Скажи, аборигены часто ли лезут в кадр? Местные жители? Это же просто манит показать себя на камеру – увижу, не увижу?

Алина Астровская: Бывает по-разному. В Гвинее, конечно, там не то, что на камеру, там на нас смотрели, потому что там белых людей практически нет, а тут четыре белых человека в центре города стоят. И мы просто...

Александр Генерозов: Съедобных!

Алина Астровская: (смеется) И мы так немножко напрягались. Я впервые ощущала такие эмоции, когда на тебя устремлены все глаза города. Просто все. Ты идешь и чувствуешь затылком, как на тебя смотрят. И люди, конечно, бесцеремонно подходят, вплоть до того, чтобы потыкать пальцем в камеру. Но мы это обыгрываем, это очень весело. Но иногда это входит в основную передачу, иногда это остается в виде «Неизданное», что мы выпускаем на канале YouTube. Это очень много смешных моментов.

Иногда наши туристы русские долго-долго смотрят в камеру, долго-долго, потом идут на сближение. И, такие, сначала стоят, что-то мозгуют, потом долго идут на сближение, уже подошли и такие: «Это вы? Ну, эти...!»

Александр Генерозов: Привет, Регина?

Алина Астровская: Да, типа, «Привет, Регина», или: «Ну, эти... Монетка вот эта, это вы?» И это тоже очень забавно и тепло, когда ты на другом конце планеты встречаешь своих людей.

Александр Генерозов: Европа Плюс, Алина Астровская. Как и обещал, открываем ее инстаграм. А там! Вот ты с широко раскрытыми руками приглашаешь хиромантов угадать будущее. А тебе в жизни или в путешествиях кто-то предугадывал твое будущее?

Алина Астровская: Ой, были люди, гадалки, цыганки, просто какие-то, знаете, прохожие, которым очень важно было сообщить мне про мое будущее. Да, мне говорили, что у меня будет трое детей, уже они должны быть. Где они? Дети, если вы меня слышите, найдите меня! Разное пророчили. Но ничего из этого не исполнялось. Вот именно такие пророчества, которые: «Дай погадаю, позолоти ручку!» Где-то в каком-то племени тоже раскидывали кости, что-то мне гадали. Из этого ничего не произошло.


 

Александр Генерозов: Четыре дня назад ты с безумными от счастья глазами на фоне водопада. Льющаяся вода – это самое крутое, что ты видела? Вот моря разные, океаны и вот этот водопад?

Алина Астровская: Это такой тяжелый вопрос, ответить, что самое крутое. Нет такого. Это по-разному всегда. Водопады, я никогда, ну, водопад и водопад. Мне всегда казалось это очень скучным. Особенно те, которые я видела, какая-то маленькая струйка на острове Бали, еще где-то. А эти водопады, водопады Игуасу, это правда, это то, что нужно поставить какой-то виш-лист себе, какие-то задачи. И в новом году загадывайте, ребята, ешьте эту салфетку, и пусть на ней будет тоже написано «Водопады Игуасу», потому что это такая мощь! И это все природа-мать!

Александр Генерозов: Переходим к следующим кадрам. Смотрю, ты в обнимочку с кенгуру практически. А мне рассказывали, что они опасные, что они могут и укусить, и задние лапы мощные, вот они на хвост опираются.

Алина Астровская: Все животные чувствуют энергетику. Животные чувствуют, что ты его не бить идешь, а дать вкусняшку, обнять, просто постоять рядом. И он тоже будет к тебе спокойно относиться.

Александр Генерозов: Даже комодский варан какой-нибудь?

Алина Астровская: Это не относится к крокодилам. К крокодилам – точно нет.

(смеются)


 

Александр Генерозов: Тридцатого августа. Ты сидишь на Великой Китайской стене. Не страшно? Ты вообще высоты не боишься после всего?

Алина Астровская: Ой, я очень боюсь высоты, но никому это в моем продакшне не интересно. Я уже несколько раз прыгала с парашютом, и каждый раз я говорю: «Мне очень страшно!» Они говорят: «Отлично! Иди!» По поводу Китайской стены. Это было очень волнительно, потому что это была первая передача сезона «Чудеса света», наше первое приключение. Мы ночевали на Великой Китайской стене, на этих кирпичах. Я почувствовала всё, что чувствовали люди столетия назад. И когда ты проникаешься этой атмосферой, ты там один находишься – это жутко страшно.

А наутро ты смотришь по сторонам, ты видишь эту желтую змею, которая уходит вдаль, эта Китайская стена, ты видишь эти горы, которые укрыты туманом, это солнце, невероятный рассвет. И что-то внутри тебя меняется. Ты меняешься, потому что после этой картинки невозможно приехать домой прежним. Как будто бы все проходит через тебя. Все эти люди, все эти страдания, какие-то тайны, которые никогда не будут известны нам, ни в одном учебнике. Мне кажется, нам удалось частичку передать, но я всем говорю о том, что надо ехать, пробовать, ощущать обязательно.



 

Александр Генерозов: Смотри, география сейчас – не самый популярный предмет в школе. Ты сейчас, как ведущая трэвел-шоу, тебе не кажется, что, может, ее неправильно преподают? Надо как-то более прикладно что ли?

Алина Астровская: Мне кажется, что любой предмет надо преподавать так, чтобы детям было интересно, разжигать у них интерес. И я помню свою учебу в школе. Но вот география-таки, во-первых, Галина Антоновна, потрясающая моя учительница, она, мне кажется, и подарила мне эту жажду к путешествиям. Кроме того, она всех заинтересовала в нашем классе тем, что у нее был стеклянный глаз, и иногда это нас интересовало даже больше, чем предмет. Но она рассказывала нам про какие-то страны, возможно, она даже рассказывала то, что никогда не видела. Она рассказывала нам про экватор, что там огромные цветы, там огромные бабочки, с размахом крыльев птицы.

Конечно, я побывала на экваторе и поняла, что там этого ничего нет. Но она нам так это тогда рассказывала сказочно, что, думаю: Господи, я все сделаю в жизни, но я на экватор попаду!

Александр Генерозов: А на экваторе хотя бы какая-то магия есть? Вот ты в центре планеты!

Алина Астровская: Конечно, магия есть. Конечно, от осознания того, что ты на этом шарике стоишь по центру, она есть. Конечно, да.

Александр Генерозов: В уходящем году обанкротилась компания «Томас Кук», это изобретатели туризма фактически. Что скажешь, теперь, как пропутешествовавшая всеми способами, классический туризм он останется где-то на задворках? Люди более смелыми становятся и сами все планируют?

Алина Астровская: Ой, такой вопрос интересный. Я очень надеюсь, что люди будут смелее, потому что некоторые очень боятся языкового барьера, – «я не знаю английский». Или некоторые боятся, что денег не хватит. На самом деле, можно все спланировать. Можно ехать без знания языка, зная какие-то азы – вход, выход, туалет, emergence, аптека. Нужно, действительно, с помощью интернета прямо писать свой маршрут, прописывать по пунктам, это залог вашего хорошего отдыха.

Не знаю, все-таки, если мы берем не только большие города, не мегаполисы, а области, глубинки, конечно же, классический туризм, он не умрет, будет all inclusive, будут пакетные туры. Они будут еще, мне кажется, десять лет, как минимум, точно будут. Но я за то, чтобы люди расширяли свою внутреннюю географию, осознание мира, и географию вокруг себя. И, конечно, я пропагандирую, чтобы все внуки и дети рассказывали своим бабушкам, дедушкам, родителям о том, как можно вообще путешествовать. Как можно беспрепятственно преодолевать эти границы, потому что у нас же все-таки это осталось: СССР, граница.

Александр Генерозов: Да.

Алина Астровская: Граница. Есть наш мир, а где-то там есть что-то, очень вообще непонятное, что-то очень неизведанное.

Александр Генерозов: Проехав много стран, скажи, где ты ощущала себя, как будто на Марсе?

Алина Астровская: О! Пейзажи, как на Марсе, есть в Перу. Действительно, там, знаете, такой стык пустыни и океана, невероятный. В Каракасе. У тебя есть ощущение, что ты высадился на какой-то другой планете. Вулканы Ява. Там вулканический песок, все покрыто этим песком графичным. Он такой черно-серебряный песок. И если поднимается какой-то ветер, ты идешь в такой дымке. У тебя сразу какие-то ассоциации с кино. И Перу, наверное, для меня вообще особенное место. Я очень люблю Перу. Там можно встретить все, в том числе, и Марс.

Александр Генерозов: Мы всех спрашиваем о рецепте счастья, но, мне кажется, тебя будет правильнее спросить парочку точек на карте, куда можно рвануть на новогодние праздники и почувствовать себя счастливым. Вот от Алины Астровской?

Алина Астровская: Именно на новогодние праздники?

Александр Генерозов: Ну, или вообще.

Алина Астровская: Я считаю, что на новогодние праздники лучше рвануть ко всем родственникам, правда. Мне их так не хватает. Конечно, Новый год там, где близкие. И неважно, где это находится, потому что вы можете включить «Орел и Решка» и отправиться с нами в любую страну. А так, чтобы молодежи, если посоветовать, куда рвануть, конечно, Европа, она к Рождеству и к Новому году надевает лучшие свои наряды, очень много разного entertainment.

Если позволяет кошелек побольше какое-то путешествие, можно рвануть в Нью-Йорк и, вообще, это будет совсем другая картинка. Там к Новому году тоже готовятся, и тоже очень интересно. А можно, вообще, поехать куда-нибудь в тепло, и тоже встретить там с елкой Новый год, потому что елка будет везде, поверьте мне, смотря, что вы хотите. Можно на Бали рвануть. Все очень любят это направление сейчас. Я люблю Голландию. Я люблю Мидделбург, хотя это очень не туристическое направление. Но мне нравится там. Там очень спокойно и хорошо.

В Новый год я желаю вам зарядиться хорошим настроением, быть там, где говорит ваше сердце, с близкими, или где-то в очень классном месте. И загадывать желания на следующий год на самые незабываемые путешествия.


 

Александр Генерозов: Алина, спасибо огромное. Все невероятно интересно, но как же мало часа для общения с такой девушкой!

Алина Астровская: Это правда!

Александр Генерозов: Приходи к нам еще, договорились?

Алина Астровская: Хорошо.

Александр Генерозов: Друзья, Алина Астровская, певица, трэвел-блогер и ведущая «Орла и Решки» провела воскресный вечер вместе с нами на Европе Плюс! Александр Генерозов, Week & Star, пока!

Алина Астровская: Люблю вас! Спасибо большое

AD