ИНТЕРВЬЮ С ЛЮКОМ БЕССОНОМ

Итак, какие у вас симптомы?
Повышенная жизнерадостность и любовь к кино.
Это хорошо! Где вы так загорели?
На солнце.
Вы снимаете фильм. Вас ведет за собой история или как режиссер вы ведете за собой?
Всегда история
Вы всегда знаете, чем ваш фильм закончится?
Да, всегда.
Обязателен ли хеппи-энд?
Это всего лишь точка зрения. Когда говорят, что фильм заканчивается хорошо, это сугубо личное мнение. Например, половина считает, что Голубая бездна заканчивается хорошо, другая – что плохо.
А по вашему мнению?
Это сугубо моя точка зрения. Если бы я хотел быть более точным, то сказал бы об этом в фильме. Моей задачей было именно то, чтобы мнения разделились.
Когда вы смотрите уже готовый фильм, хочется что-нибудь переделать?
Когда?
Когда фильм уже вышел. Никаких сомнений?
Нет, если есть, то я лучше отложу выход фильма и все исправлю. Необходимо понимать, что фильм – это битва, а не война. Каждый раз фильм – это всего лишь попытка. Потом смотришь, пробуешь что-то другое в следующем: в этом мне не удалось что-то сказать, не страшно, скажу в следующем. Фильм – это не закрытая вещь. Я думаю, что моя работа станет интересной лет через 5-6. Когда можно будет посмотреть на протяжении 8, 9, 10 фильмов цвет, форму, движение, чистоту. И тогда уже можно будет, забыв  о всяком там прокате, сборах и всем том, что засоряет кинематограф, увидеть именно кино, как оно есть и сказать: Смотри Люк Бессон – смешной парень, потому что он немного такой, немного сякой. Именно это и интересно.
Такой-сякой… А как же стиль, присущий непосредственно режиссеру Люку Бессону?
О это чисто журналистская выдумка.
Ну мы в некотором роде журналисты.
Так это ваша проблема. Стиль вообще такая вещь. Мы его не придумываем, это вы его потом так называете. Мы ищем - это все, что мы делаем.
Вы все еще в поиске?
Да, да, безусловно.
Что вами движет? Что является вашим наркотиком?
А я люблю искать. Мне очень нравится встречаться, знакомиться с творцами, художниками, актерами, актрисами, молодыми режиссерами, архитекторами,  я достаточно любопытен. Исследователями, врачами. Меня очаровывает творческая составляющая каждой вещи. Меня восхищает увлеченность. Я месяц назад был в одном госпитале, где люди реально проводят научные исследования за небольшие деньги, в не очень хороших условиях. Но ими движет такая любовь, такая страсть, они просто рвут мозги на части. Это впечатляет. Я восхищаюсь подобными вещами.
Что вас заставляет смеяться?
Я думаю, что смех всегда связан с определенным моментом. Бывают моменты, когда мы открыты и податливы, создается благодатная почва для смеха, и все, что угодно, заставляет вас смеяться.
А плакать?
Муха, которая бьется в окно, может смешить меня в течение 10 минут. А иногда мне совсем даже и не смешно. Я могу  плакать и причитать: Бедная муха, как она вернется домой, ее семья будет волноваться. Так что одно и то же действие может заставлять и смеяться, и плакать.

besson02.jpg

Вы следуете кинематографической моде, в монтаже, постановке кадра, да и моде вообще?
Нет, это меня уже не касается. А теперь немного игры в претензию: по-моему, наоборот, это мода следует за мной.
Так тем лучше.
Правда-правда. Например, после Голубой бездны я видел большое количество молодых людей с очень короткими стрижками, после Подземки многие постриглись ежиком и покрасились в белый, после 5 элемента детей стали называть Лилу.
А после Ангела-А?
Он только вышел.
Понятно, но что хотелось бы увидеть?
Мне все равно. Я считаю фильм щедрым даром. Фильм – это что-то мирное. Это всего лишь маленькая вещь, которую даришь кому-то, не заставляя и не обязывая. Это всегда добро, как приглашение к столу. Даже если не все понравилось, тем не менее, это всегда приятно. Может понравиться салат, не понравиться основное блюдо, но это, все равно, всегда приятно.
Атмосфера?
Ну да, и сам факт приглашения.
Когда вы делаете фильм, вы думаете о том, кто конкретно будет его смотреть?
Нет.
Ну не для себя же?
Для себя, но для себя-зрителя. Я делаю те фильмы, которые мне как зрителю хотелось бы посмотреть. Т.е заплатить несколько евро и пойти посмотреть.
А вы какой зритель?
Как все. Бывают моменты, когда я хочу смотреть Тарковского, а на следующий день – Уолта Диснея.Потому, что я совершенно другой человек сегодня. Мы никогда не бываем одинаковыми. В этом прелесть разнообразия кинематографа: иногда хочется закопаться в какую-нибудь страшную серьезку, а иногда полно геморроев, машину плохо припарковал, не можешь даже вспомнить, где. И тогда нужно позволить себе посмеяться, настоящий смех, который расслабит мышцы лица. Приступ смеха в кино – это гениально. Вспоминаю свои приступы над фильмами Де Фюнесса. Просто счастье, когда я их вызываю в памяти.
На необитаемый остров какой фильм возьмете?
Это единственное место, куда фильм не надо брать.
Отличный ответ!
На необитаемом острове кинематографа ни в коем случае не должно быть! Кино – это антистресс, фильмы – антитела. Артисты ловят в воздухе дух времени, выхватывают страдания людей и переписывают их на свой манер, в смехе или слезах. Мы шансонье, мы рассказываем маленькие истории нашего времени, когда делаем фильмы. Мы переписываем людские несчастья или смех. Кино - это противоядие, аспирин. Помогает в течение 2 часов. У нас никогда не было претензии вылечить болезни века, но время от времени это прочищает голову.
А панацею можно создать?
Нет. Знаете, это всегда наводит на какие-то размышления. Особенно с опытом. Я видел на своих фильмах 12-летнюю  девочку в Норвегии, а через неделю 70-летнего мужчину в Японии. Они смотрят один и тот же фильм. И они возьмут из него то, что захотят взять. И это хорошо в кино. Потому что фильм, по большому счету, не имеет национальности. Это как свобода в Интернете. Это невозможно понять. Это происходит. Непонятно как, непонятно, в течение какого времени в фильме. Люди могут скучать на фильме в течение часа, а потом получить за 4 минуты по полной программе во время одной сцены. И не обязательно, что одна и та же сцена произведет на другого такое же впечатление. Поэтому я и говорю, что это предложение. Это то, что мы дарим людям. Если это принесет немного счастья, веселья, ума или сопричастности, тем лучше.

besson01.jpg

Это продуманное или прочувствованное?
Это не «продуманное ИЛИ прочувствованное». Это прочувствованное. Это апеллирует только к чувствам. Возьмите Моцарта, поставьте его ребенку из далекой страны, который никогда в жизни не слышал классическую музыку. Наверное, не каждый отреагирует, но точно будет тот, у кого мурашки пойдут по коже.
Т.е это магия?
Да. Во время съемок «Голубой бездны» я развлекался тем, что опускал в воду гидрафон, чтобы составить хит-парад предпочтений дельфинов. Мы запускали музыку и смотрели, на что они лучше всего реагируют. Я не шучу. И явным лидером, когда дельфины реально собирались и слушали, была Волшебная флейта Моцарта.
А худшая?
Майкл Джексон. Они просто разбегались.
Вы делали музыкальный клипы? Почему больше не делаете? Вам не интересно, нет достойных песен?
Да два или три. Нет, не почему я больше не делаю, а почему я сделал их так мало.
Хорошо, почему так мало?
Это не моя специфика, это не моя длинна. Сегодня клип длится 3-4 минуты. Режиссеры, это кстати , хорошая тренировка для начинающих, говорят: у нас 2 – 3 плана, снимаем, снимаем, потом при монтаже разберемся. Я же рассказываю истории. Я всегда рассказываю истории. И если у меня есть 3 минуты, я должен рассказать историю, иначе у меня ничего не выйдет. Я считаю себя рассказчиком. И если все не начинается с «Однажды…», я не знаю, что сказать.
А ваш формат это сколько? Сама история диктует?
Да, но мне комфортнее час – полтора, чем 3 минуты.
Как вам Москва?
Я не первый раз здесь. Мне очень нравится сюда приезжать. Часто, когда бываешь где-то раз в 2-3 года, смотришь, как потихонечку все развивается, потихонечку меняется менталитет, это чувствуется, и это приятно. Чувствуешь народ, который меняется, который себя уважает, и это приятно. Меньше переживаний, меньше страха.
Перемены к лучшему.
Конечно, к лучшему.
AD