Интервью Week & Star c Сергеем Голомазовым

Весь мир — театр, и известный режиссер Сергей Голомазов знает об этом не понаслышке.

Заглянув в гости в студию шоу Week & Star, художественный руководитель Театра на Малой Бронной рассказал ведущему Александру Генерозову о последних театральных трендах, о своем премьерном спектакле «Салемские ведьмы» и о любви к Ларсу фон Триеру. 

W&S: Здравствуйте, Сергей, и привет всем кто с нами сейчас!

Сергей: Здравствуйте, здравствуйте!

W&S: Как проводите уикенд, места, пароли, явки?

Сергей:  Ой, у меня две «явки» - ГИТИС и Малая Бронная. Ну и поздно вечером – дома…


 

W&S: Весна – время, когда театральный сезон обычно заканчивается. Как оцените завершающийся 2016-2017?

Сергей: Да вы что, весна отличное время для премьер! Например, после пасхальных выходных Москва обязательно наполнится новыми названиями на афишах! Именно премьеры! А вот после первого мая уже бессмысленно что-то ставить новое, потому что все ломанутся на дачи, и смотреть их будет просто некому!

W&S: Татьяна Ярославль: «Добрый вечер, Сергей Анатольевич! Скажите, пожалуйста, сложно ли сейчас найти «своего» драматурга, и есть ли у вас любимчики?»

Сергей: Найти драматурга – это как найти вторую половину. Это такой процесс, требующий определённой работы. Любимый драматург? Русская и европейская классика, Чехов, Том Стоппард. В общем, много их!


 

W&S: И второй вопрос от неё же: «У Вас есть очень серьезные, психологические постановки, требующие колоссальных эмоциональных затрат как у актеров, так и у зрителя. И есть более легкая – комедия «Ревизор».  Я знаю, и те и другие любимы зрителем. А Вам что ближе? В каком жанре интереснее работать?»

Сергей: Ну я всё-таки человек немного склонный к депрессии, рефлексии, лёгкой печали в последнее время, поэтому, наверное, такие как «Кроличья Нора» мне близки. Я вообще тяготею к довольно-таки печальному осмыслению жизни, но при этом очень люблю хорошую музыку!

W&S: Вы ставите «Салемских Ведьм» Артура Миллера. Это довольно тяжёлая история, насколько я понимаю. Не оцениваете ли вы её как своеобразную «вакцину» для всех?

Сергей: Вакцина? Да, это, наверное, даже некоторый антибиотик для нашего сознания. Но в действительности это история именно про молодых людей, им ведь там от 14 до 18 лет, поэтому она про тех, кто нас слышит сейчас! Девушки постоянно находятся в поисках любви и смысла, вот и случились такие странности с ними. А всё остальное – уже наши взрослые проблемы. Да и история не такая уж и тяжёлая.

W&S: В «Ведьмах» играет Настя Самбурская. Для большинства она, в первую очередь, самая популярный Instagram-блогер, во вторую – актриса из «Универа», а в третью уже – актриса театра. Это не мешает ей работать?

Сергей: Я бы, кстати, посчитал бы наоборот – как театральная актриса в первую очередь, она ведь ГИТИС закончила, потом уже ТВ, ну и Instagram. Просто её так воспринимают, а у неё очень хорошее драматическое содержание.


 

W&S: Степан интересуется: «Приходилось ли вам в профессиональной деятельности переступать через свои принципы?»

Сергей: Да, конечно, жизнь режиссёрская, вообще, жизнь, которая предполагает руководство коллективом, состоит из постоянного поиска компромиссов. Никуда ты от этого не денешься. Если быть прямым как шпала, тебя сломают. Поэтому, чтобы разруливать конфликтные ситуации, приходится постоянно искать компромиссные решения, это нормально! Это – жизнь!

W&S: Про вас нельзя сказать, что с детства вы мечтали о театральной карьере, ведь сначала был институт электроники. Как в итоге оказались в гуманитарной сфере?

Сергей: Молодой был. Бунтовал, шлялся по кинотеатрам, так как ночных клубов тогда ещё не было. И где-то рядом с МИРЭА был кинотеатр «Звёздный», и на неделе французских фильмов я просто пропал. Сходил на пару фильмов и понял, что не тем занимаюсь. Поэтому и решил со своей профессией, под названием «космическая связь», закончить.

W&S: Это ведь надо такой решительностью обладать, чтобы взять и…

Сергей: Я бунтовал, мне ничего не нравилось: не нравился «совок», я сам, среда, которая меня окружает. В итоге добунтовался до театрального режиссёра.

W&S: Актёры известны как сложные, даже истеричные люди. По крайней мере, таков их образ в культуре. Командовать творческими людьми, каково это?

Сергей:Тяжело! Можно, конечно, всему научиться, главное психологически верно позиционировать себя. Если очень серьёзно относиться к тому, что происходит с художниками, которые тебя окружают, то можно сойти с ума. Причём ещё до обеда. Надо обладать терпимостью, терпением и даже милосердием.


 

W&S: Яна: «Я решила, что буду актрисой. Надо ли сразу выбрать что-то одно: театр или кинематограф? Может, важнее попасть на курс к хорошему педагогу?»

Сергей: Я думаю, что важно обрести сначала профессию и найти хорошего мастера. С фундамента начинается всё. Бывают, конечно, удачные творческие, чаще кино-карьеры без образования, но это исключение. Поэтому начинать надо со школы.

W&S: Игорь: «Когда вы набираете курс?»

Сергей: У меня сейчас третий, значит, в следующем году.


 

W&S: Время для блица, короткие вопросы, а ответы в любом формате, поехали! Первая постановка в качестве режиссёра: расскажи, что и как получилось? 

Сергей: Да! Петербург, Андрей Белый, театр Гоголя, Малая Сцена. Сколько мы за неё призов понаполучали!

W&S: Писать пьесы – не ваше?

Сергей: Писать – не моё, но я люблю редактировать автора!

W&S: Суфлёр с будкой и шёпото уже ушёл в прошлое? Как сейчас подсказывают текст?

Сергей: Суфлёр присутствует обязательно, особенно во время репетиционного процесса. Правда, он называется «помощник режиссёра», иногда работает и на спектакле.

W&S: Он в будке что ль сидит?

Сергей: Нет, ну какая будка! Наушники и микрофон.


 

W&S: Вот спектакль прошёл, вы, конечно же, оцениваете. Бывает такое, что и придраться не к чему?

Сергей: Нет, не бывает!

W&S: Элементы «дедовщины» присутствуют мягко и закамуфлировано в любом коллективе. Неужели и в театральном?

Сергей: Присутствуют!

W&S: В один день с вами, 3 апреля родились такие прекрасные люди как драматург, ваш театральный сосед, Марк Розовский, Эдди Мёрфи, Алек Болдуин, ректор МГУ Виктор Садовничий, Настя Заворотнюк и Валентин Дикуль! Кого позвали бы?

Сергей: Алека Болдуина, обязательно!

W&S: Театральный мир полон суеверий и примет. Неужели и для инженера, выпускника МИРЭА?

Сергей: Нууу, стараюсь не верить! Моложе был – верил, но я сделал удивительное открытие – приметы работают только тогда, когда в них веришь. Как только перестаёшь это делать, они и работать перестают. 

W&S: Рюмочка перед выходом на сцену допустима? Для снятия мандража?

Сергей: Зависит от природы человека! Кому-то разрушительно, а кому-то, наверное, и можно себе позволить. Но не больше!

W&S: Еда и напитки строго бутафорские?

Сергей: В основном да, но мы иногда бегаем в буфет, покупаем, так называемый, исходящий реквизит!


 

W&S: Не знаю, есть ли спектакли на тему машины времени, кроме «Ивана Васильевича» меняющего профессию, но мы предлагаем всем гостям спланировать своё необычное путешествие. Итак, место и время!

Сергей: Я думаю – Древний Рим, во времена Юлия Цезаря. Очень мне симпатичен этот период!

W&S: Спектакль «Кроличья Нора» – тоже драма, с тяжёлым и трагическим сюжетом. Как в драме легче раскрыть образ? Через боль и страдания?

Сергей: Наш театр не случайно называется «Драматический Театр на Малой Бронной», поэтому главная задача – говорить, соприкасаться к драме, раскрыть натуру. Но тут есть один замечательный механизм, который, как мне кажется, открыт великими математиками. Как действует драма на человека? Вроде бы должна пугать, ан нет. Знаете, как говорят математики, давайте представим себе, что счастья нет. И на фундаменте этого докажем прямо противоположное. Давайте предположим, что нам грустно, и на фундаменте этого докажем противоположное! Вот в этом заключается механизм драмы. Мы как бы рассказываем о чужом горе, и тем самым даём возможность человеку освободиться от своих страхов, комплексов и тревог. Еще древние греки открыли такой обратный закон замещения. 

W&S: Когда читаю театральные рецензии, я испытываю неловкость – столько скрытых смыслов, сложных образов. А вдруг я приду на спектакль и не уловлю их? Может, надо выбирать что-то простое? Классику?

Сергей: Не читайте с утра театральных рецензий. Вот честно говорю – я люблю качать хорошую музыку и смотреть хорошие фильмы. Я не читаю рецензентов, я читаю отзывы простых зрителей, они самые объективные. В математической и впечатленческой совокупности – они достаточно объективны. Вот, правда! А что касается выбора, я не верю в примитивного зрителя! Я думаю, что, если история рассказана талантливо, честно, искренне, она будет интересна абсолютно любому зрителю.


 

W&S: В общем, можно не бояться и идти на любой спектакль?

Сергей: Вообще ничего не надо бояться, особенно хорошего драматического искусства!

W&S: Ну, бояться можно потерянного времени и денег, например.

Сергей: Я думаю, в современном мире при наличии интернета, можно всегда «нарыть» объективной информации в достаточном количестве! Но не читайте при этом рецензии!

W&S: Маша беспокоится, не хулиганит ли Самбурская на репетициях?

Сергей: Ну что вы, актёры все хулиганят немножко, но она хорошо воспитана, она… нет, не хулиганит!

W&S: Сегодня 2 апреля – день распространения информации об аутизме. Я знаю, что ваш театр не остаётся в стороне. Что вы делаете?

Сергей: У нас на Малой Сцене идёт спектакль, который называется «Особые Люди». Драматург – Александр Игнашёв, вместе с моими учениками, собрали большое количество материала о проблемах семей, где есть дети-аутисты. Ездили в инклюзивный лагерь, записывали монологи, собирали материал в интернете. В итоге родилась такая пьеса, а потом родился такой удивительный спектакль, который, несмотря на всю сложность темы, оказался очень востребованным. Потому что проблема аутизма, проблема социального инакомыслия, психологического инакомыслия, отношения к людям, которые думают, живут, воспринимают иначе в этом мире, оказалась удивительно актуальной, удивительно живой и востребованной московским и российским зрителем. Оказалось, мы все немного аутисты! Оказалось, что нас всех немного не слышат, не понимают! Получился спектакль, который размышляет о проблемах аутизма, и буквально и в контексте наших внутренних психологических проблем! Мы играем его в главном зале, сейчас они в Воронеже. 

W&S: Вы не только режиссёр, но и педагог, профессор. Сейчас в ВУЗы приходит поколение людей, родившихся с интернетом вместо соски. Как вам молодые? Отличаются от предыдущих поколений?

Сергей: Отличаются! Я не думаю, что технологическое совершенствование гаджетов как-то принципиально влияет на психологию людей. Отличаются они, скорее, на уровне тех смыслов, с которыми приходят в институт. Раньше шли бунтари, шли за славой, за чем-то ещё. Сейчас идут за смыслами, идут за интересом. Сейчас они говорят, что идут «за приколом». Но за этим «приколом», как ни странно, стоит поиск каких-то очень больших смыслов! Попытка ответить на какие-то непростые, я бы сказал, «взрослые» вопросы.

W&S: Вы практически как адвокат этого поколения вступаете, потому что его не пнёт только ленивый. А как у них, кстати, с работоспособностью?

Сергей: Тут всё очень зависит от адвоката. Если правильно выстроить отношения, то с работоспособностью нет проблем. Работоспособность – воспитуемая вещь. А те, кто не хотят много и упорно работать, так и остаются на периферии. Такова жизнь!

W&S: Кто-то мечтает о Нобелевской Премии, а кто-то не сразу соглашается её принять! Боб Дилан получил-таки свою награду в номинации «литература», а обязательную лекцию, которую он не хотел читать в Стокгольме, записал и отправил на видео. Как думаете, почему Роберт так упорствовал?

Сергей: Может, это такая крайняя форма, социопатии? Это мне, кстати,тоже во многом свойственно. Ну не любит он таких общественных сборищ, и я его понимаю. 


 

W&S: На отремонтированном стадионе «Фишт» состоялась первая игра. 28 марта Сборная России и Бельгии сыграли товарищеский матч. 3:3, ничья. Футбол, как явление, интересует театралов вообще и вас в частности?

Сергей: Очень! Да ещё под кружку! Да ещё в хорошем пабе! Я очень люблю футбол, всегда болел за Спартак и обожаю хороший европейский футбол.  

W&S: Музыкальное видео британской группы Gorillaz на песню Saturnz Barz, снятое в формате 360 градусов, побило рекорд по количеству просмотров VR-клипов. А ведь недавно все говорили, что эта технология не будет иметь успеха. А есть ли в театре подобные эксперименты?

Сергей: Я думаю, что это дело времени! Хотя… В данном случае, мне кажется, театр ушёл дальше всех этих экспериментов, потому что, где только уже не играли: и в подвале, и в особняке, и на крыше, и в электричке, троллейбусе, на площади, в парке, традиционно на сцене! Ну что такое 360 градусов? Это арена цирка! Всё было!

W&S: Алик Иманов: "Как часто вы говорите «Не верю»!»"?

Сергей: Постоянно!

W&S: Оля: «Вы есть в соцсетях?»

Сергей: Facebook, ВКонтакте, без проблем найдёте! 

W&S: Много вопросов – где гастроли?

Сергей: Рига, Таллин, Италия, Флоренция, сейчас вот в Воронеже!


 

W&S: Понедельник близко, как его встретить легче?

Сергей: В театре, кстати, понедельник – традиционный выходной день!

W&S: Сергей, спасибо огромное за интересный разговор, желаю аншлагов, оваций и выходов «на бис» на каждой постановке, театр прекрасен и вечен! До встречи через неделю, пока!  

В гостях у Week & Star побывал Сергей Голомазов – художественный руководитель и режиссёр Театра на Малой Бронной. 

ФОТО: ВКонтакте

Загружается ...