Сергей Жигунов в Week&Star

Самый актуальный жанр кино сегодня сериал. Если ты, несмотря на Домашний Арест, заглядываешь в Черное Зеркало, чтобы позвонить Ди Каприо, ты наш человек! Блистательный актёр, а ещё продюсер и кинорежиссер Сергей Жигунов пришёл на Европу Плюс в шоу Week&Star! Читай интервью с ним прямо сейчас.

Александр Генерозов: На Европе Плюс легендарный актер, режиссер и продюсер, Заслуженный артист Российской Федерации Сергей Жигунов! Здравствуйте, Сергей, и привет всем-всем, кто с нами сейчас.

Сергей Жигунов: Здравствуйте.

Александр Генерозов: Начинается последняя неделя июня, и вокруг все начинают делиться на два лагеря, по признаку: уже был в отпуске и не заметил его, или пойду, может, в сентябре, а, может, и, вообще, не пойду. Вы к какой группе себя отнесете, давайте для затравочки спрошу?

Сергей Жигунов: Я подумал о том, что, действительно, лето. Да, люди куда-то ездят отдыхать (смеется). Может быть, во второй половине, где-нибудь ближе к сентябрю. Хотя если там чего-нибудь опять не начнется... Хотелось бы, конечно. Нет, я пока работаю.


 

Александр Генерозов: Все обсудим в течение ближайшего часа. Почему площадкой для фестиваля, который возглавляет Сергей, был избран именно Сахалин. Почему сериал занимает все больше кинопространства, и каков уровень наших отечественных сериалов в сравнении с самыми навороченными иностранными.

Александр Генерозов: Мечтал быть мушкетером, стал гардемарином всей России, и все-таки воплотил свою детскую мечту, потому что он снял потом-таки своих «Трех мушкетеров». Сергей Жигунов на Европе Плюс! О мушкетерах, конечно, интересно, но я хотел начать с самого актуального, потому что прямо сейчас буквально, на Сахалине стартует новый замечательный фестиваль, который называется не иначе, как «Утро Родины», и вы его возглавляете.

Спрошу так - почему Сахалин?

Сергей Жигунов: Сахалин это очень интересное место. Восточная граница нашей страны, которая, как известно, бескрайняя. Чтобы добраться туда, надо совершить какое-то волевое усилие. Коллеги мои, кинематографисты, которых мы приглашаем на наш фестиваль, в большинстве своем с восторгом реагируют на приглашение поехать на Сахалин. Мы все были в Твери, в Челябинске, но кто был на Сахалине? И это очень здорово и правильно такие крупные мероприятия культурные сдвигать, потому что здесь их очень много. Интерес к ним совершенно иной. Вы знаете, в Москве тебя за руки никто не хватает, когда ты идешь по улице. Чем дальше ты отъезжаешь, тем больше к тебе интерес, если правду говорить.

Правда, на Сахалине очень много всего происходит. Сахалинский зритель, он не то, что избалован, но он видел многое. Это называется децентрализация фестивального движения, если совсем-совсем умно. Мне нравится. Да, это единственный фестиваль в стране, в котором соревнуются телевизионные художественные фильмы.

Александр Генерозов: Его персонажи наполнены утонченностью и аристократичностью, и мы невольно воспринимаем галантный век через призму его экранных образов. Но сейчас у него замашка больше, потому что фестиваль сериалов, фестиваль телевизионных художественных фильмов, это гораздо круче. И называется он «Утро Родины», а гость наш Сергей Жигунов на Европе Плюс! Сергей, где можно познакомиться обычному человеку, обычному зрителю, который не поехал на Сахалин, с фильмами, которые у вас там экспонируются?

Сергей Жигунов: У нас у фестиваля «Утро Родины» есть Instagram, есть сайт, и есть очень интересное мероприятие, которое впервые в этом году мы пробуем. Мне любопытно до невозможности, как оно пройдет. Фестиваль делает шоу «Битва двух критиков», которое называется «Аутодафе», Москвитин и Горелов. Один за, один против. Модераторы этого дела Дима Дибров. И должны лететь клочья.


 

Александр Генерозов: То есть они выбирают какой-то конкретный фильм?

Сергей Жигунов: Нет. Идет показ фильма. Выступает съемочная группа, потом показывают две серии, полтора часа примерно. И после этого на сцену выходят три человека – два критика, которые, один, возможно, заступается за картину, второй нападает, и Дибров. В том числе, зрительный зал, который остается, во всем этом участвует. И, возможно, в зале будут создатели. Это может быть очень интересно.

Александр Генерозов: Вы это где-то планируете потом выложить?

Сергей Жигунов: Мы собираемся это показывать, да. Мы это монтируем в 10-12-минутную версию и собираемся выкладывать различными способами, в том числе, в интернете. Мне кажется, что вот это «Аутодафе» может стать серьезным хитом сезона.

Александр Генерозов: Каждый фестиваль, каждая премия имеет всегда какое-то материальное выражение, некий символ. Что получают победители на вашем фестивале?

Сергей Жигунов: Победители на нашем фестивале получают чудесную награду, которая называется «Фарфоровый лотос». Делает ее Владимир Каневский, известнейший, международного уровня, скульптор, который занимается фарфоровыми цветами. Он живет в Америке.

Александр Генерозов: Смотрите, как у вас интересно. Лотос это символ востока, и Дальний Восток. Это тонкий намек, да и не тонкий даже.

Сергей Жигунов: Нет, но это правильно. Это удивительно красивое произведение искусства, – розовый лотос, заключенный в несколько телевизионных рамок из золота, на подставке. И он их делает ровно такое количество, которое мы вручаем, их больше нет. Его работы есть в коллекции английской королевы, Ротшильдов и других влиятельных и сильных мира сего. Полтора года назад была в Эрмитаже его выставка. При жизни в Эрмитаже выставок не очень много у художников. Он просто выдающийся совершенно художник, и нам очень повезло, что он для нас делает эти призы. Они – произведение искусства.

Александр Генерозов: Яркое актерское дарование и участие в самых любимых кинолентах. Актер, режиссер и продюсер, а также президент фестиваля «Утро Родины» Сергей Жигунов на Европе Плюс! Давайте еще. Меня все-таки интересует локация фестиваля. Смотрите, человек прилетает на остров Сахалин. Я, может быть, когда-то и соберусь, не знаю, к вам на фестиваль...

Сергей Жигунов: Но почему нет?

Александр Генерозов: А что он видит в первую очередь? Это дожди, или это суровая природа, или вдруг внезапно оказывается какие-то субтропики?

Сергей Жигунов: Вы знаете, Сахалин зимой это яркое солнце, снег, прекрасные горнолыжные курорты рядом с отелем, и все бегут кататься на лыжах. Летом это зеленые сопки, это почти горы. На них растут какие-то другие растения, не похожие визуально на наши, потому что я сейчас был на подготовке, цвета яблоня. Как дуб, знаете? Вот такого размера, и она была вся белая. То есть я встал и не мог понять, что это такое, как это все может быть. Вот такой букет, этажа три, громадина. Я говорю: «А что на ней потом вырастет?» – «Вот такие маленькие яблочки будут».

Конечно, там есть необычности. На Сахалине это другое. Это другой воздух, и ты понимаешь, что ты находишься, извините, там, по-моему, 27 километров пролив Лаперуза до Хоккайдо. В хорошую погоду видно Японию.


Александр Генерозов: У фестиваля, я посмотрел, очень серьезное жюри, вот так, навскидку, – Ирина Горбачёва, Сидихин, Сигарев, это такие фамилии, мне кажется, это самый масштабный звездный десант, который когда-либо был на Сахалине. Как вы их всех туда собрали?

Сергей Жигунов: Собрали как-то. Сахалин вызывает интерес у многих. Вызывает интерес телевизионное кино. У нас серьезный фестиваль.

Александр Генерозов: Какие установки? То есть, это каждый судит, фактически, в меру собственного понимания?

Сергей Жигунов: Конечно, это люди яркие, индивидуальности, таланты, и чем индивидуальнее будет их мнение, тем правильнее будет решение жюри. Я думал, когда приглашал в жюри этих людей, думал о том, что они не найдут общего мнения так просто. И их позиции будут разниться, и мне это очень важно, потому что Владимир Валентинович Меньшов, например, который возглавляет жюри в качестве председателя, человек очень суровый.

Александр Генерозов: Решительный.

Сергей Жигунов: Он решительный, он талантливый режиссер. Но режиссер – это диктатор. И я все время думал о том, что председателю жюри кто-то должен противостоять, чтобы он не задавил собственным мнением всех остальных. Поэтому в жюри в этом году три режиссера, – Дима Иосифов, восходящая звезда телевизионного кино нашего, это вот «Екатерина».

Александр Генерозов: Это не он ли в свое время в телевизионном фильме «Буратино» снялся?

Сергей Жигунов: Да, он, в том числе. Но он стал блестящим режиссером.

Александр Генерозов: С таким стартом кем он еще мог быть!

Сергей Жигунов: Он мог быть артистом, и совершенно не факт, что он должен был быть режиссером. Он очень серьезный, очень чувствующий, очень точный режиссер, очень яркий. Мне кажется, что с очень большими перспективами. Он уже много сделал. Василий Сигарев, абсолютно авторский. Картины его удивительные. Он драматург очень крупный. И третий человек, это Лёша Кирющенко, автор сценария и режиссер всех трех сезонов сериала «Слуга народа».

Александр Генерозов: Его зовут Сергей Жигунов, он блистательный актер и режиссер. И он на Европе Плюс! Больше фактов о нашем госте узнаем в серии быстрых вопросов. Ответы всегда принимаю в любом формате. Вы умеете справляться с лошадью, вы умеете фехтовать. Какие еще не очевидные для человека XXI века навыки у вас в процессе актерской карьеры появились?

Сергей Жигунов: У меня были краткосрочные какие-то, знаете, меня обучали играть в гольф один раз. Не взяли, правда, в картину, которую готовили, но я понял, что это страшно тяжело. Моя рука болела, и, вообще, все болело.

Александр Генерозов: Да ладно?! Вроде такая спокойная с виду…

Сергей Жигунов: Все болело. Это очень сложно, и, да-да, я тоже растерялся, но это мне очень понравилось. Меня учили летать на параплане для фильма. Плавать один раз меня учили. Я с тех пор правильно плаваю, задевая как-то ухо большим пальцем, там как-то это надо было делать.

Александр Генерозов: А мушкетер, гардемарины, а кто в современном обществе, в современных структурах ближе всего по духу вот этим героям?

Сергей Жигунов: Сейчас ничего подобного нет.

Александр Генерозов: Вот я так и думал.

Сергей Жигунов: Стоит засветить кому-нибудь в ухо, и ты получишь два года за хулиганку. А персонажи, которые раздают тумаки налево и направо, и ничего им за это не бывает, конечно, вызывают зависть у сильной половины, видимо, и дрожь у слабой.

Александр Генерозов: Актер, режиссер и продюсер, – что из этого для вас лично самое сложное, вот в формате «не мое»?

Сергей Жигунов: Очень тяжело быть режиссером. Это колоссальный физический труд. Значительно тяжелее, чем быть артистом или продюсером. Артистом быть менее ответственно, но трудно. Продюсером быть очень ответственно.


 

Александр Генерозов: Термин «потерянное поколение» подарила нам в свое время Гертруда Стайн, и все последующие поколения его натягивали на себя, перетягивали, как подростки любят к себе слово «депрессия» примерять. Вы за свое поколение не готовы...

Сергей Жигунов: Сказать, что оно потерянное?

Александр Генерозов: Да.

Сергей Жигунов: Нет. Совсем нет. Я успел зацепить великий советский кинематограф, еще в полном его масштабе, когда это была машина, которая работала. Я еще застал аудиторию 250 млн зрителей. Поскольку мы были молодые, мы легко прошли переходный период и спокойно адаптировались уже в другой стране, поэтому, вряд ли мы потерянное поколение.

Александр Генерозов: Вы родились 2 января. Не было ли у вас обиды, что подарки на дни рождения совмещаются с новогодними?

Сергей Жигунов: Значительно тяжелее выглядит ситуация, потому что, 1 января, если говорить абсолютно объективно, это то, что наступает сразу, после Нового года, то есть в 12 часов ночи начинается 1 января. А 2 января, это не через два после Нового года, это на следующий день. Поэтому гости к тебе на день рождения, либо они приезжают с Нового года, и остаются, потому что они никуда не могут уйти, или не хотят, или как-нибудь еще. Но гости, которые отгуляли Новый год, а потом на следующий день встали и приехали к тебе на день рождения, таких людей физически не бывает. Это большая проблема, то есть, когда выпивать – на Новый год или на свой день  рождения? Это же два раза подряд, это невозможно.

Александр Генерозов: Гамлетовский вопрос, не меньше.

Сергей Жигунов: Да, быть или не быть, очень тяжелая ситуация.

Александр Генерозов: Мы всем нашим гостям предлагаем совершить небольшое путешествие на машине времени сугубо в ознакомительных целях. Куда бы вы рванули?

Сергей Жигунов: Хотел бы на Древнюю Грецию, на Италию периода Возрождения, но куда-то, где по голове не надают.

(Смеются).

Александр Генерозов: Мы любим кино, и все также стараемся не пропустить премьеру. Правда, все чаще это премьера нового сезона сериала. Будет ли реванш полного метра, и что самое трудное в съемке сериалов, – узнаем на Европе Плюс у нашего гостя Сергея Жигунова. Итак, смотрите, сам жанр сериала оттачивался последние десятилетия. Я все-таки думаю, почему это? Потому что появилась техническая возможность снимать так много и в таком развернутом формате?

Сергей Жигунов: Сериалы были давно. Сериалы появились на границе до после Второй мировой войны, вместе с появлением телевидения. Они, конечно, трансформировались, менялись, но серьезные сериалы уже существуют очень давно. Я в прошлом году делал ретроспективу спектаклей, которые как бы предтечи телесериалов. Тогда работали великие режиссеры – Любимов, Эфрос, потрясающие фильмы с колоссальными актерскими работами, прямо удивительный такой цикл был.

Сразу после стали появляться сериалы, наверно, где-то в конце 60-х – начале 70-х, – «Адъютант его превосходительства» потрясающая по качеству картина. На самом деле, они по технологии съемок ничем не отличались от производства художественного прокатного фильма. Длинный сценарий был. Серия была полтора часа, как прокатный фильм, каждая. Если их четыре было, – это четыре по полтора часа.

Дальше, это никак не трансформировалось, на мой взгляд. Мы сейчас производим быстрее, чтобы экономить деньги. От этого чуть-чуть теряем в качестве, потому что быстро и хорошо сложно совместить.

Александр Генерозов: Просто очень интересно. У нас, получается, фокус сместился, и нам стало интереснее смотреть в таком формате, не приходить в кино ради обычного полнометражного фильма, а смотреть?

Сергей Жигунов: Я думаю, что технически, да, было мало телевизоров когда-то. Телевизор был у соседа, мы к нему ходили смотреть.

Александр Генерозов: И картинка.

Сергей Жигунов: Картинка была ужасная. Конечно, ты приходил в кинотеатр, там был звук, там было цветно, там было высококачественно. То, что сейчас называется 4К это, собственно, проекция кинопленки 35 миллиметров на экран. Или около того, разрешение вот такое же. Сейчас эти 4К, в общем, стоят, конечно, денег. Ты сидишь дома, но у тебя прекрасный звук. Ты в любой момент сказал «стоп» и отошел попить чаю, вернулся, опять пошел смотреть дальше. Тише, громче, завтра, послезавтра. Четыре дня ты можешь смотреть. Это удобно.

Поход в кинотеатр это другое. Это некое таинство. Ты вместе с другими людьми, особенно, если полон зал, есть общая эмоция, которая на тебя действует. Ты испытываешь, как в театре, эмоциональный подъем. Люди заплакали вокруг, – ты заплакал тоже, хотя, вроде, не собирался. Если хороший фильм, вы все вместе испытали катарсис к финалу, и это прекрасно. Поэтому люди ходят в кино. Но качество звука и изображения уже можно получить дома, даже если покупать, а не тырить в интернете контент, то это существенно дешевле, чем билет в кинотеатр, в любом случае.

Александр Генерозов: От первых кадров братьев Люмьер, до артхаусных лент и технически навороченных элементов вселенных Marvel или DC, кино всегда было и остается с нами. А люди кино всегда интересны и находятся на острие интереса. Особенно, если такие люди, как сегодняшний наш гость, актер, режиссер и продюсер Сергей Жигунов! Здравствуйте, еще раз.

Сергей Жигунов: Здравствуйте.

Александр Генерозов: Смотрите, опять же про кино интересно. Фамилии режиссеров и продюсеров в сериалах, например, иностранных, они становятся все менее и менее интересны. Зато мы смотрим, кто делает – ага, HBO, или, предположим, тот же самый NetFlix, и уже вот это становится неким знаком качества, или подозрительной меткой. Не кажется ли вам, что в сериалах заодно и размывается немножко роль личности? То есть это более коллективный труд такой.

Сергей Жигунов: Съемочная группа выглядит точно так же, как в кинофильме. Ее состав численный и функциональный, точно такой же. Мы снимаем это. Но, если это сериал, специальный проект, крупнобюджетный, скажем, он снимается ровно так же, как кино. Если это сериал более простой, он снимается быстрее, я  об этом говорил. Там качество начинает падать. Но хороший режиссер, известный, скажем, режиссер,  не пойдет снимать низкобюджетный сериал. Поэтому для нас фамилия режиссера по-прежнему определяет качество картины.

Компании, о которых вы говорите, HBO, например, она принципиально уже давно дешевого не снимает, потому что дорогое живет долго, а дорогая вещь носится дольше на много лет. Ты делаешь дорогое, оно оправдывается в какой-то момент, и потом существует. Поэтому, лучше, с точки зрения не потока такого, а взгляда экономического, в том числе, в будущее, делать дорогие качественные вещи. Они делают дорого и качественно. И там, извините меня, кто только не снимает эти сериалы, в смысле, режиссеров.

Да, такие крупные компании, как HBO, уже сами по себе бренд, и там не обязательно в титрах читать, кто такой режиссер. Вообще, роль режиссера, не в авторском кино, падает в современном кинематографе.

Александр Генерозов: Ты стоишь на сцене и сжимаешь в руке заветную статуэтку. Мечта об актерской карьере, не только одна из самых популярных на нашей планете, но и одна из самых труднодостижимых. Сложно ли стать лучшим актером, и кто сейчас в кино востребован больше всего, попытаемся узнать у нашего гостя – актера, режиссера и продюсера Сергея Жигунова! Итак, смотрите, в кино актерам, понятно, повезло – не повезло, можно сказать. Но можно же работать в кино кем-то еще, и, во-первых, стоит ли оно того, если ты не знаешь этой профессии? Становиться, не знаю, в конце концов, осветителем.

Сергей Жигунов: Я, вообще, за то, чтобы учиться. Меня очень профанация раздражает, отсутствие навыков, когда человек говорит: я учился на биохимика, а сейчас я буду осветителем, или звукорежиссером. Почему? Это ужасно! Так нельзя! Если ты хочешь быть звукорежиссером, еще раз иди учиться, и будь хорошим звукорежиссером. Актером, конечно, есть люди одаренные невероятно.

Александр Генерозов: Понятно, тот же Евстигнеев, он из джаз-бэнда появился в свое время, ему, наверно, и учиться особо не надо было.

Сергей Жигунов: Нина Усатова, которая заканчивала. Есть люди с режиссерским образованием, все думают, что они артисты. Александр Филиппенко, еще кто-то, те, кто не имеют актерского образования, имеют только режиссерское. Так бывает. Валера Тодоровский заканчивал сценарный факультет, но он великолепный режиссер. Но это все равно смежные профессии. А когда ты совсем приходишь из КВН, скажем, да, ты, конечно, стоял на сцене и очень много умеешь в этом жанре, который теперь stand up начал называться, раньше он назывался студенческий театр миниатюр, СТМ. Часто какие-то сложные вещи ребята не могут совсем. Кажется, что легко быть артистом. Совсем нелегко. Это очень сложная профессия.

Но, еще раз говорю, есть крайне одаренные люди, которые от природы. Бывает поставленный от природы голос. Человек поет оперным голосом просто от рождения. Да, наверно, его можно шлифовать, что-то делать, но многие учатся и не могут так петь, а кто-то может. Это сложно, потому что это связано со способностями. А как они у человека появляются? Откуда они берутся? Понять нельзя.

Если мы говорим, что никто не пытается стать пилотом гражданского «Боинга» просто потому, что он раньше был художником-анималистом, а теперь он решил сесть и перевезти 350 человек в салоне. Также не бывает. «А чего мне учиться? Я же видел в кино, как это происходит. Где тут газ? Поехали!» Также никто не делает. Почему же можно делать все остальное? Давайте как-то без этого.

Александр Генерозов: Кино, сериалы и фестиваль на одной из самых восточных точек нашей страны. Актер, режиссер и президент фестиваля «Утро Родины», Заслуженный артист России Сергей Жигунов на Европе Плюс! Еще интересный момент – фестиваль проходит на востоке. И есть ли какой-то интерес со стороны близлежащих стран? Потому что, смотрите, рядом Китай, который, насколько я знаю, является одним из ключевых потребителей не русскоязычных наших сериалов. Про Японию мне гораздо сложнее понять, есть ли какой-то там интерес в нашей продукции.

Сергей Жигунов: Из того, что я знаю, Китай, действительно, испытывает интерес к нашему кино, и к нашему искусству, вообще. С большим интересом и удовольствием потребляет, в том числе, наши кинофильмы. Они периодически кто-то собирает серьезные деньги в китайском прокате. Это бывает.

Александр Генерозов: Не могу не спросить, вы, как президент фестиваля, который занимается художественными телевизионными фильмами, ожидать нам что-то от вас в этом жанре, как от режиссера, и что конкретно тогда?

Сергей Жигунов: Как от продюсера есть очень интересные проекты, которые в ближайшее время я планирую начать реализовывать. Я думаю, что если все будет нормально, мы скоро их увидим. Относительно скоро. У нас цикл производства полтора года примерно, быстрее не получается. Но в конкурсе есть картина, которую я делал, она называется «Динозавр». Это история про человека, который всю жизнь сидел в тюрьме, потом внезапно вышел. Это комедия криминальная. Жанр очень сложный, очень необычный. Там прекрасная актерская работа Андрея Сергеевича Смирнова, который, будучи человеком, глубоко интеллектуальным и художественным, сыграл уголовника, да еще в комедии. И, конечно, там есть забавные какие-то вещи, она мне нравится, эта картина. Она очень добрая. Совершенно разные у меня есть проекты сейчас, я над ними работаю. Написание сценария это сложная и очень интересная, но очень сложная часть работы над фильмом. Я думаю, что что-нибудь получится.

Александр Генерозов: Сергей, спасибо вам огромное. Час беседы с интересным человеком пролетает так незаметно, я хочу с вас взять обещание: приходите к нам еще!

Сергей Жигунов: Хорошо, спасибо большое.

Александр Генерозов: Друзья, Заслуженный артист России, актер, режиссер, продюсер и президент фестиваля «Утро Родины» Сергей Жигунов провел свой воскресный вечер вместе с нами на Европе Плюс!

Александр Генерозов, Week & Star, пока!

Сергей Жигунов: До свидания!

AD